Форум » Великая Отечественная. Битвы и сражения » Приграничное сражение Северо-Западного фронта. » Ответить

Приграничное сражение Северо-Западного фронта.

прибалт: Есть предложение собирать в эту тему материалы и ссылки по данной теме.

Ответов - 223, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 All

Pav.R.: Как это. 2.2.Решение оставить Ригу и население Риги . В ночь с 26-го на 27-е июня 1941 года командующий КБФ адмирал Трибуц совершил «автомобильный пробег» из Таллина в Ригу и обратно.С 2.50 ночи до 5 утра он совещался с начальством Прибалтийской базы во главе с контр-адмиралом П.Трайниным на борту плавбазы «Иртыш» и отдал приказы на эвакуацию из Лиепаи,Риги и Вентспилса. В течении следующего дня на суда и корабли в Риге начали грузить материалы,что успевали, и моряки начали взры- вать имущество. Суда латвийского пароходства получают приказы– уходить на Восток,как и суда портового флота . С погрузкой происходят и неувязки вроде занятия причала крейсером «Киров» почти на весь день, и значит материалы грузить на выделенные суда возможности нет.Но к вечеру 27.июня флот как военный так и гражданские суда ушли из Риги на Восток,включая суда Латвийского Морского пароходства в направлении Пярну и далее к Таллину,справившись с мелководным проливом затруднявшим выход из Рижского залива. После 21.00 были взорваны склады флот- ских боеприпасов и часть складов другого имущества в Болдерае ( Усть-Двинске) и Милгрависе.Многое взорвать не удалось – строения близко армейские склады все еще охра-няемы армией,приказ комфлота отвел на эвакуацию всего сутки и т.д.И после 22.00 командо-вание базы покинуло Ригу убыв в Пярну. Много ценного было оставлено противнику ввиду поспешности эвакуации в течении неполных суток. 26 . июня эшелоны из Литвы забили железную дорогу на Ригу и отход и эвакуация стали возможны только по шоссейным дорогам, линию из Курземе через Тукумс на Ригу так же вывели из строя пробки из поездов,а на станции Дубулты не доходя взорванного моста через Лиелупе 27 июня застыл бывший латвийский бронесостав из полка береговой артилерии, вооруженый орудиями Канэ калибром 152 мм., отошедший из района Вентспилса. Ввиду не возможности переправиться через Лиелупе - поврежден мост,экипаж разделился –латыши отправились по домам, а краснофлотцы пошли на Восток. Имеется описане этого события в 9. письме старшего лейтенанта Петериса Вилипа,бывшего офицером этой железнодорожной батареи .Приведенное в книге Эдгара Андерсона.И дальнейшая история этой батареи уже в германских руках так же описана,включая участие в блокаде Ленинграда. Ну и 27 июня стало днем когда и командование РККА приняло решение на отход всех сохранившихся сил на рубеж реки Даугава.Было доложено о оставлении Елгавы,и даны при- казы на отход на этот, знакомый по прошлой войне рубеж,тогда же приказы начали получать командиры дивизий и корпусов. Правда в Елгаву авангард 26-гоАК(велосипедисты) вошел только в середине дня 29-го июня. В этот же день (27-го)отдали приказы о оставлении Лиепаи и Вентспилса уже и по армейской линии. Но в этот же день начал работать вокзал в Каунасе,приняв первые грузы из Германии, проблема снабжения была легко решена,поскольку литовские железные дороги имели колею, совместимую с германскими, а не с остальными железными дорогами СССР,и тогда же 27 числа началось движение поездов в направлении Шауляя из Тильзита. Ригу 27 июня покинуло правительство Советсткой Латвии,эвакуировавшись в Валку. И в Риге прекратилось движение городских трамваев,но зато на улицах от Елгавас гатве к мостам через Даугаву и дале к Псковскому шоссе были выставлены армейские регулиров- щики, а войска и беженцы начали идти и ехать бесконечным потоком. И в этот день во время налета германской авиации на город между 14 и 15 началась стрельба из 6-ти этажного дома на Миера 2 по отходящим по улице Бривибас беженцам и краснармей- цам .Группу вооружившихся бывших айзсаргов и военнослужащих численностью около 40 человек возглавил старший лейтенант Браже из 12-го Баусского пехотного полка.Но остановить организованных и вооруженных тяжелым оружием «красных» было не легко.Раненный Браже и несколько его соратников были взяты в плен солдатами 5-го мотострелковогополка НКВД, помещены в тюремную больницу и на следующий день расстреляны в соответствии с приказом генерала Ракутина. Тогда же 27 июня национальные партизаны пробовали атако- вать начавшую вновь заполняться центральную тюрьму,но наткнувшись на огонь охраны – от затеи отказались. Но в это же время на сцене начала возникать новая вооруженная сила . В Риге были сформированы ( возрождены ) батальоны Рабочей гвардии, распущенной еще в мае.Числен- ность их не впечатляла - всего три батальона/десять рот/ но ситуацию в городе они изменили уравновесив немногочисленных людей вооружившихся с целью перенятия власти у «крас- ных» и главное во главе «гвардистов» оказались люди берущиеся за оружие не впер- вые ,способные убеждать и готовые бороться за свои идеи. И еще одна важная для истори подробность – сохранились и сразу после войны начали публиковаться их воспоминания, начиная с окончания войны изменчивая «линия партии» на них отразилась меньше,чем к примеру в центре в Москве.Формирование,точнее восстановление батальонов рабочей гвардии началось с 24 июня в Риге, а вечером 26 июня батальонам выдали оружие – знакомые большинству по службе в армии ЛР анлийские винтовки. Повестки были получены и «гвардистами» батальонов второй очереди,но срок явки в райкомы был указан 28 июня,но в этот день явившиеся обнаружили опустевшие кабинеты – власть отбыла в Валгу на день раньше. 3-й батальон был отправлен из Риги в район Икшкиле- Кегумс ,район важных переправ через Даугаву,командиром его был назначен Фридрих Вейсенфельд, бывший участником граждан- ской войны в Испании.Тогда же воссоздали и вооружили два других батальона Рижской рабо- чей гвардии,каждый в составе трех рот получивших порядковые номера с первой по шестую . Первый батальон возглавил А.Норбатович,втрой батальон К.Годкалнс. И была создана и 10-я «особая отдельная комсомольская рота» во главе с А.Рендениексом. В каждый из трех батальонов Рижской рабочей гвардии было включено по шесть бывших бойцов и командиров - ветеранов интернациональных бригад в Испании.И в первую неделю 10. войны эти формирования вполне уравновесили в Риге «национальных партизан» которых в донесениях командиров РККА именовали «парашютистами» и «айзсаргами» попеременно, как и подвижные авангарды дивизий вермахта. Московские«Штирлицы», пересказывающие передовицы германских газет и журналов создали у командиров РККА к лету 1941 года весьма далекое от реальности представление о тактике противника. Первой операцией двух батальонов рижской рабочей гвардии стала очистка от вооруженных людей павильонов центрального рынка.Отуда стреляли в сторону станции утром 27 июня и там укрывались вооружившиеся «национальные партизаны»,перестрелка и задержание продолжались более часа.Подозрительные были задержаны и к вчеру 27 числа помещены во временно опустевшую Центральную тюрьму. К концу первой недели войны патрули «гвар- дистов» и 5-го мотризованного полка НКВД обезоружили и задержали в Риге и окресностях порядка 120 «парашютистов и айзсаргов».О судьбе задержанных с оружием писалось и в книге «Страшный год» и в донесении командира 22-й дивизии НКВД и сообщалось офици- ально для устрашения нелояльного населения города сразу после расстрела. Перестрелки возникали в городе,но наличие тяжелого оружия,включая танки БТ-7 5-го полка НКВД ( тан- ( ковая рота 11- БТ-7 и 3 Т-38,командир роты старший лейтенант Чекита М.А. )не давало оста- нoвить отход как частей РККА так и беженцев. Примерно в это же время был сформирован и получил оружие Елгавский батальон рабочей гвардии командиром которого стал Карлис Улпе, оружие елгавчане получили тоже 26 июня,разместившись в казармах на улице Светес.А в ночь с 27 на 28 июня батальон оставил Елгаву совершив 40 км марш и в 8 часов утра батальон разместился в здании милиции. ( здание префектуры рядом с почтамптом ).А в середине дня 28 июня роты Елгавского батальона рабочей гвардии покинули Ригу пройдя двумя редкими шеренгами по улице Бривибас с ружьями наведенными на окна домов - в городе часто стреляли. За 23 - 27 июня активность пятой колонны была подавлена. По приказу начальника охраны СЗФ генерал-майора т. Ракутина были расстреляны 120 задержанных, о чем было объявлено населению с предупреждением о сдаче оружия.Перед частями 22-й мсд*7 была поставлена задача, прикрывать отход частей и соединений 8-й армии Северо-Западного фронта, отходившей с боями из Литвы и западной территории Латвии. *8 А вот что докладывал об этих событиях непосредственный начальник командира 5-го полка НКВД подполковника Головко - командир 22-й мотострелковой дивизии НКВД полковник Буньков: "5-й мсп к началу войны нес охрану правительства Латвийской ССР и особо важных предприятий промышленности, а 83-й полк нес охрану железнодорожных сооружений, однако в первые же дни войны в связи с активизацией к[онтр]р[еволюционных] элементов и их вооруженного выступления против частей РККА на территории Латвийской ССР вели борьбу с внутренней контрреволюцией. Так, например, 23 июня 1941 г. к[онтр]р[еволюционная] организация в г. Риге в количестве до 200 чел., среди которых находился ряд предателей, служивших в органах милиции, заняв здание 2-го отделения милиции, проводила организационную работу и подготавливала восстание против Советской власти, одновременно оказывая вооруженное сопротивление представителям власти и подразделениям 5-го мсп НКВД, в результате чего последними была уничтожена....С 24 июня 1941 г. вооруженные выступления к[онтр]р[еволюционных] формирований усилились, латвийские националисты и бывшие офицеры латвийской армии вооружались автоматическим огнестрельным оружием, начали занимать дома, расположенные у шоссейных дорог, мостов, вокзалов, то есть на пути движения частей Красной Армии, оружейным и пулеметным огнем обстреливали проходившие части, пытаясь таким образом внести панику и дезорганизованность в воинские части, создать видимость наличия крупных к[онтр]р[еволюционных] организаций в г. Риге и помочь продвижению фашистских войск в г. Ригу.... С целью ликвидации вражеской деятельности штадивом 22-й мсд были созданы истребительные группы в количестве 10 человек каждая . Цитата оттуда же. Национальные партизаны в Риге составляли в первую неделю войны группу порядка 150 вооруженных людей под командой полковника-лейтенанта Волдемара Вейса ,они пробовали 11. 28 числа занять почтамт и здание Радиофона ( как произошло в Каунасе) но столкнувшись с патрулями рабочегвардейцев после перестрелки отказались от этого вернувшись в свое укрытие на Бривибас 15 ( государственная Кинофабрика) /*10 И 28 июня 1941 года стало днем не только большого отхода частей РККА через Ригу но и одновременно днем ощутимых потерь1-й эскадры «Гинденбург» в районе Риги- потери составили 7 машин Юнкерс -88А5 и Юнкерс -88А6.Что для 1941 года немало. 2.3. Начало боев в Риге - долгий день 29 июня. Вечером 28 .июня в 22.30 в Ригу прибыл генерал – майор Николаев, командир 10–го стрелкового корпуса, отдавший приказ 10-й стрелковой дивизии занять оборону по реке Даугава.(И откуда историк Анфилов взял «комкора 10-го ск Фадеева» понять сложно)62-й сп,точнее те его подразделения,что отошли из Литвы имевшие последние 45-мм пушки начали занимать правый берег,рядом с «гвардистами» и ротами 83-го полка железнодорожной охраны .Подразделения 204 –го сп успели пройти через мосты.Третий сп дивизии отойти из Литвы еще не успел. Зато успел отойти через мосты 47-й кап ( корпусной артиллерийский полк) со своими 122 мм корпусными пушками и и 152 мм пушками-гаубицами.Он хотя и входил в состав 10-го ск отходил из Таураге где принял бой,за исключением одного дивизиона,успевшего выйти в район прикрытия 10-го ск, в полосе 11 –го ск и 125-й сд . Не смотря на то,что в этой полосе наступала вся 4-я танковая группа,благодаря своевременному занятию позиций полк смог отойти до Риги, сохранив боеспособность .И его орудия, занявшие позиции в районе ж.д.вокзала и помешали 29 числа группе полковника Лаша выиграть «битву за мосты», вместе с двумя батальонами рабочей гвардии и частями НКВД. 28.06. под давлением превосходящего потивника отход из Курземе через Рижские мосты начали части 10-й сд 10 -го ск и 125-й сд 11-го ск 8-й армии . На левом берегу Даугавы все еще находились части восьми дивизий 8-й армии имеющие приказ занять оборону по Даугаве , подразделение 67-й сд вырвавшиеся из Лиепаи и отходящие из Вентспилса подразделения ее 114-го сп моряки и пограничники. . В связи с этим стоит возпроизвести статью о обороне Риги в 1941 году. ( Т.3. 177-178 ) „Latvijas PSR mazā enciklopēdija” 1970,R.,Zinātne " Когда 27.06.1941. 26-й АК групы "Норд" занял Елгаву,появилась прямая угроза столице.В этот же день Совнарком и ЦК КП Латв.ССР переместились в Валку.Воинских частей в Риге не было,а корабли Балтфлота и Латв.морского пароходства переместились в Таллин. / Правда о занятии Елгавы командование 26-го АК узнало только 29.06.41,когда в город вошли велосипедисты из разведбатальона 61-й ПД - это было после полудня ,а 27-го только начали выдвижение с линии Ауце-Васки,раньше мешала 2-я т.д. /(прим.мое) В Риге была только штабная рота охраны Сев-Зап.фронта и части желдорохраны НКВД. 27.06.1941. оборонительные позиции на правом берегу Даугавы заняли части Рижского полка рабочей гвардии. 1-й батальон рабочей гвардии (командир А.Норбатович) - у понтоного моста, 2-й батальон рабочей гвардии (командир К.Годкалн) - у ж.д. и Земгальского мостов, Позже в Ригу отошла от Бауски група пограчников под командованием майора О.Крастиня. Затем 5-й мск полк НКВД 3-й батальон рабочей гвардии (командир Ф.Вейсенфельд) занял позиции в районе Кегумс-Кокнесе. 28.06. под давлением превосходящего потивника отход из Курземе через Рижские мосты начали части 10-й сд 10 -го ск и 125-й сд 11-го ск 8-й армии . 12. 1-й этап боев за город (борьба за мосты) 29.06.1941. противник преодолев сопротивление частей Красной Армии (в их числе и Рижское пехотное училище)в Пардаугаву ворвался на левый берег Даугавы и достигл мостов .Разведгрупа противника с 3-мя танками прорвалась по ж.д. мосту на правый берег (Понтонный и Земгальский мосты были взорваны). Под вечер ж.д. мост взорвали,танки и пехотинцев на правом берегу- уничтожили. 2-й этап боев за город На этом этапе главной целью было не допустить переправы противника на територии города. Артилерия противника безжалостно обстреливала правый берег Даугавы.Погибли от артогня гитлеровцев церьковь Петра,дом Черноголовых,Ратхаус и многие другие памятники архиектуры. В борьбе приняли участие 1 -й и 2-й батальоны рабочей гвардии ,62-й сп 10-й сд 10 -го ск и 125-й сд 11-го ск, 47-й кап и 5-й полк НКВД.Первые бои произошли в районе ул. Сатиксмес и Капу. Наиболее ожесточенные бои были на ул.Акменю, Валгума и булв.Узварас. В доме на углу Валгума и Узварас булв. более 50 красноармейцев и офицеров долгое время противостояли превосходящим в числе гитлеровцам. Все погибли. В Торнякалне тоже проходили ожесточенные бои. Рижские батальоны рабочей гвардии ночью на 30.06.41 начали отход на Валку , а в ночь с 30.06. на 1.07. и части 10 -го ск Красной Армии. 1.07.1941.немецкие войска вошли в Ригу. Упорная оборона Риги нанесла противнику ущерб и задержала его на двое суток дав возможность провести эвакуацию населения и материальных ресурсов. 29.06.1941 года в 10.20. авангард подвижной группы 1-го АК вермахта по Баускому шоссе ворвался в Пардаугаву. Сразу был открыт артиллерийский огонь по отходящим к мостам через Даугаву войскам и беженцам по Елгавскому шоссе и улицам в районе нынешней Виенибас Гатве.Они начали пробовать пройти боковыми улицами.Но опережая их к мостам прорвалась часть группы майора Хельбига. Сразу были подбиты у мостов несколько танков БТ принадлежащих 28-й тд в том числе один танк на понтонном мосту. Три штурмовых орудия 3-й батареи 185 –го дивизиона прорвались на правый берег по понтонному мосту,но заминированный мост был взорван сразу за ними.Перед ними были окопавшиеся бойцы 83 –го полка НКВД и рабочегвардейцы.После взрыва моста за их спиной самоходки двинулись в сторону двух железных мостов. По Земгальском мосту проскочили три зенитки (взвод) 604 -го зенитного дивизиона на полугусеничных тягачах и несколько автомобилей с саперами, «Бранденбургами» из 7-й роты переодетыми ,вероятно, в красноармейскую форму, отделения пехотинцев и саперов 43-го пехотного полка , одно 37 мм орудие ... и мост тоже взлетел на воздух за их спиной.Энергичный лейтенант-сапер, комановавший взводом , был убит взрывом гранаты,как только спрыгнул с насыпи. Ни он ни его подчиненные не смогли предотвратить взрыва Земгальского моста. По оставшемуся целым железнодорожному мосту прорвались уже под огнем еще два штурмовых орудия 3-й батареи во главе с ее командиром обер-лейтенантом Гейслером. Но по мосту,левому берегу Даугавы и Закюсала был открыт точный и смертельный артогонь из района ж.д.вокзала. Больше не прорвался никто . Артснаряд попал в немецкий автомобиль с пехотинцам на железнодорожном мосту./судя по фото снаряд с бронеопезда,при попадании снаряда калибра 122 мм или 152 мм автомобиль выглядит иначе./ Это произошло после 12 часов. Группа Гейслера начала обороняться в районе мостов не имея возможности окопаться,обстреливаемая из района центрального рынка бойцами 1-го батальона рабочей гвардии Криша Годкална и из домов на набережной ,бойцами 2-го батальона Норбатовича и двух рот 83-го полка НКВД по охране железных дорог. Положение немцев с учетом их малочисленности сразу стало безнадежным- всего сто-сто пятьдесят человек. Первыми были выведены из строя три 20 мм зенитки на улице 13-е января.Транспортеры брони 13. не имели, если не считать считать щита зенитки. Участь зенитчиков можно предсказать. К тому же булыжная мостовая давала великолепные рикошеты и осколки. А по ним вели огонь и с бронепоезда номер 2 бывшего полка бронепоездов армии ЛР. На нем ,если принять сведения Малмассари о первооружении латвийских бронепоездов 75 мм французскими орудиями,были 75 мм французские орудия с очень высокой эффективностью снарядов по не укрытой или слабо укрытой цели,положение группы было незавидным. Но немцы держались, штурмовые орудия маневрировали ведя огонь.Расчет 37 мм орудия ПТО смог установить его в развалинах углового дома и некоторое время вел огонь.Железнодорожный мост все еще не взрывали - ведь на левом берегу были части девяти дивизий. Хотя писали и о плохой подготовке взрыва. И точно кто принимал решение о сохранении или взрыве последнего риского моста - или капитан Васильев из штаба 8-й армии или офицеры НКВД верси публиковались разные и не всегда совпадают. С уважением к Вашему мнению.

Pav.R.: После подхода в распоряжение полковника Лаша батальона 43-го полка,между 16 и 17 часами он приказал 402 –му велосипедному батальону прорваться на помощь погибающим через железнодорожный мост в сопровождении нескольких штурмовых орудий . Но прорваться было невозможно – огонь 122 мм и 152 мм тяжелых орудий 47-го кап не оставлял шансов. К тому же вскоре был открыт коректируемый огонь тяжелых орудий по левому берегу. По улице Баускас через Елгавское шоссе прорвалась и закрепилась группа из пяти штурмовых орудий 2-й батареи 185 –го дивизиона,трех противотанковых орудий (37 мм ),одной 20 мм зенитки и группы пехотинцев и саперов. Они заняв позиции в домах Пардаугавы закрепились, вынудив отходящих искать прохода к мостам по боковым улицам избегая прицельного огня. Следующие германские группы по мере подхода в город не пытались проникнуть далее Агенскалского залива. Отходящие части РККА были рассеяны или уничтожены,к примеру , на виадуке через ж.д. у улицы Сатикстес – два танка Т-26, грузовик Газ-АА, 122 мм гаубица образца 1910/30 года. Имеются фотографии нескольких уничтоженных и оставленных в районе железных мостов и на улице Уденсвадас орудий Ф-22 калибра 76 мм. А .Исаев в своей книге считает их орудиями 9-й бригады ПТО. У меня такой уверенности нет- они могут принадлежать и легким артполкам отходивших через рижские мосты стрелковых дивизий. (9-я бригада ПТО отошла вроде совметно с 202-й мсд в район Яунелгавы и Екабпилса,но это если считать за истину ВИЖ ) Да и вопрос о батарее 76 мм орудий 5-го полка НКВД не ясен тип орудий или полковые 76 мм образца 1927 года но может 76 мм Ф-22 ? Положение всей группы Лаша стало более чем угрожаемым. Изменилась ситуация и на левом берегу сначала пехота и разрозненные танки БТ пытались прорваться через группы занявших оборону немцев или просочиься мимо них к мостам. Но встреченные организовнным огнем атаки красноармейцев терпели неудачу- до середины дня,когда с направления Тукумс подошли танки 144 танкового полка 23-й тд во главе с его командиром полковником Иосифом Петровичем Кокиным (ныне числиться пропал без вести), он смог подчинив себе 10 танков Т-26, 6 бронеавтомобилей ,3 противотанковых орудия и две стрелковых роты организовать атаки в районе Елгавас (ныне Виенибас) Гатве в направлении исправного ж.д.моста .Когда же по левому берегу был открыт коректитруемый огонь тяжелых орудий 47-го кап из района вокзала, горстка немцев оказалась в критическом положении – их силы иссякали. Но к 18 часам подошел от Кекавы 14. батальон 43-го пехотного полка капитана Ланге и рота противотанкистов чуть ранее. Роты батальона капитана Ланге перешли в контратаку в направлении товарной станции Торнякалнс и улицы Слокас . Чуть раньше саперы смогли уничтожить несколько четырехствольных пулеметных установок на грузовиках, причинявших заметный ущерб. Все это переломили ситуацию.Полковник Кокин пропал без вести. Одновременно орудия 536 –го дивизиона (мот.) тяжелых гаубиц около 16 часов -(150 мм гаубицы) орудия батарей были установлены в районе Тирини и Катринас муйжас открыли огонь по правому берегу–набережной и ратушной площади , начался пожар - огонь и дым сделали коректировку огня невозможной. ( тут может и прав Висвалдис Лацис,что коректитровали огонь с церкви св.Петра,но может это только его предположение) К 20 часам этого долгого дня авангард,пытавшийся закрепиться на правом берегу Даугавы был уничтожен. Спаслись только обер-лейтенант Гейслер,ко- мандир третьей батареи 185 – дивизиона «штугов» (самоходок в дальнейшем именуемых в советских источниках и мемуарах «артштурм» и даже «ферди- нандами»).Он трижды раненный вместе с тремя солдатами смог приползти к своим на левый берег по железнодорожному мосту. Гейслер был награжден Рыцарской степенью Железного креста. Да двое раненных из расчета противотанковой пушки(унтер офицер и канонир) – их укрыли у себя в подвале местные житель -ницы.Смог отлежаться до утра 1.июля и один из раненых бранденбургеров из 7-й роты когда в город со стороны улицы Маскавас вошли части переправлен- ные через Даугаву выше городских мостов. Если верить сообщению командира 667 саперного полка Уленсбергера,ставшего первым германским комендантом Риги, после входа в город 1 июля у мостов на плацдарме было найдено 69 трупов германских солдат и еще 15 трупов убитых пленных во дворе казармы ( по свидетельству рижан очевидцев – это двор больницы Красного Креста) Но почему пленных не убили сразу а повели далеко от набережной – не логично. Хотя и передача раненных пленных по-спискам противнику так же не вошла в практику Восточного фронта до 1945 года включительно. К вечеру в город вошли и отходящие с направления Тукмс-Юрмала курсанты РПУ.После того,как их обстереляли немцы из домов в районе улицы Слокас, зная город они направились к Илгуциемсу и далее к Спилве,а с наступлением темноты отыскав лодки без потерь переправились через Даугаву./публиковался рассказ одного из курсантов / Тут стоит сказать о том,что малочисленные подразделения группы О.Лаша далее залива Агенскална до ночи с 29 на 30 июня не продвигались. Тем более что атаки группы полковника Кокина длились несколько часов и судьба авангарда висела на волоске.Они вполне могли разделить судьбу группы обер – лейтенанта Гейслера полностью уничтоженной. ( О.Лаш писал став уже генералом ) «В 17 часов начался самый сильный натиск и с запада и с юга- отчаяннные атаки пехоты отбитые гранатами и пулеметами.Но пали многие герои ... В 19 часов следующая атака при поддержке многочисленных танков- по Капу улице и в районе Лютера базницас . Герои взрывали их гранатами и шашками , подвиги орудий ПТО жертвующих собой. Более 40 танков осталось перед позициями героев . После 15. уничтожения танков контратака исправила положение . В 19.30. из дыма по ж.д. мосту выполз трижды раненый оберлейтенант Гейслер.Он и три раненых солдата из последних сил доползли до товарищей на западном краю моста.Он доложил -все орудия вышли из строя,подразделения уничтожены. » Наиболее ожесточенные бои были на ул.Акменю, Валгума и булв.Узварас. В доме на углу Валгума и Узварас булварс более 50 красноармейцев и офицеров долгое время противостояли превосходящим в числе гитлеровцам.Ликвидировать эту группу смогли только к вечеру. Все погибли. В Торнякалне тоже проходили ожесточенные бои. 2.4. Продолжение боев в Риге - 30 июня и 1 июля. К вечеру 1-й АК обещал Лашу подкрепления . Ж.Д. мост был взорван противником только в 2 часа ночи 30. июня . И в ночь с 29 на 30 начали подходить подразделения 1-й пехотной дивизии- сначала главные силы 43-го родного для О.Лаша пехотного полка. Артилерия 1-й пд начала занимать огневые позиции в районе Бишумуйжа.Чтобы избежать окружения 1-й и 2-й батальоны рабочегвар- дейцев в ночь на 30 июня по приказу покинули Ригу и направились в Валмиеру. Соотношение сил изменилось и утром 30 июня немцы начали очищать Пардаугаву. После 13 был занят аэродром Спилве с 80 -ю уничтоженнными и поврежденными самолетами. Фотографии аэродрома Спилве и самолетов на нем ,после занятия немцами ,имеются в большом количестве. И если фотографии И-16,СБ и УТИ узнаются не сразу то фото уничтоженного DC-2 (единственный в СССР к июню 1941 года )очень популярно с учетом его судьбы. Первый купленный СССР DC-2 погиб в катастрофе еще в середине 30-х годов, ее причиной стало курение пасажира и пары бензина. А второй сначала был польским, в 39 году интернирован в Латвии и погиб уже с советскими опозновательными знаками на Спилве. 30. июня после обеда со стороны Елгавы в Ригу вошла подвижная группа из состава 61-й ПД во главе с командиром 667 саперного полка полковником Уленсбергером.В середине дня 30 июня удалось занять Илгуциемс.Подразделения 61-й ПД присоединились к совместному очищению левого берега и подготовке к форсированию. Первые саперы-разведчики на штурмовых лодках переправились через Даугаву в районе Гипсу-Калькю примерно в 4-х километрах выше мостов около 20 часов 30.июня. Сопротивления не было. Части 8-й армии получили приказ ночью на 1-е июля оставить Ригу и начать отход в направлении Сигулды,последние организованные подразделения начали отход в 23.30 по Московскому времени. В 5 утра 1 июля утра после переправы на саперных плотах штурмовых орудий и других груп было начато движение тремя колоннами в Ригу из района Кенгарагса Авангард центра города достиг к 9 утра 1 июля. На улица начали появляться многочисленные местные жители приветствующие войска. Полковника Уленсбергера назначили первым комендантом Риги . Ну и что происходило в одной из ключевых точек города «Радиофоне» .В отличии от брошенной радиостанции в Каунасе,которая исправной была занята литовскими активистами ФАЛ почти за сутки до оставления города и подрыва отхдящими частями 16-го ск мостов через Неман. После трансляции речи Молотова 22.июня Наумов (присланный из Союза специалист) сразу организовал собрание на котором категорически потребовал что бы каждый пожертвовал армии не менее недельного 16. заработка. Позже работа шла в обычном режиме до утра 29.июня .Рано утром в здании «Радиофона» появился Лев Тишчанский ( тоже присланный из Союза специалист)в сопровождении офицера НКВД и восьми вооруженных солдат.Они расположились в кабинете Наумова. После обеда пробовали отыскать машину «Радиофона» но не могли отыскать водителя/он жил в Пардаугаве/. Старую Ригу уже обстреливала германская артилерия с левого берега. На следующий день (30 . июня) Лев Тишчанский и офицер отослали из помещения передатчиков техников и повредили топором трансформатор и четыре генератора . После чего поспешно выбежали во двор и уехали на армейском автомобиле. Но резервный генератор они не тронули как и лампы большой мощности. Инженеры и техники остались в помещениях на ночь.Ясности о положении в городе не было. Красные могли и вернуться. А 1.июля в 7 часов утра в помещении «Радиофона» появился директор Рижской Киностудии Алберт Ексте со своими людьми. В город начали входить переправившиеся через Даугаву немцы Через несколько часов передатчик восстановили.Отыскали пластинки с гимном Латвии, к микрофону подошел Ексте и сообщил – «Латвия свободна» в эфире зазвучала знакомая мелодия «Rīga dimd,Rīga dimd” и затем Государственный гимн Латвии возвестив о том,что окупация, длившаяся 378 дней окончена. И в тот же день вышла в свет газета «Тевия». 29.июня большая группа национальных партизан повторила атаку на центральную тюрьму – сопротивления не было,охранявший ее 155 конвойный батальон находился уже на охране моста через Юглу,неся потери от германской авиации.Среди освобожденных находился капитан армии Латвии Вилис Хансен,уже 30 числа он начал организовывать групу вооруженных людей и 1. июля эта группа развернувшись цепью в районе Мангальсалы начала разоружать переправляющих- ся на разнокалиберных плавсредствах из Пардагавы красноармейцев. Работа телефонных станций внутри города на прерывалась , а междугородние переговоры были ограничены. Телефонная связь левого берега с правым не прерывалась и 29 июня. Последние поезда из Риги на Восток ушли вечером 28 июня,не смотря на бомбардировку авиацией составов. В направлении Дагавпилса до 25 числа ушло из Риги 10 пасажирских поездов и три специальных состава. Движение прекратилось с 26 числа. После этого железно-дорожные составы уходили только в направлении на Валгу. За шесть дней через Валгу прошло 6 пассажирских и 10 специальных поездов. Пассажиский поезд ушедший из Риги на Валку 26 июня был авиацией уничтожен,при этом погибло 120 женщин и детей.К концу 29 .июня железная дорога была выведена из строя,в депо Шкиротава было оставлено около 20 неисправных паровозов, а всего оставлено несколько десятков пассажирских и несколько сот товарных вагонов. Последние три поезда на Валку ушли из Риги 29 июня в том числе поезд с раненными со станции и два поезда с беженцами,в это время в Пардаугаве уже шли бои. Воздушная тревога объявлялась в Риге начиная с 23 июня.В том числе 23 июня -4 раза, 24 июня -8 раз,25 июня-10 раз,26 июня-7 раз,27 июня -4 раза,28 июня 8 раз, и последний налет с обстрелом и бомбардировкой состоялся 29 июня около 10 часов перед входом группы Лаша в Пардаугаву и началом боев за город. И интересная деталь 29 июня,когда шли бои в Пардаугаве и обстреливался центр старого города на улице Элизабетес и в районе бульваров собирались жители 17. всматриваясь в клубы дыма и пламени в стороне старого города. Ну и последние крупные бои в районе Риги . 27.июня приказ о оставлении Вентспилса получил командир 114-го стрелкового полка 67-й стрелковой дивизии. В состав колонны вошел гаубичный артдивизион,присоединились моряки и пограничники.Отход начали через Угале на Тукумс .К 28 июня в составе отряда в Тукумсе было около 2500 человек включая вырвашихся из Лиепаи,в том числе заместитель командира 67-й сд по политической части.В ходе совещания мнения разошлись и комполка решил пробиваться на Ригу,замполит через Елгаву.То что происходило в Пардаугаве 29 описано выше,полковник решил переправить полк у Кекавы через Даугаву, но шоссе было полностью блокировано.Бой произошел 2 июля в районе Олайне - в бою погибло около 800 человек,остальные без тяжелого оружия ,рассеялись или были взяты в плен.Фотографии солдат,моряков и орудий в районе Олайне попали в газету «Тевия» . Похожая судьба постигла и многие другие части отрезанные от реки. Утратила почти все 90-я стрелковая дивизия, многие подразделения 11-й, 10-й, 125-й сд , 23-й , 28-й тд и 202-й мсд . Из 82-х тысяч бойцов в 8-й армии на 4.июля в строю осталось только около 25 тысяч бойцов. Поседние отошедшие через Даугаву подраэдеелния 11-й сд переправлялись в районе Лиелварде вплоть до 30 июня – переправу удерживала 7-я рота 3-го рижского батальона рабочей гвардии. Переправу 28-го мотострелкового полка 28-й тд обеспечило удержание плотины Кегумской ГЭС- это обеспечило отход и других частей бывших моторизованными . Плотина была взорвана по приказу в конце дня 30 июня. Судьбу дивизий 8-й армии можно проследить по отчету о их численности на 4.июля 1941 года. Войска и рабочегвардейцы отходили из Риги организовано в направлениях на Сигулду и Валку.Через Лимбажи отходили по суше моряки 98-го артивдивизиона БО.Там они приняли участие в бою «национальных партизан»с рабочегвардей-цами.Подробности этого боя описаны в книге по истории Лимбажского района вышедшей уже в постсоветсткое время . В бою в Лимбажи участвовали и латвийские пограничники во главе с бывшим подпольщиком майором О.Крастиньшем . С уважением к Вашему мнению.

Pav.R.: 1. Сюда заходит "бронемашинист",который и Малмассари выкладывал и еще много чего, он то по этим панцерцугам ссылку (и может фото ? - точно не помню выкладывал ) по ней я и знаю ... Но в Каунас они вкатывались чуть ли не 24-го июня ,только на взорватые мосты через Неман жаловались .... Да и у пароходика с названием "Профинтерн" фотографировались люди из экипажа. 2. А в пехотных полках они зачем? (UE Chenillete ) На переднем крае танкетка очень нужна и полезна - так считали и французы(когда их заказали более 5000 штук) и германцы когда их получили после капитуляции Франции . И ротному лучше иметь такую машину,чем бывшее такси из мобилизованных,как во французском походе... Вот в 121-й дивизии они были и офицеры из 43-го полка 1-й ПД тем завидовали ... Их броня много пользы приносила и жизни сберегала... Почему и англичане такие же "Универсалы" для того же в таких огромных количествах изготовили ... С уважением к Вашему мнению.

прибалт: Последние два сообщения интересные, только очень сумбурные.

прибалт: Моя версия Сначало карта Теперь текст Боевые действия в полосе обороны 11-й армии складывались следующим образом. 5-я стрелковая Краснознаменная имени Чехословацкого пролетариата дивизия должна была обороняться на правом фланге 16-го СК и в целом 11-й армии в 30-км полосе. Непосредственно государственную границу прикрывали пограничные заставы 2-й и 3-й пограничных комендатур 106-го пограничного отряда. Недалеко от границы, в предполье, от 5-й сд находилось три стрелковых батальона от каждого стрелкового полка . От каждого батальона к границе было выделено по 2-3 стрелковых взвода в качестве передовых дозоров боевого охранения. Основные силы дивизии находились в Козлово-Рудском полевом летнем лагере. В полосе обороны 5-й сд наступали три с половиной пехотных дивизий немецкой 16-й армии. На левом фланге армии, по южному берегу Немана наступала одна из старейших дивизий Вермахта – 30-я пд. Для усиления дивизии были приданы две батареи штурмовых орудий, саперные батальона, колонны и парки мостостроительного имущества. Ее задачей было прорваться к месту впадения в Неман реки Дубисса и захватить плацдарм на восточном берегу Немана. Для выполнения задачи в дивизии был сформирован передовой отряд под командованием подполковника Вайсс. В сотав отряда был включен разведывательный батальон, рота противотанкового дивизиона, моторизованная саперная рота, моторизованная батарея тяжелых гаубиц и батарея штурмовых орудий . Справа от дивизии наступала, так же входящая в состав X-го армейского корпуса 126-й пд. Южнее наступали две пехотные дивизии XXVIII-го армейского корпуса: 122-я и 123-я. В 3 часа утра 22 июня 1941 от начальника пограничной заставы в батальоны прикрытия поступило сообщение о том, что на германской стороне наблюдается интенсивное движение войск и слышится шум моторов. Через полчаса начался артиллерийский обстрел и форсирование немцами реки. Немецкие самолеты группами по 30 начали перелетать границу. В бой вступили пограничники… Необходимо было продержаться до подхода главных сил… К 6 утра противник, сбив или блокировав пограничные заставы, вошел в боевое соприкосновение с передовыми дозорами. Уже в 5 часов утра командующий 11-й армией приказал командиру 16-го стрелкового корпуса организовать оборону в узлах обороны Ковенского укрепленного района. Строительство ДОСов этого района было начато лишь в апреле 1941 г. и в июне 1941 г. не одного готового ДОСа еще не было, части УРов только формировались. В полосе прикрытия 5-й сд находилось три узла обороны строящегося УРа: 1-й, 2-й и 3-й. Находящиеся в Козлово-Рудском полевом лагере основные силы дивизии были подняты по боевой тревоге и начали марш к узлам обороны. Навстречу им шли отходящие саперные и строительные батальоны, на вооружении которых было всего несколько винтовок на всех. Зачастую эти отходящие части мешали продвижению основных сил дивизии к фронту. Так как командиры 142-го и 190-го сп руководили боем передовых батальонов, основные силы этих полков вели их заместители по политической части . К 12 часам основные силы прошли через Шакяй и вышли в полосу обороны передовых батальонов. Командир дивизии принял решение основные усилия сосредоточить на создании фронта обороны с 33-й сд. Для этого он оставив на северном участке 2-й сб 142-го сп и усилив передовой батальон 190-го сп двумя батальонами этого полка, остальные стрелковые батальоны отправил на юго-запад. Приняв бой на широком, тридцати километровом, фронте и не имея возможности создать сплошную линию обороны, командование дивизии использовало, при возможности, тактику действий из засад. «126-я пехотная дивизия из земли Рейн-Вестфалия, сражаясь бок о бок с солдатами из Шлезвиг-Гольштейна, так же на собственном горьком опыте познала силу и стойкость советских войск. 2-й батальон 422-го пехотного полка понес серьезные потери. Бойцы пулеметного заслона затаились в полях среди неубранных зерновых и дождались, когда первая волна атакующих прокатится дальше. Во второй половине дня, когда ничего не подозревавший капитан Ломар повел свой находившийся в резерве батальон на передовую, поле ожило. Сам командир батальона скоро оказался в числе убитых, а его заместитель – среди тех, кто получил тяжелые ранения. Целой роте понадобилось три часа на то, чтобы очистить поле от врага. Солдаты противника продолжали стрелять даже тогда, когда немцы подошли к ним вплотную и с расстояния трёх метров забросали гранатами». Наиболее удачную засаду организовал командир 142-го сп майор Шмаков. «Была уничтожена колонна противника – 400 чел., 39 автомобилей, 7 арт. орудий, 2 зенитные пушки, много мотоциклов, велосипедов и стрелкового оружия». Вероятнее всего в засаду попала колонна 122-й пд, которая в этот день понесла очень большие потери: убито 86 чел. (в т.ч. 7 офицеров), ранено 183 чел. (8 офицеров), пропало без вести 49 чел. (1 офицер). О том, что возможно часть этих потерь дивизия понесла в засаде, говорит количество пропавших без вести. Применение этой тактики заставляло немецкое командование действовать более осторожно, пускать вперед разведывательные дозоры и только потом совершать марши пехоты. Как писал немецкий историк 122-й пд: «Прорыв был осуществлён после тяжёлых боёв против жёсткого и упорного сопротивления, очень умно использовавшего местность для обороны противника» . Несмотря на ожесточенное сопротивление, значительно превосходящим силам врага, удержать его на рубеже строящегося укрепленного района не удалось. Передовой отряд 30-й пд, не встречая сопротивления, стремительно продвигался по южному берегу Немана и в ночь с 22 на 23 июня захватил плацдарм на его восточном берегу. Уже в 11.30 передовые подразделения 6-го и 26-го пп 30-й пд перерезали дорогу Гелгаудишкис – Шакяй, и захватили около 200 пленных . Вероятно, это были безоружные бойцы саперного или строительного батальонов. Вот как описывает немецкий историк 30-й пд первых советских пленных: «И как первое впечатление и о другой, непонятной, закрытой и опасной части света на примере первых пленных: Они сидят молча, пригнувшись, ожидающие, они не жалуются, смотрят тупо, с апатией и без движений. Они не разговаривают, так же меж собой, даже с ранеными. О них заботятся немецкие санитары. Они делают только одно: они наблюдают! Незаметными и шустрыми, маленькими забитыми глазами» . На стороне немцев выступила часть антисоветски настроенных литовцев. Между оборонявшимся на правом (северном) фланге дивизии 2-м сб 142-го сп и правым флангом 190-го сп вклинивался немецкий 424-й пп 126-й пп, между 190-м сп и 336-м сп вклинивался 411-й пп 122-й пд. Попал в окружение и погиб дивизион капитана Воскресенского А.С. 174-го гап. Западнее Шакяй командование дивизии бросило в контратаку кавалерийский эскадрон 28-го орб, атака немцами была отбита . Возникала угроза разгрома дивизии по частям. В этих условиях командир корпуса приказал командиру дивизии отвести понесшие большие потери части дивизии на западную опушку Козлово-Рудской лесной пуши.

Свидинский: По схеме. Я остаюсь при своем мнении по расположению передовых батальонов 5 сд. Справа налево: 3/142 сп, 2/190 сп, 3/336 сп, Основание: разведсводка штаба 5 сд на 14.00 22.6.41г.

прибалт: Свидинский пишет: По схеме. Я остаюсь при своем мнении по расположению передовых батальонов 5 сд. Справа налево: 3/142 сп, 2/190 сп, 3/336 сп, Основание: разведсводка штаба 5 сд на 14.00 22.6.41г. Я посмотрю дополнительно.

прибалт: Свидинский Да, документ это лучший источник. Жду по 33 и 188 сд, интересуют и БД и расстановка немцев. Что по приданным силам и потерям 122 пд?

zhur: А в пехотных полках они зачем? UE шли в панцерягер дивизионы пд и в 14 роту пп-ов в качестве тягачей ПТО. Это касалось дивизий 11-12 волн. 121 из таких.

прибалт: zhur пишет: UE шли в панцерягер дивизионы пд и в 14 роту пп-ов в качестве тягачей ПТО. Фотогроафия есть? Действительно похож на танк?

zhur: Фотогроафия есть? Действительно похож на танк? По крайней мере машина гусеничная и звук соответствующий имхо. http://www.lexikon-der-wehrmacht.de/Gliederungen/zzz/14IR437-1.jpg немцы бывало прямо на них монтировали орудие http://www.zorich.ru/games/bb/pics/c2_feodosia/pz_f37_pak.jpg

прибалт: zhur пишет: немцы бывало прямо на них монтировали орудие Это перед войной монтировали? В принципе пехоту без тяжелого вооружения на таких можно и атаковать. Может и ТТХ дадите, кстати немецкое название какое? Извините за столько вопросов, техника не мой конек, но интересно.

zhur: Это перед войной монтировали? В принципе пехоту без тяжелого вооружения на таких можно и атаковать. Может и ТТХ дадите, кстати немецкое название какое? Извините за столько вопросов, техника не мой конек, но интересно. Монтировали перед войной. Сколько точно было переделано из 700 штук которые передали в пд 11-12 волн неизвестно. Везде озвучивают(с подачи одного авторитетного и известного автора) цифру в 700 штук но это ошибочно истолкованная информация из дневника Гальдера(700 это всего передано). Судя по фотографиям что встречал на аукционах переделали незначительную часть. Спросите у ув.Алтына может у него другое впечатление - он больше моего повидал. Немецкое название переделки Selbstfahrlafette für 3.7 cm Pak36 auf Renault UE(f) ТТХ можно например здесь посмотреть. http://www.aviarmor.net/tww2/tanks/france/renault_ue.htm

прибалт: zhur пишет: Спросите у ув.Алтына может у него другое впечатление Алтын - Ваше мнение?

Алтын: прибалт пишет: Алтын - Ваше мнение? 37мм ПАК установленный кустарным способом на франц.тягач верхом из 121 пд на снимках встречается пару раз. О масштабе таких переделок не могу судить ибо мало снимков. Я думаю заводская переделка (с демонтажем колесного лафета и жестким креплении на корпусе тягача на снимке ЖУРа) не имела успеха в армейских частях из-за опасений , что в случае выхода из строя шасси , пушка тоже теряется. А "кустарка" легко размонтируется взад, а там "колотушку" хоть руками таскай. Мое мнение - никаких 700 самоходных ПТО и близко не было. Это неосуществленное намерение. А "кустари" у немцев в ходе войны монтровали разные стволы на разную технику, но возможность легкого демонтажа присутствует на большинстве известных мне "экзотах".

Pav.R.: Мое мнение - никаких 700 самоходных ПТО и близко не было...Алтын Полностью согласен. Renault UE(f) было именно средством замены автотранспорта,тягачей и т.д. В Вохеншау мелькают кадры где с них снимают к примеру громкоговоритель ( в бою за Либау к примеру) И грузоподъемность у этой танкетки была поменьше,чем у Krupp Kfz 81 (L2H43) . Орудие и 37 и 50 мм буксировали хорошо,а вот расчет - на втором Renault UE(f) пристраивался. И видимо требовалось их две для замены одного грузовичка . ( Но это именно писание мемуаристов) А вот штатов тех пехотных полков и дивизионов ПТО в дивизиях пересевших на "элегантных французов " вместо германских колесных машин . Мелькали только записи вроде замены в транспортных колоннах 10 германских грузовичков на дюжину французов ... ( вроде выходило 3,0 тонны у германца а замена 2,5 тонный француз ). А в своем первоначальном качестве в пехотных полках ( как и советсткий Т-27 и английский "Универсал" ) - транспортер поля боя,командирская машина Renault UE(f) интересно часто встречается на фото - или только кое-где ? Ведь было их сделано французами более 4-х тысяч,и германцы их использовали и за пределами Франции. С уважением к Вашему мнению.

прибалт: Сначало карта Теперь текст Против войск 11-го СК наступали дивизии 4-й танковой группы Вермахта. Причем только 125-я сд успела занять оборону, имея южнее от себя и до Немана, только несколько батальонов 48-й сд. Основные силы этой дивизии в этот день совершали марш от Шауляя, и были на подходе к своему рубежу обороны. Наиболее подробно бои за Таураге описаны в статье Анатолия Хаеша . Таураге был важным с военной точки зрения городом. Через него проходили автомобильное шоссе и железная дорога Тильзит – Шауляй и далее на Ригу. В городе располагался штаб 106-го пограничного отряда. Непосредственную оборону города осуществляла 125-я сд. Приданный дивизии 51-й кап (36 152-мм пушек-гаубиц) образовывал группу артиллерии дальнего действия. В составе сковывающей группы дивизии было два стрелковых полка: на правом фланге 466-й и на левом – 467-й. В резерве командира корпуса находился 749-й сп. Вызывает удивление, что при такой значительной растянутости обороны дивизии, в резерве находится еще и целый стрелковый полк. Возможно, это связано с тем, что буквально накануне войны, в июне, началось формирование частей для укрепленных районов. В частности для Шауляйского УРа должно было сформировано три отдельных артиллерийско-пулеметных батальона, один отдельный артиллерийский дивизион и одна отдельная артиллерийская батарея. На правом фланге дивизии у Паграмантиса должен был держать оборону сформированный на базе 67-й сд 165-й оапб, южнее его восточный берег реки Юра должен был оборонять сформированный на базе 48-й сд 167-й оапб. Наконец, непосредственно в Таураге оборону должны были осуществлять сформированные на базе 125-й сд 169-й оапб и 515-й оадн и на базе 67-й сд – 69-я оабат. Компенсировать дивизиям личный состав, переведенный в состав формируемых частей УР должны были в июле . Фактами – успели или нет сформированные части УРа занять позиции, автор не располагает. Около часа ночи начальнику 106-го погранотряда доложили, что в районе шоссе Тильзит – Таураге к границе подошла без света группа тяжелых машин и остановилась. Вероятно это танки. Об этом он немедленно доложил командиру 125-й сд, после чего вызвал начальника штаба и заместителя командира по политической части и поднял погранотряд по боевой тревоге . Тяжелые бои разгорелись с раннего утра на участке 106-го Таурагенского погранотряда (начальник – подполковник Л. А. Головкин, заместитель по политчасти – батальонный комиссар А. Н. Иванов). Заставы и штаб отряда подверглись артиллерийскому обстрелу. Сразу же была нарушена связь. Комендатуры отряда располагались в Таураге, Юрбаркасе, Кудиркосе и Кибартае. Почти 40 лет не было известно о судьбе 4-й заставы… Командовал заставой лейтенант Богун А.А. Лишь в 1981 г. стало известно, что не сломив сопротивление заставы, немцы ввели в бой танки. Основная часть защитников погибла, командир заставы, не желая сдаться в плен, застрелился. Основным противником 125-й сд был немецкий XXXXI-й моторизованный армейский корпус. В его составе были две танковые дивизии: 1-я и 6-я, 36-я мотопехотная дивизия и 269-я пехотная дивизия. Командиру корпуса для руководства приданной артиллерией подчинялось 30-е управление артиллерийского командования, действовавшее на правах командования артиллерийской бригады. От Люфтваффе командиру корпуса подчинялось 23-е управление координацией приданных сил Люфтваффе с командованием XXXXI армейского корпуса (моторизованного) на правах управления полка. Ему подчинялись 31-е авиазвено 4-й авиагруппы ближней разведки и 1-й смешанный дивизион 3-го зенитного полка Люфтваффе (12 88-мм зенитных орудий и 24 20-мм зенитных орудий). Кроме этого командиру корпуса подчинялся 601-й отдельный легкий зенитный батальон (36 20-мм зенитных орудий на шасси полугусеничных тягачей). Сильнейшей дивизией корпуса и всех танковых сил Вермахта была 1-я танковая дивизия. На ее вооружении находились средние танки 20 Pz.III и 71 Pz.IV, первые батальоны ее 1-го и 113-го стрелковых полков были вооружены бронетранспортерами Sd.Kfz.251 Hanomag. Корме этого, для штурма Таураге, дивизия была усилена 489-м пп со 2-м артиллерийским дивизионом арт. полка 269-й пд. Собственная пехота 1-й тд должна быть сохранена для выполнения последующих задач. Для артиллерийской подготовки помимо артиллерийских частей усиления, в полосе 1-й тд была собрана вся артиллерия 36-й пд(м) и 269-й пд, второй дивизион артиллерийского полка 6-й тд. Кроме этого на время операции дивизии были приданы части артиллерии: 611-й моторизованный арт. дивизион (12 105-мм пушек), 2-й арт. моторизованный дивизион 67-го ап (12 150-мм гаубиц), 615-й арт. моторизованный дивизион (6 210-мм мортир), 52-й полк реактивных минометов (36 150-мм шестиствольных минометов), 616-й противотанковый дивизион (27 САУ Pz.Jager.1). Руководил приданной артиллерией штаб 618-го ап. Ему подчинялся 2-й дивизион артиллерийской инструментальной разведки. Дивизии было придано от Люфтваффе 23-е авиазвено 3-й авиагруппы ближней разведки и 83-й легкий зенитный дивизион Люфтваффе (8 37-мм зенитных орудий и 24 20-мм зенитных орудий) . Вторая танковая дивизия корпуса – 6-я, имела на вооружение 155 устаревших чешских легких танков Pz.35(t) и 30 средних танков Pz.IV. Чешские танки не только были сняты с производства, но было прекращено изготовление запасных частей для них. В этом соединении было три танковых батальона, два в 114-м танковом полку и 65-й танковый батальон. Ей так же были приданы от Люфтваффе: 23-е авизвено 3-й группы ближней разведки и 2-й дивизион 411-го зенитного полка Люфтваффе (8 37-мм зенитных орудий и 24 20-мм зенитных орудий). Приданные дивизии части артиллерии – 2-й моторизованный арт. дивизион 59-го ап (12 150-мм гаубиц). Для наступления в 1-й тд были созданы две боевые группы. Для того, что бы не ввязывать танки в городские бои, почти все танковые подразделения были собраны в боевую группу Крюгера и наступали севернее Таураге. Кроме этого в состав группы входил 1-й батальон 113-го сп и 37-й саперный батальон. Второй боевой группе (Вестхофена) ставилась задача захватить мосты через реку Юра в районе Таураге. В группу входили в основном мотострелковые подразделения усиленные одной танковой ротой и артиллерией. Германский историк 1-й тд Штовес пишет: «Тревожную зловещую тишину, царившую ночью 22 июня 1941 года, разорвал в 3.05 (Берлинского времени – Авт.) страшный удар. 550 стволов, в том числе орудий с железнодорожных платформ, курсирующих в зоне корпуса вдоль границы, в течение 40-минутной артподготовки обрушились стальным градом на оккупированную Советами балтийскую землю. Но еще до того, как в 3.45 (Берлинского времени – Авт.) огонь внезапно умолк, штурмовые группы саперов и стрелков уже ползли к границе. Прижимаясь вплотную к грунту, они отодвинули в сторону первые заграждения. Вскоре полетели ручные гранаты, загремели связанные и сосредоточенные заряды. Предрассветные сумерки снова наполнились вспышками от палящего оружия всех калибров» . В расположении 466-го полка 125-й стрелковой дивизии земля смешалась с небом. Столбы песка вздымались на позициях артиллерии. Дивизионы и батареи ждали приказа вступить в бой. Командир полка Ш. Г. Гарипов, запросил у командира дивизии разрешение открыть ответный огонь, указав на большие потери, которые несет полк, но получил отказ. Вражеская артиллерия около получаса безнаказанно громила наши позиции. Красноармейцам, находившимся на передовой, эти тридцать минут показались вечностью. Долгожданная команда артиллерии переднего края и гаубичным батареям была отдана только после разговора командира дивизии со штабом корпуса. Началась артиллерийская дуэль . После пограничников первый удар врага встретили подразделения обороняющие предполье, они вели упорные бои в окружении, расстраивая натиск наступающего противника . Около 10 часов утра основные силы противника подошли к городу. Крупным противотанковым препятствием являлась река Юра, захват мостов через реку целыми, имел важное значение для наступающих. Шоссейный мост был взорван, но со взрывом железнодорожного моста произошла заминка. Дивизионный инженер (125-й сд – Авт.) майор Б. Т. Вертоградов приказал начальнику инженерной службы старшему лейтенанту Шилову с отрядом саперов взорвать заминированный мост через реку Юра, но заряд не сработал. ‑ Осколком перебит провод. За мной! К мосту! – скомандовал Шилов саперам. Отважный лейтенант и почти все саперы погибли, так и не достигнув цели. Положение стало критическим. Вражеские танки въехали на мост. Спасти положение бросился сам майор Вертоградов. Когда он на машине сквозь град пуль и осколков прорвался к мосту, четыре танка были уже на стороне города. Взрыв потряс берега Юры. Мужественный дивизионный инженер преградил путь врагу. Танки он задержал, но сам не вернулся. Товарищи нашли его тяжело контуженного, в луже крови, с оторванной левой рукой. На город начала налет авиация противника. К 14 часам немцы прорвались в район расположения 749-го сп и ворвались на артиллерийские позиции. Отражая атаки немецких танков, артиллеристы 459-го гап выкатывали орудия на открытые позиции и били по танкам прямой наводкой. Батарея лейтенанта Яценко в первые часы боя подбила 7 вражеских танков, уничтожили 10 мотоциклов и 3 автомашины… Когда орудийный расчет, находясь в полуокружении, был выведен из строя, командир орудия младший сержант Трофимов спрятал в укрытие своих раненых товарищей и один продолжал вести огонь по врагу прямой наводкой… Командир 466-го сп Ш.Г. Гарипов, раненный в первые же часы боя, остался в строю и продолжал руководить отражением непрерывных атак врага до конца дня. Когда был ранен и выбыл из строя один из командиров батальона этого полка, начальник артиллерии дивизии подполковник Сенкевич Я.П. заменил раненого командира батальона и руководил боем до тех пор, пока артиллерия дивизии не переменила огневые позиции . Пехотный полк 269-й пд (489-й) наступал южнее кампфгруппы Вестхофена. Он перешел реку Юра вброд и около 6 утра атаковал Таураге с юго-запада. В 15.45, прорвавшись через Таураге, боевая группа Вестхофена начинает наступление на Батакяй. К 17 часам 489-й пп заканчивает зачистку города. В журнале боевых действий немецкой 1-й тд бою за Таураге дана следующая оценка: «В первый день наступления дивизии удалось в упорных и тяжелых боях преодолеть рубеж Юры, взять Таураген и достичь рубежа Анчии. Противник встретил немецкое наступление только на Юре. Эту позицию он пытался удержать всеми силами. Сильная артиллерия противника восточнее Таурагена мешала переправе через Юру и захвату города. В 13.30 удалось сломить сопротивление врага, который защищался упорно и ожесточенно. Отступление противника производит впечатление упорядоченного. Очевидно, оставив сильные арьергарды, враг отойдет на позиции по Дубисе» . В ходе ожесточенных боев этого дня германская 1-я танковая дивизия понесла самые большие потери за период с 22 июня по 19 сентября 1941 г. Причем 19 сентября – это просто последний день когда автору известны потери этой дивизии. Сами потери, в этот день составили 313 убитых и раненных и 34 пропавших без вести . Однако не будем забывать, что в боях за Таураге принимал участие еще и пехотный полк 269-й пд. Правее 1-й тд, наступала 6-я тд, а еще южнее 269-я пд (без одного полка). 36-я мотопехотная дивизия (без артиллерии) оставалась в резерве корпуса, к вечеру 22 июня она должна была форсировать Неман в районе Рагнита. 6-я тд должна была наступать двумя боевыми группами. Правая, более слабая должна была обеспечить прорыв на Кунингишкяй, и захватить дорогу на Эрживилкас. Учитывая болотистую и лесистую местность обладание этой дорогой было важной задачей. Левая группа была усиленной. В зависимости от обстановки ей было необходимо прорывать советские укрепления и при необходимости помогать 1-й тд. Развертывание основных сил 6-й тд из походных колонн предполагалось в районе Эрживилкас . Как и все остальные соединения Восточного фронта, наступление 6-й тд началось в 3.05 ночи по Берлинскому времени в ночь с 21 на 22 июня 1941 г. На правом фланге корпуса основную трудность вызывали плохие дороги и болотистая местность. На передовые позиции 6-й тд были выведены все боевые подразделения кроме 4-го стрелкового полка. Наступлению левой группы 6-й тд препятствовали два советские стрелковые роты, которые умело оборонялись в лесах западнее Кунингишкяй. Их сопротивление было преодолено лишь в 17.00. Командир 657-го сп майор Георгиевский и политрук Яковлев находились… в предполье оборонительной полосы. В ходе боя эти роты были окружены, но мужественно пробились из окружения. Мост в Кунингишкяй через реку Шешувис был захвачен неповрежденным в 6.40. Для взятия моста было задействовано спецподразделение из полка «Бранденбург». Захват моста способствовал непрерывному движению войск 6-й тд. Незначительное сопротивление в районе Милгауджяй было сломлено и к вечеру передовой отряд достиг Эрживилкас. В 7.00 в бой была введена кампфгруппа полковника Рауса. В поисках проходимых дорог части дивизии продвигались широким фронтом южнее Кунингишкяй и Гауре . В течение ночи противник оказывал незначительное сопротивление в районе Сакалине частям 269-й пд. К часу ночи передовой отряд 57-го разведбата захватывает Эрживилкас и в течении ночи в город подходят основные силы немецкой 6-й тд. В течении прошедшего дня дивизия потеряла 20 чел. убитыми, 92 раненными и 2 пропало без вести . Командир 125-й сд докладывал в штаб корпуса: «Первоначальный успех противника на фронте дивизии (противник продвинулся за день на 12 км) объясняется его численным превосходством и тем, что дивизия вела бой на 40-км фронте. У нас не было танков, не хватало средств противотанковой обороны и транспорта для подвозки боеприпасов. Было мало ручных гранат». Особую нервозность на действия командования всех уровней накладывало то обстоятельство, бои проходили в местах постоянной дислокации соединений, в жилых городках которых находились семьи командного состава. Так при боях за Таураге пом[ощник] командира 459-го гап 125-й сд майор Кондратюк… в момент открытого немцами артиллерийского огня самовольно уехал с огневых позиций… Вернулся в часть 23 июня. Командир 206-го автобата 125-й сд капитан Старовойтов… во время бомбардировки гор. Таураге не обеспечил вывозку бензина и автомашин, а больше заботился о себе лично. Начальник снабжения 125-й сд майор Корнилков с начала военных действий на фронте не был,… отправлял семью… Для устранения этого фактора, негативно влияющего на моральное состояние командиров, командующий войсками 8-й армии потребовал: «Приказываю немедленно имеющимися у Вас средствами эвакуировать семьи начсостава из Паланги, Кретинги, Картена, Алунге, Таурагена. Эвакуацию произвести 10 ск – Тельшай, 11 ск – Шауляй. Нач[альни]ку УНС 85 выделить в распоряжение командира 10 ск необходимое количество машин, по требованию командира корпуса. Нач[альни]кам ОПП выделить по одному политработнику на гарнизон для устройства семей нач[альствующего] с[остава]. Требую при проведении этой работы соблюдения полного порядка, не допустить паники». Необходимо учитывать так же то, что в районе Таураге была очень высокая концентрация строительных частей. Всего саперных, строительных и автомобильных батальонов насчитывалось в районе города и его окрестностей около десяти. После некоторого замешательства вызванного началом войны они начали организованный отход на восток. Вот как вспоминает о действиях саперных и строительных частей с момента начала войны, в то время начальник инженерных войск фронта: «В 4 часа утра 22 июня мы были разбужены взрывами артснарядов... Оказалось, что примерно в 2 часа 30 минут штаб 125-й стрелковой дивизии получил приказание из штаба округа поднять свои части по боевой тревоге и занять оборону в предполье. В управлении строительства я застал помощника командующего округом по укрепленным районам генерал-майора А. Н. Астанина, который тут же выехал для доклада командующему фронтом на командный пункт в Паневежис, я же должен был помочь эвакуировать строительные части управления. Связь со строительными участками управления с начала артобстрела была полностью нарушена, поэтому В. А. Квятковскому было приказано немедленно выехать на правый фланг фронта, где располагались строительные части управления, и отвести их в район Кельме. Я поехал на левый фланг рубежа строительства управления с той же целью. Строительные части должны были быть отведены в район Кельме потому, что местность там являлась весьма благоприятной для создания оборонительного рубежа, фронтом на запад, в глубине обороны наших войск».

zhur: прибалт пишет: Крупным противотанковым препятствием являлась река Юра Это преувеличение. Ширина/глубина реки (по крайней мере у а/м моста) незначительные. Они позволяли БТР/танкам форсировать реку без использования переправочных средств.

OFS: Ну не знаю. Берега очень высокие, танки такие откосы могут и не взять. Можно, сказать эскарпы естесственного происхождения. Бывал в Таураге неоднократно.

zhur: OFS пишет: Берега очень высокие, танки такие откосы могут и не взять. У а/м моста смогут. Более того есть фото на котором видно что рядом с переправой БТР немецкой 1 тд "переезжают реку".



полная версия страницы