Форум » Великая Отечественная. Битвы и сражения » Приграничное сражение Северо-Западного фронта. » Ответить

Приграничное сражение Северо-Западного фронта.

прибалт: Есть предложение собирать в эту тему материалы и ссылки по данной теме.

Ответов - 223, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 All

Моонзундец: Только сечас заметил эту фразу: Pav.R. пишет: как и Широкорад, видимо в архивы слишком часто не ходить перестал.) Не по теме данной темы , а для информации: А.Б.Широкораду уже многие годы, по данным из Росархива, запрещена работа в любых государственных и ведомственных архивах РФ - после того, как он был пойман при попытке кражи документов из одного из них... Из того, на документы которого он ссылаться так любит... Подробности, однако, опускаю... И за подобное - не ему одному из "многопишущих", кстати...

прибалт: Моонзундец пишет: запрещена работа в любых государственных и ведомственных архивах РФ Ого! Это официальное решение или негласное?

Моонзундец: прибалт пишет: Это официальное решение или негласное? Официальное, приказом по Росархиву. С информированием об этом "соответствующих министерств и ведомств", имеющих свои ведомственные архивы.

прибалт: Моонзундец пишет: Официальное, приказом по Росархиву. Это тяжелое клеймо для историка.

Моонзундец: А.Б.Широкорад - не историк, а [самоцензура]! Именно после всего этого он и стал произносить фразу, которую от него слышал не только я: "Я не мальчик, чтобы в архивы ходить!" Так же, как и Росархив, поступают и ведомственные архивы. Например, приказом по ЦАМО туда запрещён допуск одному авиационному "историку", так же очень много чего пишущему - на тему авиации в период Великой Отечественной (особенно - немецкой). Он попался на том, что в очередной приход в ЦАМО имел наглость подарить в библиотеку архива своё новое творение, снабжённое фотографиями, "изъятыми" им в предыдущие посещения из местных архивных дел. Так всё и открылось...

прибалт: Пока нет полных данных по БД в полосах прикрытия 188, 126 и 128 сд. Отложу пока освещение этих боев. Поэтому есть предложение поговорить о Расеняйском сражении. Карта Текст Основным событием первой фазы Приграничного сражения стали контрудары советских танковых дивизий. Наиболее важным из этих контрударов, стали боевые действия 2-й танковой дивизии. С 24 июня в полосе обороны Северо-Западного фронта началось второе, после Алитусского, встречное танковое сражение. Главной неожиданностью для немецких войск стало применение советской стороной тяжелых танков КВ-1 и КВ-2. Немецкая разведка установила движений танковой колонны советских войск в ночь с 22 на 23 июня. В течение ночи с 23 на 24 июня возможность нанесения удара для германского командования именно по 6-й тд становилась все более очевидной. По данным разведки основные силы советского танкового соединения прошли мимо немецкой 8-й тд. В исходном для наступления районе советской 2-й тд действовала разведгруппа из 1-й роты 57-го разведбата под командованием старшего лейтенанта Бокхдорфа , которая регулярно передавала сообщения о передвижениях советских войск. Для обороны, командир 6-й тд принял решение основные силы танков в составе 2-го батальона 114-го тп и половины 65-го батальона сосредоточить возле Калнуяй для контратаки. В группе Рауса была оставлена вторая половина 65-го батальона, в группе фон Зекендорфа 1-й батальон 114-го тп. Восточнее Расейняй на высотах занимала позиции артиллерийская группа. В тылу дивизии в лесных массивах продолжались бои с отступающими группами красноармейцев. Из-за этого авиационное разведывательное звено не смогло перелететь на аэродром в Эрживилкас. Утром 24 июня немецкие мотоциклисты с приданными танками снова атаковали мост через Дубису, и захватили его, но после новой контратаки с применением с советской стороны тяжелых танков вновь его оставили . Развернувшись в боевые порядки советские танковые и мотострелковые подразделения, приступили к выполнению приказа советского командования – контрудару на Скаудвиле. Первой задачей было взятие Расейняй. Вернемся к воспоминанию, командира роты тяжелых танков 2-й тд Осадчего, рота которого первой форсировала вброд Дубису: «Когда боевые порядки танков смешались, наибольшего эффекта достигал огонь с коротких остановок. Противник так же вел по нашим танкам огонь, горели танки БТ и Т-26. Стойкими оставались танки КВ с их мощной броневой защитой, от вражеских снарядов оставались вмятины на броне. Плотность танков была так велика, что практически каждый выпущенный снаряд достигал цели. Танки КВ израсходовав снаряды переходили на таран». В течение дня танковый батальон Осадчего шесть раз переходил в атаку. Немецкий участник боя описывает его следующим образом: «Эти танки прошли сквозь пехоту и ворвались на артиллерийские позиции. Снаряды немецких орудий отскакивали от толстой брони танков противника. 100 немецких танков не смогли выдержать бой с 20 дредноутами противника и понесли потери. Чешские танки Pz-35(t) были раздавлены вражескими монстрами. Такая же судьба постигла батарею 150-мм гаубиц, которая вела огонь до последней минуты. Несмотря на многочисленные попадания даже на расстоянии 200 метров, гаубицы не смогли повредить ни одного танка» . Появление тяжелых танков стало для немцев неприятным сюрпризом,среди солдат дивизии возникает легкая паника. Для ее преодоления командир батальона капитан Квентин с офицерами и унтер-офицерами батальона всталк пулеметам и остановилт советскую пехоту, «в то время как личный состав, находящийся в полном смятении, постепенно приходит в себя» . В данном бою немцам повезло отсутствие взаимодействия между советскими танковыми и мотострелковыми подразделениями и частями. Командование немецкой 6-й тд, убедившись, что противотанковые орудия дивизии подбить советские тяжелые танки не могут, запросило помощи авиации. С 13 часов немецкая авиация бомбит советские войска в районе Гринкишкис. Командир XXXXI-го АК(м) обещает прислать батальон зенитной артиллерии вооруженный 8,8-см зенитными орудиями. Первая рота, имевшая на вооружении 8,8-см зенитные орудия, к значительному облегчению командования дивизии прибыла из Таураге в 15.00. К этому времени несколько советских тяжелых танков прорвали позиции немецких войск и блуждали в тылу немцев. После 15 часов позади немецких позиций оставалось еще, по крайней мере, четыре советских тяжелых танка. Было опасение, что они могут напасть на маршевые колонны 269-й пд, совершающие марш к Бятигала, но этогок облегчению немецкого командования не произошло. Один из советских супертанков был подбит немецким лейтенантом стрелков с помощью связки противотанковых гранат, и этот опыт был немедленно распространен . В район сражения помимо двух батарей 1-го дивизиона 3-го зенитного полка Люфтваффе перебрасывается корпусная артиллерия, 52-й полк реактивных минометов и 616-й противотанковый дивизион. Потери 6-й тд за 24 июня: убито 31, ранено 72, пропало без вести 18. К вечеру тяжелая ситуация для немцев складывается на пути сообщения кампфгруппы Рауса. На нее вышел тяжелый танк, который порвал провода, по которым осуществлялась связь Рауса с командным пунктом. Он не дал возможность эвакуировать раненных и подвести боеприпасы и горючее. Попытки объехать танк оказались неудачными, с одной стороны был песок, в котором застревали машины,с другой – болото. Сам танк стронуться с места не мог из-за неисправности ходовой части. Немцы предпринимали попытки расстрелять танк из противотанковых орудий и дивизионной артиллерией, но они оказались неудачными. К вечеру на огневые позиции, на расстояние 500 м против танка было выставлено 88-мм зенитное орудие, но оно не успело выстрелить и было уничтожено. Ночью группа саперов-добровольцев пыталась подорвать танк, но и это не помогло. Лишь утром следующего дня с помощью другого 88-мм зенитного орудия удалось уничтожить советский тяжелый танк . Таких блуждающих, тяжелых танков, оторвавшихся от пехоты, было несколько. По воспоминаниям Осадчего его отправили на их поиски. Для выполнения задачи он взял взвод в составе трех танков и несколько часов ездил по тылам немцев, давя артиллерию и расстреливая колонны, после чего встретив танк командира батальона, возвратился с ним на исходные позиции . Немецкое командование предпринимало энергичные меры для достижения победы в сражении. С 8 утра войсками 6-й тд в сражении руководит ее командир генерал-майор Ландграф. В 11 часов на КП дивизии прибывает командир корпуса генерал танковых войск Рейнгардт. Командование корпуса оказалось перед выбором: продолжать наступление 1-й тд дальше или повернуть ее для окружения сильного танкового советского соединения? В конечном итоге был принят второй вариант. Командир корпуса решил временно приостановить наступление на северо-восток и уничтожить всеми доступными средствами вражескую группировку к востоку отРасейняй, что бы после этого не чего не препятствовало продвижению к Даугаве. Командующий 4-й танковой группы утвердил это решение, и были отданы все необходимые распоряжения. 6-я танковая дивизия приостанавливала наступление и переходила к обороне. После создания более удобных для наступления условий дивизия должна быть в готовности вновь наступать. 1-я тд останавливает наступление на восток, оставила небольшие силы для прикрытия тыла и повернула на юго-запад, что бы напасть с севера на советскую 2-ю тд. 269-я пд должна была ускорить переправу через Дубису к юго-востоку от Расейняй и отрезать противника с юго-востока. 36-я пд(м) должна была к вечеру сосредоточиться в 30 км западнее Расейняй, в дальнейшем воспрепятствовать попыткам прорыва противника в северном и северо-восточном направлениях. Кроме этого дивизия прикрывала тыл корпуса с Шауляйского направления. Против одной советской танковой дивизии (2-й) немцы развернули в ходе сражения две танковые дивизии (1-я и 6-я) и одну пехотную (269-я), внешнее кольцо окружения создавали 3-я пд(м) и 290-я пд.

прибалт: Продолжение Боевые группы 1-й тд начали наступление 24 июня в 5.30 утра в направлении Паневежис. Пройдя Титувенай, капфгруппа Крюгера в 7.45 вступила в бой с советскими подразделениями под Шяуленай. Больше часа продолжался бой, в ходе которого советские позиции были прорваны. Это были подразделения 11-й сд, которые действовали грамотно – пропускали танки и отсекали пехоту, немцами было отмечено подбитие шести советских противотанковых орудий . Утром командиру 11-й сд было отдано следующее боевое распоряжение :«1. Противник развивает удар значительными силами пехоты с танками и артиллерией в направлениях: Россиены, Цитовяны; Калтиненай, Варняй, Шяуляй, угрожая обходом главных сил армии в районе Варняй, Келме. 2. Наши части 10-го и 11-го стрелковых корпусов упорно обороняют фронт на линии р. Минья, р. Юра, Кведарна, Лаукува, Варняй, Кряжай, Келме.12-й механизированный корпус с 7.40 24.6.41 г. атакует [противника в] общем направлении Калтиненай, Россиены с задачей окружить и уничтожить главные силы немцев. 3. 11-й стрелковой дивизии прочно обеспечить левый фланг армии, выдвинувшись в район Цитовяны, обеспечивая от проникновения противника направления на Радвилишкис и Шяуляй». 11-я сд в районе Титувенай занять оборону не успела. Противник, перейдя реку Дубиса по железнодорожному мосту, выходил в тыл 2-й тд и одновременно создал с югаугрозу Шауляю. После взятия Шяуленай, повернули на юго-запад к Байсогала, против советских войск атакующих 6-ю тд. Южнее, параллельно группы Крюгера, через Шаукотас наступала кампфгруппа Вестхофена. Она получила приказ повернуть на Гринкишкис. К вечеру командование 1-й тд решило танковый кулак Крюгера для танковой атаки переместить южнее, в Восилишкис. В районе Байсогала немцев атаквали советские отряды, подвезенные на автомобилях, атаки были отбиты .Вероятно, это были подразделения советской 11-й сд. Потери 1-й тд за 24 июня составили: 2 офицера погибло, 2 ранено, 18 унтер-офицеров и солдат погибло, 58 – ранено, 5 – пропало без вести . Основные силы 36-й мотопехотной дивизии к вечеру сосредотачиваются у Нямакшяй. Ее передовые подразделения меняют разведбат и мотоциклетный батальон 1-й тд на позициях под Кельме и у Лидувенай. Замененные части прикрывают северный фланг 1-й тд. 269-я пд начала марш на правый фланг 6-й тд уже в 11 часов утра. Первым выступил разведывательный батальон дивизии с задачей остановиться уРасейняй дождавшись подхода 490-го пехотного полка и 3-го батальона 469-го пп, и далее следовать к переправе через Дубису у Бятигала. За ним следовал противотанковый дивизион дивизии. Два батальона 469-го пп шли вместе с тылами на автомобилях. Саперный батальон получил задачу прибыть к Бятигала и начать наводку моста через реку. Командир дивизии прибыл на командный пункт 6-й тд во время наиболее кризисного ее положения из-за атаки советских тяжелых танков. Он приказал немедленно подтянуть на высоты северо-восточнее Расейняй противотанковый дивизион и дивизионы артиллерийского полка. Вскоре 6-я тд самостоятельно отбила атаку, и помощь ей не потребовалась. Дивизия продолжила марш. После Расейняй батальоны 469-го пп, ранее передвигавшиеся на автомобилях, далее передвигались пешком. К вечеру основные силы дивизии вышли на назначенный рубеж и уже в ночь 490-й пп начал переправу через реку и создали плацдарм. Входившая в состав LVI-го АК(м) 290-я пд, переправившись по бродам через Дубису, наступала так же в северном направлении. Воспользовавшись тем, что основные силы 1-й тд ушли из Лидувенай для участия в Рассеняйском сражении, за исключением небольшой охраны моста, советское командование предприняло попытку захвата и подрыва моста. Для этого из Шауляя был выдвинут бронепоезд. Мост, который было бы очень трудно восстанавливать, оказался в опасности. В целях предотвращения этого на самолет к Лидувенаю были посланы два офицера с зарядами взрывчатки. Они сумели уничтожить стрелочные переводы перед мостом. Воздушная разведка установила, что команда бронепоезда не смогла восстановить их, и бронепоезд возвратился в Шауляй. К вечеру командирам 3-го МК и 2-й тд стали поступать сведения о выходе крупных танковых сил противника на их коммуникации. Добиться успеха в атаке под Расейняем не удалось, было потеряно значительное количество легких танков БТ и Т-26. В дивизии заканчивалось горючее, на исходе были снаряды. В этих условиях было принято решение сосредоточить основные усилия на севере, разбить противника оседлавшего пути отхода и вырваться из намечающегося окружения . По воспоминаниям Осадчего ночью командир дивизии генерал-майор танковых войск Солянкин довел свое решение о прорыве на север до командиров. К этому времени в дивизии осталось 30 танков, в том числе 21 – КВ. На рассвете одна из групп прорыва атаковала позиции немецких войск под Восилишки. В танке Осадчего, участвующего в прорыве, находился командир полка майор Рогочий. Вернемся к воспоминаниям командира роты: «Ведя огонь сходу, танки смяли орудия и пулеметные точки противника, стремительно выскочили на открытое поле. Перед нами открылась следующая панорама: полоса местности шириной 4-5 км сплошь заполненная танками и другой боевой техникой. Мы вступили в бой с явно превосходящими силами противника. По нашим танкам противник открыл ураганный огонь из всех видов оружия. В этой сложной обстановке необходимо было использовать главное достоинство танков – огонь и маневр. На максимальной скорости мы ворвались в логово врага. Под прицельным огнем танков один за другим вспыхивали танки противника. Орудия и танки противника в упор поражали наши танки». Танку Осадчего удалось прорваться из окружения. При прорыве был убит командир полка, у танка от многочисленных попаданий заклинило сначала башню, затем орудие. После попадания в двигатель танк остановился и был покинут экипажем. Оставшиеся в живых, три члена экипажа, сумели в составе сводного отряда в количестве 320 чел. выйти к Риге . Вот как описывает столкновение с танками КВ из состава 2-й танковой дивизии командир 41-го танкового корпуса немцев генерал Рейнхарт: «Около сотни наших танков, треть из которых составляли PzKpfw. IV.приготовились к контратаке. Часть из низ находилась прямо перед противником, но большинство размещалось на флангах. Неожиданно с трех сторон они были зажаты стальными монстрами, пытаться уничтожить которые было пустым делом. Напротив, вскоре часть наших машин была выведена из строя… Гигантские русские танки подходили все ближе и ближе. Один из них приблизился к берегу заболоченного пруда, у которого стоял наш танк. Без колебаний черный монстр столкнул его в пруд. То же самое случилось с немецкой 15-см пушкой, которая не сумела быстро увернуться. Ее командир, когда увидел приближающиеся танки противника, открыл по ним огонь. Однако это не причинило им даже минимального ущерба. Один из гигантов стремительно бросился на пушку, которая находилась в 100 метрах от него. Вдруг один из выпущенных снарядов поразил танк. Он остановился, словно пораженный молнией. «Он готов», - подумали артиллеристы с облегчением. «Да, он готов», - сказал себе командир орудия. Но вскоре их чувства сменились воплем: «Он еще движется!» Без всякого сомнения, танк двигался, его гусеницы скрипели, он приближался к пушке, отбросил ее как игрушку и, вдавив в землю, продолжал свой путь» . Рассказ генерала Рейнхарта дополняют воспоминания одного из офицеров 1-й танковой дивизии: «КВ-1 и КВ-2 оказались в 800 метрах от нас. Наша рота открыла огонь – безрезультатно. Мы продвигались все ближе и ближе к противнику, который продолжал идти вперед. Несколько минут нас разделяло всего 550-100 метров. Каждый открыл огонь, но безуспешно: русские продолжали свой путь, все наши снаряды отскакивали от них. Мы оказались в угрожающей ситуации: атакующие русские опрокинули нашу артиллерию и вклинились в наш боевой порядок. Лишь подтянув зенитные орудия и стреляя с коротких дистанций, удалось остановить натиск вражеской брони» .В журнале боевых действий 1-й тд немцев констатируется: «Стоящим на главной дороге частям 1-го тп не удается, несмотря на активный оборонительный огонь, остановить вражеские танки. Командир боевой группы генерал-майор Крюгер намерен встретить вражескую танковую атаку контрударом» .В 9.20 немцы наносят контрудар: «1-й тп в упорном танковом сражении медленно продвигается вперед. Вражеская пехота, следующая вплотную за танками, подавляется. В тяжелом бою удается захватить господствующую высоту 139 западнее Пуодзяя. 10 тяжелых русских танков уничтожены в ходе этой атаки. Едва удается захватить высоту 139, как вражеская пехота с северо-запада атакует правый фланг несущего там оборону 2-го батальона 113-го сп. Новая крупная танковая атака противника захлебывается в огне нашей артиллерии, которая бьет с открытых позиций на высоте 139» . Утром этого дня состоялась попытка прорываеще одного советского отряда от Жайгиниса к Шаукотасу. Здесь размещался штаб немецкой 1-й тд, который обороняли 20-мм и 37-мм зенитные орудия. Зенитки подбили много советских легких танков, но были бессильны против танков КВ. Их смогли остановить только два 88-мм зенитных орудия. В оборону были поставлены все офицеры и унтер-офицеры штаба дивизии. Под Шаукотас был переброшен мотоциклетный батальон дивизии, а затем и кампфгруппа Вестхофена. Атака советских войск была отражена. В журнале боевых действий XXXXI-го АК(м) отмечается: «16.00 (Берлинское время – Авт.) – Танковые атаки на Шаукотас продолжаются с неослабевающей мощью и лишь в 19.30 атака боевой группы Вестховена на Жайгинис приводит к поражению противника» .В советских атаках под Шаукотас принимает участие кавалерия. Это подтверждают немецкие документы XXXXI-го АК(м) и приданной ему роты полка «Бранденбург». Единственным кавалерийским подразделением в этом районе мог быть кавалерийский эскадрон разведбата 48-й сд. Возможно, это были импровизированные кавалерийские отряды, созданные на базе артиллерийских или тыловых частей 48-й сд. Потери 1-й тд за 25 июня составили: 1 офицер погиб, 3 ранено, 14 унтер-офицеров и солдат погибло, 58 – ранено .В тыл прорывающимся группам войск 2-й тд наступали подразделения немецкой 6-й тд. Они перешли в наступление вдоль дороги Расейняй – Гринкишкис. В некоторых местах их атакуют советские танки с пехотой. Как правило, впереди идут два тяжелых танка, освобождая дорогу легким танкам и мотострелкам. Все советские атаки отбиты. За этот день дивизия потеряла 11 человек убитыми и 20 раненными . Бои с советскими войсками продолжались и на следующий день. Уже поздней ночью, а также ранним утром 26.6 начинается новая атака крупными силами вражеских танков против оборонительной линии боевой группы Крюгера. Несколькими волнами тяжелые русские танки атакуют снова и снова, и им удается частично прорваться через оборонительные линии . К 10 часам 26 июня организованное сопротивление советской 2-й тд было прекращено, и подразделения 1-й и 6-й немецких танковых дивизий встретились у Саргеляй. Атаковали окруженные советские войска и части 269-й пд. Вернемся к описанию участия в Расейняйском сражении 269-й пд германским историком Раубахом . В 6.15 переправившиеся войска доложили о готовности к наступлению. Организованной обороны противника не было. В 10.15 командир саперного батальона доложил о том, что 8-тонный мост через Дубису в районе Бятигалы готов. Около полудня по мосту загромыхали орудия тяжелого артиллерийского дивизиона. После постройки этого моста саперный батальон дивизии приступил к постройке нового уже 16-тонного моста, который был построен к 18 часам. 490-й пп 269-й пд переправившись на северный берег, сбил дозоры противника и начал продвижение по дороге в направлении Стяпонкаймис. Действовавший севернее, на правом фланге, разведывательный батальон дивизии севернее Бятигалы вступил в бой с танками противника. Солдаты разведбата атаковали врага, орудия вручную были выставлены на прямую наводку. Советские танки нельзя было подбить огнем из артиллерийских орудий батальона, но они были отогнаны огнем. Через некоторое время появились несколько бронеавтомобилей противника, они так же после небольшой перестрелки отошли. 269-й пп дивизии был усилен 1-й ротой противотанкового дивизиона дивизии и одной батареей 8,8-см зенитных орудий. Однако это усиление подошло только после обеда. К вечеру разведбат дивизии установил взаимодействие с продвигавшимся, правее разведбатом 290-й пд. К вечеру Стяпонкаймис был занят 490-м пп, отдельный подразделения, несмотря на разграничительные линии, продвинулись еще дальше, но попали под артиллерийский огонь 6-й тд и вынуждены были вернуться. Передовые части этой танковой дивизии к этому времени сражались с окруженными частями советских войск среди болот. Шанс уйти из котла был у советских войск только в районе южнее Восилишкиса. К дивизии был прикомандирован 57-й разведбат 6-й тд.Вечером два разведбата дивизии приступили к прочесыванию местности. Так как световой день заканчивался, дальнейшее прочесывание было отложено на следующий день. В ночь с 25 на 26 июня XXXXI-й АК(м) продолжил движение к Даугаве. Потери дивизии за этот день: 1 убитый и 11 раненых. В 8.30 командир 3-го МК генерал-майор танковых войск Куркин открытым текстом по радио запросил помощи , но у командования фронтом не было для этого сил и средств. Командующий отдал приказ командиру 12-го МК создать отряд и прорваться на помощь 2-й тд, но этот приказ был невыполним. Радиопередачу о помощи слышат и немцы. Прослушка 31-го полка связи ВВС, которая находилась в течении последних двух дней вблизи района ведения боевых действий дивизии, услышала разговоры противника: «Мы полностью окружены, противник нас накрывает огнем из гаубиц, прошу подкрепления» . В ночь с 26 июня на 27 июня было отдано боевое распоряжение командующего фронтом командирам 3-го и 12-го МК: Подготовить один крепкий танковый батальон из ваших дивизий и вместе с ним взять горючее и снаряды; тщательно подготовить этот батальон; ударом на Россиены по тылу противника, к которому подобраться внезапно, обеспечить дивизию горючим и помочь выбраться из окружения. Куркину после заправки организовать выход из окружения в направлении Шавли, связавшись с дивизией Черняховского.Батальону начать действия утром 27.6.41 г .Абсолютно беспомощное распоряжение. Непонятно:где взять «крепкий» танковый батальон;где взять горючее и снаряды для дивизии;как и на чем их везти;как по тылу противника «внезапно» подобраться к окруженным. О том, что происходило в ночь с 26 на 27 июня, в боевых порядках 2-й тд вспоминает Ротмистров: «В дивизии я по приказанию генерала Куркина собрал совещание оставшегося в живых комсостава частей и штабов. Нужно заметить, что ни один из командиров и политработников не проявил растерянности, когда командир корпуса объявил, что мы находимся в окружении и принято решение прорываться на восток. Он приказал привести в полную негодность танки, оставшиеся без горючего, предварительно сняв с них пулеметы, распределить по подразделениям стрелковое вооружение, патроны и гранаты, принять меры по перевозке тяжелораненых и больных. Времени для этого оставалось в обрез, поскольку июньская ночь коротка, а к утру мы должны были во что бы то ни стало пересечь шоссе на Даугавпилс севернее Каунаса и углубиться в леса» . В дальнейшем командование 3-го Мк вышло из окружения. По немецким данным, советские военнопленные, взятые в плен еще 25 июня, на допросах говорили. Что командир дивизии генерал-майор танковых войск Солянкин покончил с собой . С утра 26 июня части 269-й пд продолжили прочесывание местности. Каждый полк получил свой район. Остальным силам дивизии был предоставлен отдых. Дивизионный штаб разместился в Бятигала. После обеда началось выдвижение частей дивизии дальше на восток. Первым выступил 490-й пп, 469-й пп и артиллерийский полк дивизии вынуждены были сначала пропустить части 6-й тд, которые имели приоритет. Для переброски 489-го пп были использованы грузовые автомобили обозов, которые перекатами перебрасывали подразделения полка . Закончилось танковое сражение под Расейняем. Итоги боев в журнале боевых действий XXXXI-го АК(м) следующие: «Уничтожены красные части: 2-я тд, 5-я тбр, 48-я и 125-я сд. Захвачены или уничтожены 186 танков (в том числе 29 сверхтяжелых) - еще 30% от этого числа взорваны русскими в лесах или утонули в болотах – 77 орудий всех калибров, 32 ПТО, 600 автомобилей, пехотное вооружение в еще не подсчитанном количестве. Указанные цифры не являются окончательными, а представляют собой результат завершенных вечером 25.6 подсчетов. Потери противника на завершающей стадии утром 26.6 из-за немедленного продолжения наступления установить уже не удается, следует предполагать увеличение указанного количества на 30%» . Танковые дивизии XXXXI-го АК(м) снова поворачивают на север, к Даугаве. На зачистку захваченной территории остаются части 269-й пд.К вечеру авангарды достигают: 6-я тд Рамигала, 1-я тд линию Крякянава – Науместис, 269-я пд Григорискяй, 36-я мд Смилгяй. КП: корпус Ильгизяй, 269-я пд Кракес, 1-я тд Крякянава, 36-я мд Шедува, 6-я тд еще в движении.Немецкие 1-я и 6-я танковые дивизии устремились вслед за 8-й танковой дивизией, которая уже захватила плацдарм на северном берегу Даугавы.

CM6: А можно карту чуть крупнее выложить?

прибалт: CM6 пишет: А можно карту чуть крупнее выложить?

CM6: Спасибо.Если что есть ЖБД и Боевой путь 126-ой.

прибалт: CM6 пишет: Если что есть ЖБД и Боевой путь 126-ой. Это интересно. Есть ролик по 2 АК. Нужен перевод!

CM6: прибалт пишет: Это интересно Во избежании недоразумений-имелась ввиду 126 сд. прибалт пишет: Есть ролик по 2 АК. Нужен перевод! А вот это тоже очень интересно.С переводом увы не помощник

прибалт: CM6 пишет: имелась ввиду 126 сд. Часом не 1341/1/8?

CM6: прибалт пишет: Часом не 1341/1/8? Ага

Свидинский: По немецким данным 22.6.41г. около 11 часов [время берлинское] самокатная рота 405 пп 121 пд, усиленная взводом ПТО ворвалась в Вилкавишкис. В ходе боя в городе подбито несколько советских танков.

прибалт: Теперь по 33-й сд 33-я сд должна была прикрывать границу в центре района прикрытия 16-го СК. Непосредственно на переднем крае, на рубеже Наумиестис – Барздай, находились три батальона: 3-й 73-го сп, 1-й 164-го сп и 2-й 82-го сп. В районе северо-западнее Пильвишкяй находился 1-й сб 82-го сп и прибывший ему на смену 2-й сб 164-го сп. Основные силы дивизии располагались в пунктах постоянной дислокации – Вилкавишкис и Мариямполь. Штаб дивизии – 5 км юго-западнее Пильвишкяй. В полосе обороны дивизии находилось три строящихся узла обороны Каунасского УРа: 4-й, 5-й и 6-й. Против войск 33-й сд наступали войска XXVIII-го армейского корпуса 16-й армии Вермахта в составе 122-й и 123-й пд и левофланговая дивизия II-го армейского корпуса – 121-я пд. К утру 22 июня XXVIII-й АК был развернут на советско-германской границе между II-м и X-м АК, в Ширвинде и к северу от него. Управление корпуса размещалось в Лиденхоф, северо-западнее Ширвинда. После артподготовки, в 3.05 подразделения немецкой пехоты начали наступление, переправляясь через Шешупе. 122-я пд наступала против левого фланга 5-й сд и в разрыв между 5-й и 33-й сд. В течение дня, передовые отряды этой дивизии достигли через лесистой местности у Гришкабудис на западной окраине Казлу-Рудской лесной пущи . Основным противником 33-й сд была 123-я пд немцев, вместе с приданными частями она насчитывала 22 июня 21661 человека. Пехотные полки 123-й пд сначало встретили сопротивление только в Науместисе. Пока пограничники пытались задержать наступление врага, подразделения и части 33-й сд были подняты по тревоге и направлены на заранее намеченные рубежи обороны. В это время сопротивление немцам оказывали выдвинутое ближе всего к границе передовое охранение стрелковых батальонов участвовавших в строительстве полевых укреплений. Около 13 часов в бой вступила советская артиллерия. В это же время в контратаку между немецкими 415-м и 418-м пп, был направлен кавалерийский эскадрон разведбата дивизии. Несмотря на то, что контратака не была поддержана основными силами дивизии, она вызвало некоторый кризис и временную потерю управления в 123-й пд. Связь с 415-м пп прервалась, советские кавалеристы прорвались к КП 123-й пд . Немцы даже приняли кавалерийский эскадрон этого батальона за целый кавалерийский полк . Наступление немцев было временно приостановлено, 416-й пп, по приказу командира дивизии, повернул на северо-восток. В район прорыва был переброшен кавалерийский эскадрон разведбата 123-й пд и стягивалась артиллерия. Как было записано в журнале боевых действий этой дивизии: «Русские части двигались маршем к границе и вступили в бой не имея понятия о ситуации и эта опасная атака была хаотичной и не управляемой, но она внесла разлад в движение дивизии» . Связь с 416-м пп удалось восстановить лишь к 20.30. Дальнейшее наступление командир 123-й пд решил начать на следующий день. Таким образом, двум стрелковым полкам 33-й сд уалось остановить немцев 22 июня на линии строящегося укрепленного района. Южнее железной дороги Кибартай – Каунас, наступала 121-я пд немцев. Через сам Кибартай наступал 405-й пп, южнее 407-й пп и еще южнее 408-й пп. С первых минут разгорелся ожесточенный бой за город Кибартай. Трое суток держала оборону группа пограничников 4-й Кибартайской комендатуры под командованием лейтенанта Н. Г. Андриенко. Воины маленького гарнизона подожгли несколько автомашин, взорвали железнодорожный путь, преградив путь вражескому бронепоезду. После разрушения здания комендатуры, пограничники укрылись в бетонном туннеле, который вел к доту, располагавшемуся у границы. Немцы обнаружили туннель, взорвали его и забросали дымовыми шашками. К 7 часам утра немцы без сопротивления заняли Вирбалис и продолжили наступление дальше. К 9 часам немецкое командование 121-й пд обнаружив на своем левом фланге 2-й сб 82-го сп, начало переброску сюда 408-го пп. С 11 часов 405-й пп начал бой за казармы 33-й сд в Вилкавишкис и к 16 часам захватил город. К 12 часам дня 92-й гап своим ходом из Мариамполе прибыл на огневые позиции в район 8 км Вилкавишкис. Город защищали артиллеристы и тыловые подразделения. В 17.15 разведбат 121-й пд не смог прорвать позиции 2-го сб 82-го сп и попросил помощи. В бой на этом участке был введен 408-й пп. Из-за того, что 188-я сд не успевала занять оборону на левом фланге дивизии, в Мариамполе был отправлен на усиление 3-го сб, 1-й сб 82-го сп. В течении 17 часов передовые подразделения 33-й сд удерживали позиции на рубеже Карднишки – Вилкавишкис. Но силы были неравные. И когда немцы обошли их с флангов, обескровленные 73-й и 164-й сп, потеряв почти всю свою артиллерию, к исходу дня начали отход в район Пильвишкяй к реке Шешупе. Туда же к этому времени прибыл 448-й кап . К исходу дня (22 часа) передовые отряды 121-й пп были остановлены в 4 км юго-западнее Пильвишкяй.

Свидинский: Описание боевых действий дивизии. 126 сд. Широко раскинулся Новосвенцянский лагерь называемый «Погулянкой». Идет боевая учеба…… Лагерь живет будничной жизнью. 15 июня дивизия неожиданно получила приказ изменить свою дислокацию и перейти в м. Прены. Предстоял 5-ти дневный марш. В ночь с 17 на 18 июня выступила своим ходом к новому месту назначения. В ее составе было 3 стрелковых полка без третьих батальонов, находящихся на строительстве, два артполка, орб и обс. Состав и вооружение частей было укомплектовано по штату мирного времени и в отдельных случаях даже не полностью. Марш совершали ночью. День использовался для отдыха. 22.6.41 при подходе к м.ЕЗДНО узнаем о бандитском нападении фашистской Германии на священные рубежи нашей Родины. 6.00 слышен шум моторов, взрывы авиабомб. В м.ЕЗДНО видим разрушенную телефонную линию и огромные воронки. Быстро идем вперед, выполняя поставленную задачу. Головной полк дивизии (690 сп) подвергся сильной бомбардировке и штурмовому обстрелу авиацией пр-ка. Вот и м.ПРЕНЫ. Переходим по мосту через Неман и располагаемся в пренском лесу. Комдив генерал-майор Кузнецов наметил рубеж обороны и части дивизии, заняв оборону на зап. опушке леса на рубеже местечки СТАРАЯ ГУТА, ДУШИЦА, ВАЗГАЙКЕМИС, ОССА начал разведку. Так прямо с тяжелого марша дивизия была готова принять бой с фашистскими ордами. 23.6.41 наша разведка донесла, что в направлении ПРЕНЫ движутся колонны мотопехоты, танков, конницы и артиллерии противника. Разведка 550 сп была обстреляна передовыми частями противника. Убит командир взвода пешей разведки лейтенант Кузьменко. Это первая смерть от руки обнаглевших разбойников. 300 м тащил на себе тяжело раненого командира разведчик красноармеец Труфанов. Не хотел он, чтобы фашистские пираты издевались над трупом командира. И когда мотоциклисты пр-ка насели на плечи отважных разведчиков, поливая его [так в тексте] шквалом огня из автоматов, и когда второй пулей была перебита грудь командира, только тогда разведчик Труфанов бережно сложил его в придорожную канаву. При приближении колонны пр-ка к переднему краю обороны наши части вступили в бой. Заговорила наша мощная артиллерия. Симфонией разноголосых звуков запели в воздухе снаряды различных систем орудия. Взлетали в воздух вражеские автомашины и тягачи, накренялись уродливо на бок фашистские танки с подбитыми гусеницами и моторами. Наша артиллерия метко громила мотомех. колонну пр-ка, уничтожая ее….. В 13.00 на сев.-западной окраине м. Прены на участке обороны 690 сп пр-к выбросил авиадесант в количестве 82 человека. Вводом в бой второго эшелона 690 сп авиадесант был полностью уничтожен. Атаки пр-ка были отбиты. Враг повернул обратно. Но к исходу дня пр-к подвел одну из своих свежих дивизий и начал окружение наших частей. Так начала свой боевой путь и бои за Родину наша дивизия. Перед началом военных действий 3-ие батальоны стрелковых полков, птд и автобат работали на границе по сооружению УР в районе КАЛЬВАРИЯ (гор. ЛЮБОВО, фл. САНГРУДА). Кроме строительства ДОТ, эскарпов, ПТ рвов, части одновременно несли службу охранения и наблюдения. С 17 по 22 июня в районе ТАРТА?, РОВЕЛИ, ШИПЕЛИШКИ в лесах наблюдалось большое сосредоточение войск, особенно мотомехчастей. Систематически нарушали нашу границу фашистские самолеты. Через границу перебрасывались одиночные и группы диверсантов и шпионов. 22 июня в 3.45 фашистские самолеты начали бомбардировку городов КАЛЬВАРИЯ и МАРИЯМПОЛЕ. Почти одновременно начали обстрел дальнобойной артиллерией первые линии укреплений. Наши батальоны заняли оборону в основной линии УР. Пулеметным и артиллерийским огнем встретили они подходившие к нашей границе колонны пр-ка. Фронт обороны был чрезвычайно широким (15 км). Удержать натиск нескольких мотомехдивизий, брошенных на р-он обороны нашим батальонам не удалось, несмотря на героическое сопротивление. Героически погибла 7 ср 550 сп, которая вела бой в недостроенных дотах до последнего человека. Вместе с ротой погиб и ее командир лейтенант ГЕРМАН, политрук ЧМИЛЬ, командир взвода мл. лейтенант ОМЕЛЬЧЕНКО,. Упорно сдерживая наступление фашистских банд, батальоны с боями отходили и 25 июня присоединились к дивизии у м.КРОНИ. Прижатая с трех сторон к реке Неман дивизия имела единственный [путь] из пренайского леса – мост через реку Неман, начала отвод главных сил, прикрываясь артогнем, 690 сп и одним б-ном 550 сп. Командиру 690 сп п-ку Бедину и начальнику инженерной службы майору Орлову было приказано после отхода всех частей дивизии и вывоза матчасти в 17.55 [по схеме в 16.55 лист 23] 23.6.41 перед самым носом пр-ка мост был взорван. Враг остался за рекой.

dik: Свидинский По немецким данным 22.6.41г. около 11 часов [время берлинское] самокатная рота 405 пп 121 пд, усиленная взводом ПТО ворвалась в Вилкавишкис. В ходе боя в городе подбито несколько советских танков. Видимо один из них

прибалт: Свидинский пишет: Широко раскинулся Новосвенцянский лагерь называемый «Погулянкой». Откуда воспоминания?

CM6: прибалт пишет: Откуда воспоминания? Это "Боевой путь 126 стрелковой дивизии".В ЦАМО лежит.



полная версия страницы