Форум » Великая Отечественная. Битвы и сражения » Приграничное сражение Северо-Западного фронта. » Ответить

Приграничное сражение Северо-Западного фронта.

прибалт: Есть предложение собирать в эту тему материалы и ссылки по данной теме.

Ответов - 223, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 All

прибалт: Начну я. Вот такая карта У кого какое мнение, может что поправить или добавить?

Елисеенко Алексей: Жанис Грива НА ПОДСТУПАХ К ТАЛЛИНУ Военный ураган ворвался в Ригу уже в первые дни войны. С пением боевых песен шагали по улицам колонны рабочей гвардии и комсомольцев. Ригу бомбили, но город готовился к защите. Гитлеровская армия железной лавиной стреми¬тельно приближалась к границам Советской Латвии, и не могло быть ни малейшего сомнения в том, что очень скоро она подойдет к Риге. После гражданской войны в Испании и двухлетнего заклю¬чения в концентрационных лагерях Франции мы, бывшие бойцы интернациональных бригад, недавно вернувшиеся на родину, были заняты мирным трудом. В то время я работал в редакции газеты «Яунайс Комунарс» («Молодой коммунар») заведующим школьным отделом, мои товарищи тоже занялись каждый своим делом. Война не явилась для нас неожиданно¬стью, так как мы закалились в боях с испанскими фашистами. В Западной Европе, через которую мы возвращались домой, тоже пахло порохом. Поражало только стремительное продви¬жение гитлеровцев. Я, как газетчик, был информирован о первых сражениях и нашем тяжелом положении на фронтах. Ничто не могло удержать меня, и с первого дня войны я стал искать свое место в великой битве. Так же поступили все мои боевые товарищи по Испании. Другого пути у нас не было и не могло быть. Газету «Яунайс Комунарс» (редактор Альберт Миезис) издавал Центральный Комитет Ленинского Коммунистического Союза Молодежи Латвии, первым секретарем которого в то время был Эдуард Либерт. После краткого телефонного разго¬вора с ним, когда стало известно, что гитлеровцы в районе Риги сбросили парашютистов, я уже вечером того же дня помогал работникам комсомола организовать охрану Цент¬рального Комитета. Так прошло двое суток. Днем я находился в редакции, вы¬полняя свои непосредственные обязанности, а по ночам, воору¬жившись винтовками, мы охраняли здание ЦК-Утром 25 июня мне позвонили из ЦК КП Латвии и срочно вызвали к первому секретарю ЦК т. Калнберзиню. Вскоре в зале заседаний бюро ЦК собралась часть бывших участни¬ков борьбы за свободу Испании — Фрицис Пуце, Георг Бро-зинь, Карлис Розенберг, Янис Беникис, Янис Палкавниек, Аль¬берт Спалан, Беньямин Кур, Волдемар Бржовский, Эдуард Упеслея, я и другие. Товарищ Калнберзинь охарактеризовал трудное положение на фронте и от имени ЦК призвал нас, бывших участников войны в Испании, помочь в организации и обучении батальонов Рижской рабочей гвардии, чтобы они смогли дать отпор врагу. Там же на месте нас разделили на группы по районам города, и из здания ЦК группами по шесть человек мы направились в исполнительные комитеты указан¬ных нам районов. Мне вместе с Беникисом, Липкиным, Гуреви-чем, Пермандом и М'арковниковым следовало явиться в исполнительный комитет Кировского района, где мы получили пис¬толеты и назначение в 3-й батальон Рижской рабочей гвардии. Третий истребительный батальон Рижской гвардии начал формироваться уже 23 и 24 июня из 3-го, 7-го, 8-го и 11-го (ВЭФ) батальонов рабочей гвардии. Штаб-квартира этого ба¬тальона находилась в клубе завода ВЭФ на улице Бривибас. Возглавлял его председатель местного комитета профсоюза Вейсенфелд — активный и неутомимый человек. В 1943 году он погиб под Старой Руссой. Однако к моменту нашего прибытия истребительный ба¬тальон фактически еще не был сформирован. Бойцы не взяты на учет, не распределены по ротам, взводам и отделениям, не вооружены. Гвардейцы находились в разных местах: стояли на посту у различных объектов в Риге, в окрестностях города, на фабриках. Никто по-настоящему не знал, с чего начать, что делать. Группа испанских борцов, имевшая боевой опыт, а некоторые и военное образование, во главе с командиром батальона Фридрихом Вейсенфелдом в ночь с 25 на 26 июня составила полный список батальона, назначила командный состав и раз¬делила батальон на роты, взводы и отделения. Заместителем командира батальона назначили меня, начальником штаба — Яниса Беникиса, а командиров рот подобрали из самих гвар¬дейцев. В каждую роту направили политрука: в 7-ю роту — Арона Липкина, в 8-ю — Михаила Марковникова, в 9-ю — Хаима Перманда. Они и закончили формирование рот. Утром 26 июня майор Народного комиссариата внутренних дел Шле-ховой, которому подчинялись батальоны гвардейцев, выделил для работы в штабе батальона, а также помощниками коман¬диров рот 9 младших лейтенантов Красной Армии. Вечером 26 июня мы получили оружие — винтовки, пат¬роны, ручные гранаты и автоматы. Оружие было разных сис¬тем и устаревшее. Мы стали его распределять, чистить, зна¬комились с ним. Получение оружия заметно приподняло настроение гвардейцев: молодежь, собравшись группами, чис¬тила до блеска свои винтовки, оживленно разговаривая, а по¬жилые рабочие серьезно и деловито терли штыки, проверяли работу механизмов. Той же ночью был сформирован и сани¬тарный взвод батальона. Теперь мы стали организованной вооруженной частью. Но остро чувствовалось незнание тактики, материальной части оружия, отсутствие строевой подготовки. Вся ночь на 27 июня прошла в лихорадочной работе. Гвар¬дейцы учились обращаться с оружием, особенно с гранатами и автоматами, так как среди нас было мало таких, кто хорошо умел ими пользоваться. Ночью на улицы в районе располо¬жения нашего батальона были высланы усиленные патрули. В городе было тихо, лишь со стороны Старой Риги изредка до¬носились отдельные выстрелы. 27 июня в 9.00 батальон получил приказ направить 7-ю роту в Кокнесе для охраны переправы и прилегающей к ней местности. Короткий сигнал тревоги, и гвардейцы уже сидят в транспортных машинах. Жены, дети и даже незнакомые люди провожают нас с цветами. В 12.30 был отдан новый приказ — остальным ротам (8-й и 9-й) обеспечить охрану переправы у Икшкиле и моста Ке-гумской электростанции. Получено задание проверять бежен¬цев, а отставшие от своих частей отряды Красной Армии до¬ставлять на распределительные пункты. Часть этих рот отпра¬вилась в путь на машинах, остальные — пешком, высылая впе¬ред патрульных, чтобы предупредить возможные провокации диверсантов. К 16.00 все роты прибыли по месту назначения. 8-я рота расположилась у Икшкильской переправы, а 9-я и 1-й взвод 7-й роты остаются в резерве на стыке дорог Рига— Даугавпилс и переправа — станция Икшкиле. 1-й взвод 9-й роты охраняет станцию Икшкиле, в районе которой орудуют диверсанты. В ходе дальнейших боев обе роты влились во 2-й Латышский стрелковый полк. 28 и 29 июня связи с Ригой нет. Вечером 29 июня командир батальона Вейсенфелд уезжает в Ригу, чтобы установить связь и получить дальнейшие указания. Это ему удается, хотя на улицах Риги уже завязывалась перестрелка с диверсан¬тами. Ночью к нам присоединяются новые группы гвардейцев, которые оставались на предприятиях и на постах. 30 июня фашистские бомбардировщики усиленно бомбят местность. На шоссе Рига—Даугавпилс большое оживление — в направлении Даугавпилса движутся артиллерия, танки и ав¬томашины с войсками. Оживленно и на левом берегу Дау¬гавы — за Икшкильской переправой собираются армейские части, которым противник отрезал путь к Риге. Гвардейцы по¬могают установить армейские машины на паром и перепра¬вить через реку наши воинские подразделения. 8-я и 9-я роты занимают позиции по обе стороны переправы и готовятся к ее защите. На берегу у развалин церкви уста¬новлена артиллерия. Около 10.00 движение войск приостановлено. Конные патрули не пропускают к Риге никакой транспорт. Батареи поки¬дают берег Даугавы. Штаб батальона остается без связи. Нет связи и с 7-й ротой," отправленной в Кегумс и Кокнеее. Около 12.00 получаем приказ штаба батальона отозвать роты с пози¬ций и готовиться в путь. Направляемся к Сунтажи, но с предосторожностью, далеко вперед выдвигая авангард, так как обстановка весьма неясна. Продвижению мешают массированные налеты вражеской авиации, которые на протяжении дня повторяются почти не¬прерывно. Поздно вечером мы добрались до Сунтажи, где рас¬ставляем охранные посты и располагаемся на отдых. На следующий день в Сунтажском парке обучаем гвардейцев обращению с винтовками и гранатами. Возник проект раз¬добыть красноармейскую форменную одежду, быстро провести обучение и присоединиться к регулярным воинским частям. 2 июля одна из машин, отправленная в Мадону, уже не вернулась. Около 4 часов нам стало известно, что враг пере¬крыл Мадонскую дорогу и свободной осталась дорога только на Сигулду. Вновь пешком отправляемся в путь. Вечером мы подходим к Сигулде и располагаемся в лесу недалеко от стан¬ции. Связь с майором Шлеховым давно прервана. Поэтому мы действуем по указаниям коменданта Сигулды. Ночью в город прибывают и присоединяются к 3-му баталь¬ону несколько гвардейцев из 2-го батальона, который сражался в Риге у мостов через Даугаву. Среди прибывших — времен¬ный командир 2-го батальона Владимир Иванов. Аугуст Жунис, командир Первого латышского стрел¬кового полка, погиб в июле 1941 года 3 июля около полудня батальон на автомашинах направляется в Це-снс, так как получен приказ об от¬ступлении. Комендант Сигулды сооб¬щает, что немецкие танки находятся в 25 км от Сигулды. Вечером мы в Цесисе и направляемся дальше в Валмиеру. Здесь мы узнаем, что часть во главе с начальником штаба Янисом Беникисом и младшим лей¬тенантом Андреем Гороховым про¬ехала в Валку, так как поезд из-за бомбежки в Валмиере не остано¬вился. 3 июля поздно вечером батальон прибыл в Валмиеру и разместился в школе глухонемых. В помещении Валмиерского экономического техникума2 рас¬положилась только что сформированная отдельная комсомольская рота, которой командовал инструктор ЦК ЛКСМ по делам физкультуры Арвид Рендениек. 4 июля 3-й батальон переходит в распоряжение майора Народного комиссариата внутренних дел; подчиненные ему части также находятся в Валмиере. Из школы глухонемых батальон перемещают в помещение Валмиерского мясокомби¬ ната недалеко от станции. Здесь собираются и другие подразделения гвардейцев: части пожарной охраны Бауского уезда, городов Елгавы и Цесиса. 3-й батальон пополняется и переформировывается. Командиром батальона остается Фридрих Вейсенфелд, ко¬миссар — Жанис Шмит, начальник штаба — Аугуст Набров-ский, адъютант — Эрнест Апог. 7-я рота и часть 8-й роты, оставшиеся для охраны в Кокнесе и в Кегумсе, еще не присоединились к батальону, и их местонахождение неизвестно. После переформирования батальон занимает рубежи на берегу Гауи, развернувшись фронтом к станции. Враг наступал со стороны Цесиса. Саперы взорвали железнодорожный мост, а деревянный мост подожгли. В ночь на 5 июля мы оставили Валмиеру и направились в Валку. В Валмиере регулярной армии уже нет. Вместе с 3-м батальоном Валмиеру оставила и комсомольская рота, зани¬мавшая позиции по берегу Гауи. Утром 5 июля прибываем в Валку. Пылают бензобаки, кое-где раздаются редкие выстрелы. Всюду, где появляются наши вооруженные отряды, стрельба затихает. Здесь, видимо, орудуют мелкие группы диверсантов, которые пока не рискуют вступить в открытый бой. Неподалеку от города в молодом леске на берегу речушки собралось несколько подразделений под командованием Аугу-ста Пупы из Академии художеств, Карлиса Васкиса, а также более крупное подразделение работников милиции и советских органов из Тукумса под руководством Аугуста Жуниса. После полудня все эти подразделения по распоряжению Деглава от¬правляются в Эргеме. Получены сведения, что местные айз-сарги захватили там власть в свои руки. Нам приказано ночью перейти эстонскую границу и на следующее утро собраться в городке Нуйя. В пути то и дело завязывается перестрелка; противник, не вступая в бой, удирает. Когда мы прибыли в Эргеме, все айзсарги успели попрятаться по лесам. Наши разведчики наткнулись в лесу на большую группу бандитов. Те пустились наутек, побросав снятые во время отдыха сапоги и дымящиеся котлы с супом. К вечеру все бойцы из Эргеме по лесной тропинке поход¬ным порядком двинулись в Тагеперу и дальше в Нуйя, к быв¬шей латвийско-эстонской границе. Мост через реку Элме был разобран. Форсировав реку, после короткой перестрелки мы вошли в Эстонию, послав вперед сильную группу разведчиков. Дорога завалена огромными деревьями, чтобы помешать про¬движению отступающих воинских частей. Это, несомненно, дело рук скрывающихся кайтселитов1. Вскоре мы действи¬тельно обнаружили несколько групп кайтселитов, которые после первых же выстрелов скрылись в лесной чаще. Утром 8 июля мы остановились на молочном заводе, недалеко от Нуйя. Либерт зачитал перед строем приказ о создании Первого латышского стрелкового полка. Бойцы с восторгом восприняли этот приказ. Теперь мы стали полком,, хотя батальоны и роты еще не были полностью сформированы. Тем не менее у нас уже есть командир полка — энергичный Аугуст Жунис из

Елисеенко Алексей: Пардон за качество, не времени вре выправлять.

прибалт: Участок прикрытия 11 СК в ночь на 22 июня 41 Есть у кого что добавить?

IAM: Может места дислокации на схеме лучше показывать как 42-й УР и 10-й СК, а не белыми пятнами.

прибалт: Я и хочу определится, как лучше. А что, так не видно?

IAM: прибалт пишет: А что, так не видно? Белые овалы как то не очень воспринимаются.

прибалт: Полоса прикрытия 16 СК в ночь на 22 июня Вопрос традиционный - что добавить или изменить?

MagnuS: Жанис Грива НА ПОДСТУПАХ К ТАЛЛИНУ Зря времени тратите! Его мемуары не годны для научной работы! Из них аж 1/5 отсутствует. Луче сходит в архив... MagnuS

OFS: В эстонский?

MagnuS: Зачем? В Ригу надо...

Pav.R.: "Из них аж 1/5 отсутствует. Луче сходит в архив... " Жанис Грива - архив писателя находится у родных,а о боях в Эстонии и в 1918/19 и 1941 году в архиве и публикациях многого и нет. К примеру Žubīte Krišjānis ротный 7-го латышского стрелкового полка награжденный орденом Красного знамени за разгром группы белоэстонцев в феврале 1919 года в Virkenmiuža c захватом 64 раненных в плен и удачное нападение на эстонский же " Бронепоезд " в марте 1919 года ( правда он был блиндирован мешками с песком) но тут количество пленных эстонцев составило почти 200(197) человек. Но так как война была гражданской то во втором случае они были переданы для решения судьбы эстонцам же но красным ( во главе с начальником милиции города Тарту,а тот отделил от них студентов -добровольцев из Тартусского коммерческого училища ...) А в 1941 году он вторично отступал через Эстонию уже в качестве комиссара Елгавского батальона рабочей гвардии. И благополучно пережив все войны был уволен на персональную пенсию с должности заместителя директора Института истории партии по архивам в 1959 году в возрасте 65 лет. А по Таллинскому переходу фонд по Латв.пароходству (латв.судам в переходе)находится в Музее Риги и Мореходства. А к слову эстонский фильм о Георге Отсе (художественный) вроде прошлого года посмотрел с удовольствием /там есть и достоверные с моей точки зрения /эпизоды Таллинского перехода. С уважением к Вашему мнению.

прибалт: Содержание работы вижу следующим. Содержание Вступление Глава 1. Состав войск округа и состояние передового района прибалтийского театра военных действий Управления общевойсковых объединений и соединений (корпус) округа, их командные пункты и состояние связи Основные боевые соединения и части сухопутных войск Военно-Воздушные силы округа, аэродромное строительство и реформа системы тыла ВВС Части боевого обеспечения, состояние местной системы ПВО Инженерные, строительные войска, физико-географическая характеристика передового района Прибалтийского ТВД и его инженерное оборудование Состояние тылового обеспечения Войска других наркоматов, находящиеся на территории округа Характеристика населения и населенных пунктов ЛитССР Глава 2. Подготовка к войне Германии. Германская теория наступательных операций. Планирование начальной операции против советских войск в Прибалтике. Разведывательные данные о составе советской группировки. Развертывание группировок войск группы армий «Север» и 3-й танковой группы в составе группы армий «Центр» Германии (боевой и численный состав). Глава 3. Подготовка к войне СССР. Советская теория начального периода войны. Планирование оперативного и мобилизационного развертывания войск округа. Разведывательные данные о составе германской группировки. Планируемая группировка войск будущего Северо-Западного фронта (боевой и численный состав). Глава 4. Проведение мероприятий в округе, сокращающих сроки приведения войск в боевую готовность накануне войны. События в округе 1 – 14 июня 1941 года, планирование действий войск округа в начальный период войны (шестая волна формирований и переформирований) События в округе 15 – 20 июня 1941 года, подготовка к проведению учебных сборов военнослужащих запаса События в округе 21 июня и в ночь на 22 июня 1941 года, дислокация основных соединений и частей округа по состоянию на ночь с 21 на 22 июня 1941 года Глава 5. 22 июня 1941 года. Начало Пограничного сражения. В Полевом Управлении фронта. Действия 27-й армии Действия 8-й армии Действия 11-й армии Действия ВВС фронта Действия КБФ Глава 6. 23 – 24 июня 1941 года. Контрудар 3-го и 12-го механизированных корпусов. В Полевом Управлении фронта. Действия 27-й армии Действия 8-й армии Действия 11-й армии Действия ВВС фронта Действия КБФ Глава 7. 25 июня 1941 г. Неудача контрудара и начало отступления на рубеж реки Даугава (Западная Двина). В Полевом Управлении фронта. Действия 27-й армии Действия 8-й армии Действия 11-й армии Действия ВВС фронта Действия КБФ Заключение. Список литературы и интернет-ресурсов Список иллюстраций Приложение 1. Биографии полководцев и флотоводцев СССР и Германии на Северо-Западном направлении (командующие округа, группы армий, флота, армией, танковой группы) на 22 июня 1941 года. Приложение 2. Перечень управлений объединений и соединений (корпусов) СССР и Германии на Северо-Западном направлении, их краткий исторический путь, командование и состав на 22 июня 1941 года. Приложение 3. Перечень соединений СССР и Германии на Северо-Западном направлении, их краткий исторический путь, командование и состав на 22 июня 1941 года. Содержание.

Елисеенко Алексей: MagnuS пишет: Зря времени тратите! Его мемуары не годны для научной работы! Из них аж 1/5 отсутствует. Это пятая часть критично важна для обзорной монографии?

MagnuS: Елисеенко Алексей пишет: Это пятая часть критично важна для обзорной монографии? Для обзорной монографии может и нет. Высказанном мною я поделился замечаниями об источнике, чтобы предупредить других исследователей данной тематики. С уважением

прибалт: У меня есть сканы описания боевых действий 291-й пл за Либаву из Die Geschichte der 291. Infanterie-Division 1940 – 1945 Werner Conze, Podzun, 1953, 119 pages Нужен перевод. Это примерно четыре страницы. От себя лично обещаю сообщение об авторе перевода в списке источников

прибалт: Есть у кого нибудь источник описывающий боевые действия 28-го мсп 28-й тд в период с 22 июня по 1 июля 1941 г.?

Pav.R.: Есть но не боевые действия,а скорее перемещения ... 18.06.1941. на запад не поехали -остались в Риге. Стояли и патрулировали до 25. 06 .(появились первые убитые "националистами" - на самом деле матросамии 98 дивизиона БО - паролей и маршрутов не согласовали ...) Затем поехали к Лиепае - деблокировать ее,но там еще курсанты Рижского ПУ были и поскольку как и в патрулировании в Риге взаимодействия и паролей не дали -они своей колонной напугали начальника Рижского Пехотного Училища - "Обошли ..." И он покинув училище (два батальона и латв. Бронепоезд с экипажем из 84 жд полка НКВД) исчез - на этом поход на Либаву и кончился ... произошло это 26 .числа в районе Скрунда-Айзпуте. А 28-й мотострелковый полк,поскольку был моторизован, 27 числа двинулся обратно отойдя 28.06. к Риге,где переправился через плотину Кегумской ГЭС уже 28 июня через Даугаву. Двинулся к 29 числа к Кокнесе - оборонять берег реки Даугава,но противник переправлялся выше у Екабпилса ... Ну и затем двинулись уже 2.07 к вечеру на Мадонну где и вступили в бой с группой из разведбатальона 36 моторизовнной пехотной дивизии ... С уважением к Вашему мнению.

прибалт: Спасибо, Павел. Хотелось бы опереться на источник и более подробного описания. Кроме этого в составе 84 ждп НКВД бронепоезда не было. Курсанты оборудовали импровизированный бронепоезд (на платформах мешки с песком). В общем пожалуйста подробнее.

Pav.R.: "в составе 84 ждп НКВД бронепоезда не было." Разумеется не было - это был один из латвийских бронепоездов,он и ходил с курсантами на Лиепаю. А экипаж составили бойцы этого полка-они его и со стоянки привели и т.д. А потом он (б/поезд) еще и в битве за мосты участвовал и снарядом 75 мм поставленным "на удар" подбил один из "штугов" у моста. Но по бронепоезду ,как и по береговым орудиям, подробности лучше знает ваш соавтор по "Балтфорту" Модрис Эссертс -он и по латвийской бронетехнике все подробно в сеть выложил тем более его статьи одновременно с вашими в тех же номерах публикуются. (в этом вопросе я как луна скорее отраженным светом). А курсанты первого ( русского) батальона Рижского ПУ те вагоны /товарные/ и вправду блиндировали мешками с песком. Ну а про исчезновению начальника училища,командовавшего деблокадой "Либавы",тоже писали я то эти подробности почерпнул у Висвалдиса Лациса,первоначально казалось к примеру по эпизоду 26.06.41 у Даугавплиских мостов -когда комфронтом Кузнецов остановил командира батальона охраны развернувшего два броневика и стрелков -пограничников собиравшихся отбить мосты у израненных "Бранденбургов" уже покойного оберлейтенанта Кнаака ,оклеветал компилятор -легионер,хоть и депутат сейма . Ан нет - появились оказуется мемуары генерала-связиста П.М.Курочкина с этим эпизодом.Ну а о том,что машины с пехотой 28-го полка были приняты за противника,а начальник училища после этого убыл писал уже гвардии полковник Игорь Бриежкалнс /бывший курсант этого училища/ еще в 50-е годы.Ну и в "Тевии" о его изчезновении,после которого и они получили возможность уйти писали два известных латвийских спортсмена,оказавшихся во взводе связи при командовании училища . С уважением к Вашему мнению.



полная версия страницы