Форум » Великая Отечественная. Битвы и сражения » Контрудар 5 и 7 механизированных корпусов на Сенно и Лепель (продолжение) » Ответить

Контрудар 5 и 7 механизированных корпусов на Сенно и Лепель (продолжение)

Belarus: Обсуждаем все, что касается боевых действий 5 и 7 мк в районе Сенно, и последующего их отвода.

Ответов - 182, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

RUSLAN: RUSLAN пишет: Танк ехал прямо на орудие. Он зацепил его левой гусеницей, смял своим весом и превратил в лепешку. Металл с треском сминался и рвался. В итоге от орудия не осталось ничего, к RUSLAN пишет: Недалеко от позиций немецкой артиллерии, в 12 километрах от переднего края обороны......Танк угодил в болото, в которое погружался все глубже и глубже. .... Очень напоминает Гитлер идет на Восток (1941-1943) Пауль Карель В тот же день, 8 июля 1941 г., 17-я танковая дивизия тоже повстречалась со своим первым T-34 севернее, в районе Сенно, на историческом отрезке суши между Западной Двиной и Днепром. Еременко подтянул свежие части советской 20-й армии и выдвинул их на стратегически важный участок между Оршей и Витебском, чтобы блокировать также и с этой стороны дорогу на Смоленск, которой пытались овладеть танковые дивизии Гота и Гудериана. С рассветом в действие вступил передовой полк 17-й танковой дивизии. Он прошел через высокие всходы зерновой пшеницы, через картофельные поля и поросшие кустарником пустоши. Незадолго до 11.00 взвод лейтенанта фон Циглера вошел в боевое соприкосновение с противником. Подпустив немцев поближе, русские открыли огонь с хорошо замаскированных позиций. После первых выстрелов три батальона 39-го танкового полка развернулись веером на широком фронте. Противотанковая артиллерия поспешила на фланги. Начался танковый бой, занявший заметное место в военной истории, - битва за Сенно. Ожесточенное сражение полыхало с 11.00 и до наступления темноты. Русские действовали весьма искусно и старались зайти немцам во фланг или в тыл. В небе пылало жаркое солнце. На обширном поле битвы то там, то тут полыхали танки, немецкие и русские. В 17.00 немецкие танкисты получили по рации сигнал: – Беречь боеприпасы. В этот момент радист Вестфаль услышал в своем танке голос командира: – Тяжелый танк противника! Башня - на десять часов. Бронебойным. Огонь! – Прямое попадание, - отрапортовал унтер-офицер Зарге. Но русский монстр, похоже, и не заметил снаряда. Он просто шел вперед. Два, три, потом четыре танка из 9-й роты били по советской машине с расстояния 800-1000 м. Никакого толка. И вдруг он остановился. Башня повернулась. Вспыхнуло яркое пламя выстрела. Фонтан грязи взметнулся в 40 м перед танком унтер-офицера Горнбогена из 7-й роты. Горнбоген поспешил уйти с линии огня. Русский танк продолжал продвигаться по проселку. Там стояла 37-мм противотанковая пушка. – Огонь! - Но гиганта, казалось, ничто не волновало. К его широким гусеницам прилипала трава и солома раздавленных колосьев. Водитель шел на последней передаче - непростая задача, учитывая размеры машины. Едва ли не у каждого водителя под рукой лежала кувалда, которой он бил по рычагу переключения скоростей, если начинала барахлить коробка. Пример советского подхода. Так или иначе, танки их, даже тяжелые, бегали резво. Этот вот пер прямо на противотанковую пушку. Артиллеристы палили как черти. Осталось двадцать метров. Потом десять, потом уже пять. И вот уже махина наехала прямо на них. Бойцы расчета прыснули в стороны с криками. Огромное чудовище раздавило орудие и как ни в чем не бывало покатило дальше. Затем танк взял немного вправо и направился к позициям полевой артиллерии в тылу. Путешествие свое он завершил в пятнадцати километрах от передовой, когда застрял на заболоченном лужке, где его и прикончило 100-мм длинноствольное орудие дивизионной артиллерии. Уже темнело, а сражение все продолжалось. Подбитые танки пылали в полях зловещими кострами. Взрывались боеприпасы, взлетали в небо баки с горючим. Санитары опрометью метались то туда, то сюда, подбирая стонущих раненых и накрывая одеялами или брезентом убитых. Экипаж танка № 925 не без труда вытащил из разгорающейся машины грузного командира - унтер-офицера Зарге. Он был мертв, как и многие из тех, кто 17 дней назад стояли на поляне в лесу около Пратулина, слушая приказ фюрера. Многие получили ранения. Поле осталось за 17-й танковой дивизией, а тот, за кем остается поле, и есть победитель.

Belarus: RUSLAN Спасибо большое, очень интересно и очень похоже на Кареля. Я так понимаю, что это художественное произведение на историческую тему. По 17.Pz.Div. очень трудно что-то говорить, т.к. ее документов этого периода нет, но судя по докам XLVII.А.К., эта дивизия к Борисову подошла во втором эшелоне, и 4.7. находилась в районе Боривова, тогда как 18.Pz.Div. и 29.I.D.(mot) вели бои далеко впереди. 4.7.41г. 17.Pz.Div. получает задачу продвигаться через Черея - Сенно на Коханово. Т.Е. вести бои с КВ-1 1мд на Шоссе Минск-Москва она ни как не могла. Если автор книги (Вольф фон Аакен) работал с воспоминаниями реальных участников б/д, то скорее всего речь идет (Лейтенант Дорш, командир танка «Панцер III» в передовом отряде 17-й танковой дивизии, поднес бинокль к глазам....) о боях юго-западнее Сенно. Ну а если это литературный герой, то у Кареля содрано.

RUSLAN: Belarus пишет: у а если это литературный герой, то у Кареля содрано. Вот и читай после этого историческую литературу

RUSLAN: Belarus пишет: Ну а если это литературный герой, то у Кареля содрано Думаю что две этих работы не связаны между собой. Просто каждый пользовался теми материалами которые были под рукой. А воспоминания вещь не всегда объективная. У Кареля к примеру, мост через Березину не взлетел на воздух, только из-за того что танки двигавшиеся по нему перебили шнур. Хотя сточки зрения логики послать танки через мост не воспользовавшись помощью сапёров, это полный идиотизм. Ведь проскочить даже небольшие мосты(Нача,Черногостница) заканчивались подрывом моста вместе с техникой на них. А тут мост длинной в сотню метров. Так что сдирать у Кареля не имеет смысла. Может Карель и напутал? В анотациях к книге указано, что в книге использованы яркие свидетельства очевидцев, которые заставляют читателя ощутить весь ужас военных будней простых рядовых…

RUSLAN: RUSLAN пишет: Несколько толстопузых русских бипланов, пылая, упали с неба и взорвались в поле. Другой „Мессершмитт“ зашел на аварийную посадку на поле, однако один из толстопузых монстров с красной звездой на фюзеляже подлетел к нему сзади и сбил, Интересное описание И-153. А толстопузы были способны сбивать мессеров, хотя во многих статьях пишут что это были самолёты устаревших типов, и мол они были ни на что не способны. А поподались ли фото разбитых и-153 с подписью Борисов?

RUSLAN: Программа "Арсенал" - «Сражение у Сенно» http://www.voentv.mil.by/arsenal2.php Догадка насчёт переименования д.Трубоносы в д.Синегорское подтвердилась

Belarus: RUSLAN пишет: У Кареля к примеру, мост через Березину не взлетел на воздух Я имел в виду только эпизод с КВ. RUSLAN пишет: А поподались ли фото разбитых и-153 с подписью Борисов? Мне нет. Спросите на авиаветке.

RUSLAN: Belarus пишет: Я имел в виду только эпизод с КВ. Недопонял Вроде удалось используя фото и аэрофотосъёмку установить место где стоял дом Евгения Устиновича. Увеличить Показать ему б это фото, может чего узнает?

RUSLAN: Ещё немного про Борисов , обороны деревянногго моста через Березину.http://www.nkj.ru/archive/articles/6340/ Люблю я воспоминания сержант 3-го батальона Сапунов Б. М. (1921), МОСТ ПАМЯТИ - Роте, в которой я учился, командование поставило задачу: действуя автономно, не допустить переправы немецкой пехоты через городской деревянный мост. При этом мне пришлось практически сразу же заменить командира роты. Дело было так. Прибыв на место, командир послал меня, как ротного старшину, добыть "где смогу" продовольствие для 70 человек. С двумя курсантами нашли машину и, помотавшись по городу, обнаружили искомое на складах аэродрома за городом, где никого уже не было. Когда вернулись, сержанты мне говорят: "У нас беда. Командир роты с заместителем давно ушли на рекогносцировку и до сих пор не вернулись. Как старший по должности, давай принимай командование". Первым делом я решил сменить позицию: с восточного берега на западный. Сержанты меня поддержали. Перешли, за ночь окопались: по всем правилам тактики обороны мостов оборудовали траншеи и огневые позиции. Здесь очень пригодились знания, приобретенные нами еще в Подольском стрелково-пулеметном училище, откуда год назад мы всем курсом были переведены в БТУ. Там мы получили серьезную тактическую и огневую подготовку, которая нам, теперь уже танкистам, очень помогла, спасла, можно сказать, жизнь. Почти двое суток - 30 июня и до вечера 1 июля - отражали атаки разведывательных и передовых подразделений наступающей мотопехоты противника. Встречая плотный заградительный огонь наших пяти пулеметов, они откатывались, видимо, решив, что мост обороняют крупные силы. Пару раз нас с воздуха "хорошо" полили свинцом. Ждали решающего штурма. На душе было крайне тревожно: сколько продержимся? Силы слишком неравные, связи с командованием нет. К вечеру первого июля вернувшиеся разведчики мне докладывают: по большому мосту идут немецкие танки! Это значит, что немцы входят в город и они за нашей спиной. Оборона моста теряет смысл. Вместе с сержантом Алышбаевым прикрываем "максимом" отход роты, первыми переправляем раненых. Гремит взрыв - саперы подрывают наш мост. С тех пор всю жизнь его вспоминаю. В моей душе он стал "мостом памяти", который пролег через всю мою жизнь. Через неполностью еще захваченный ночной город благополучно, в полном составе выходим к своим, случайно наткнувшись на них за городом, в лесу. "Вы разве живы?!" - обрадованно воскликнул, увидев нас, командир батальона майор Проценко. Доложили начальнику училища. Сусайков поблагодарил всех за выполнение задания и за то, что сумели сохранить роту. Так закончил рассказ Сапунов.

zhur: RUSLAN пишет: У Кареля к примеру, мост через Березину не взлетел на воздух, только из-за того что танки двигавшиеся по нему перебили шнур. Хотя сточки зрения логики послать танки через мост не воспользовавшись помощью сапёров, это полный идиотизм. RUSLAN Это про какой мост речь? Если про мост в Борисове то у Кареля совсем не так описано. Карель хоть и занимался пропагандой но фактуру знал - за предотвращения взрыва один из офицеров 18 тд(отнюдь не танкист) получил РК. Это во первых. Во вторых захват мостов без предварительного осмотра саперами немцы идиотизмом не считали. И в начале войны захватывали мосты таким макаром.

Aprelev: Уважаемый Жур. Когда я просил знатоков высказаться по поводу оценки Лепельского контрудара, я имел виду в том числе и вас. Что вы думаете? Мне кажется, вам есть что сказать. Заранее благодарен за любой ответ.

zhur: Aprelev пишет: Уважаемый Жур. Когда я просил знатоков высказаться по поводу оценки Лепельского контрудара, я имел виду в том числе и вас. Что вы думаете? Мне кажется, вам есть что сказать. Заранее благодарен за любой ответ Было бы что сказать я бы встрял;) В принципе та же 14 тд наверное могла и по эффективнее выступить в другой географии. Но в целом контрудар двух МК - оценивать не готов. Я не особо "в теме".

RUSLAN: zhur пишет: RUSLAN Это про какой мост речь? Если про мост в Борисове то у Кареля совсем не так описано. Карель хоть и занимался пропагандой но фактуру знал - за предотвращения взрыва один из офицеров 18 тд(отнюдь не танкист) получил РК. Спасибо за замечание. Что-то с памятью моей стало... Книгу читал давненько. Придётся пречитать

RUSLAN: zhur пишет: один из офицеров 18 тд(отнюдь не танкист) получил РК. Расскажите пожалуйста об этом поподробней

zhur: RUSLAN пишет: Расскажите пожалуйста об этом поподробней У Кареля есть про него. И здесь http://www.ritterkreuztraeger-1939-45.de/Infanterie/B/Bu/Bukatschek-Otto.htm Унтер командовал взводом мотопехеты, ворвался со своими людьми на мост и обезвредил(якобы перерубил шнуры) взрывное устройство.

RUSLAN: Может ли кто грамотно перевести этот текст. Сам не могу, языками не владею Пробовал через онлайн переводчики, ерунда какая то получается Mit seiner Kompanie nimmt er dann am Ostfeldzug teil, wird aber am 01.07.1941 an der Beresina-Brücke durch einen Lungensteckschuß, 12 mm links vom Herzen, schwer verwundet. Eine Verwundung die ihn sein gesamtes Leben begleiten wird. Bei den Kämpfen an der Brücke hatte Bukatschek entscheidenden Anteil an der Übernahme der Brücken. In selbstständigem Entschluss stürmte er mit den ersten Schützen die Brücke und riss selbst die schon brennende Zündschnur zur Sprengung der Straßenbrücke auseinander, löschte mit einem Spaten das Feuer und zerschnitt die Zündschnur zur weiteren Sprengladung. Damit erreichte er die Sicherstellung des weiteren Vormarsches der gesamten Division. Beim Vorgehen auf die zweite Brücke wird er dann schwer verwundet. Für diesen Einsatz allerdings erhält er als Unteroffizier und Gruppenführer in der 10. (schweren) Kompanie des Schützen-Regiments 52 am 24.07.1941 das Ritterkreuz. Für ein Waldgefecht bei Ozgmowicze erhielt er später das Eiserne Kreuz I. Klasse, die Voraussetzung zur Verleihung des Ritterkreuzes.

RUSLAN: О боях под Борисовом... Симонов Константин Михайлович Разные дни войны. Дневник писателя http://militera.lib.ru/db/simonov_km/1_01.html ...Наконец часа через три над лесом низко прошло звено И-15. Мы вскочили, довольные, что наконец-то появились наши самолеты. Но они полили нас хорошей порцией свинца. Несколько человек рядом со мною было ранено — все в ноги. Как лежали в ряд, так их и пересекла пулеметная очередь. Мы думали, что это случайность, ошибка, но самолеты развернулись и прошли над лесом во второй и в третий раз. Звезды на их крыльях были прекрасно нам видны. Когда они в третий раз прошли над лесом, кому-то из пулемета удалось сбить один самолет. Туда, где горел этот самолет, на опушку, побежало много народа. Бегавшие туда говорили, что из кабины вытащили труп полу сгоревшего немецкого летчика...

RUSLAN: Наконец часа через три над лесом низко прошло звено И-15. Мы вскочили, довольные, что наконец-то появились наши самолеты. Но они полили нас хорошей порцией свинца. Несколько человек рядом со мною было ранено — все в ноги. Как лежали в ряд, так их и пересекла пулеметная очередь. Мы думали, что это случайность, ошибка, но самолеты развернулись и прошли над лесом во второй и в третий раз. Звезды на их крыльях были прекрасно нам видны. Когда они в третий раз прошли над лесом, кому-то из пулемета удалось сбить один самолет. Туда, где горел этот самолет, на опушку, побежало много народа. Бегавшие туда говорили, что из кабины вытащили труп полу сгоревшего немецкого летчика. БОЕВОЕ ДОНЕСЕНИЕ № 1 НАЧАЛЬНИКА ГАРНИЗОНА ШТАБ ГАРНИЗОНА гор. БОРИСОВ 29.6.41 17.30 Карта 100 000 1. Мелкие группы мотопехоты с танками и орудиями противника в течение 26-28.6.41 г. накопились в районе Смолевичи, ст. Красное Знамя по железнодорожной магистрали Борисов, Минск. По сведениям местных жителей, противник получал поддержку в артиллерии и танках авиадесантом. Противник находится в районе высоты 217.2 (9072), Смолевичи, Плисса. 29.6.41 г. с 10.00 до 14.00 мною организована разведка бронеэскадроном 1-й мотострелковой дивизии (Орша), противник вел огонь из 2-3 орудий среднего калибра и 4-6 орудий противотанковой обороны, из станковых и ручных пулеметов из района Плисса, Заречье, х. Охрана. Точный состав и силы противника разведать не удалось. б) Установить входные и выходные ворота для самолетов и опознавательные сигналы, так как полеты авиации бессистемны и никакой связи с нами авиация не имеет. Есть факты бомбежки с самолетов нашей системы с нашими опознавательными знаками с жертвами для нас. Несколько таких самолетов сбиты нашей зенитной артиллерией. Убитые имеют документы командиров Красной Армии и партбилеты. http://ru.wikisource.org/wiki/Сборник_боевых_документов/35/167

RUSLAN: БРОНЕПОЕЗД №47 http://www.zhodinonews.by/?p=11239 30 июня 1941 года, когда немецко-фашистские войска уже заняли Жодино и вражеская техника стальным потоком двигалась по магистрали в направлении Борисова, по железной дороге со стороны Борисова к переезду (закрыт в 80-х годах), не доезжая метров 500 до ст. Жодино, подошел советский бронепоезд и открыл стрельбу по колонне врага. Вот как рассказывал об этом житель Заречья Александр Павлович Мытник: «Напротив вокзала в Жодино была столовая. Возле столовой была брошена машина. Наш шофер вез убитого командира, да не довез. Мы шли с Заречья взять эту машину: Павловец, я, Иван Гришкин и Лешка Сидоренко, детдомовский. Павловец отправил нас в депо за шлангом. А по магистрали большое движение. Иван Гришкин говорит: «Пойдем, посмотрим». А это немцы едут. Техника идет. На улице жарко, у немцев рукава закатаны. И кроме немцев никого на улице больше нет. Мы испугались, и потихоньку назад. А к переезду подошел бронепоезд со стороны Печей, началась стрельба. Бронепоезд по немцам стреляет, а немцы стреляют с магистрали. Было это часа в четыре вечера. Мы бросили машину и ходу через вокзал обратно. Я бегу в Заречье через луг, а у меня над головой что-то «тив!», «тив!». А я не пойму, что это. Подбегаю к дубу. Гинц кричит: «Прячься за дуб!» На нем следы от пуль еще долго после войны видны были, а потом затянулись». На станции Пролетарская Победа я совершенно случайно обнаружила скромный памятник советскому бронепоезду. Надпись гласила, что машинист и другие товарищи погибли. Было ясно, что это тот самый бронепоезд, вступивший в неравный бой с немецко-фашистскими захватчиками в Жодино. РАССЛЕДОВАНИЕ НАЧАЛОСЬ Информация была скудной – лишь небольшая статья в борисовской газете «Камуністычная праца» за 1975 год. Ни в Пересадском сельсовете, ни в Борисовском райисполкоме, ни в краеведческом музее данных о памятнике и бронепоезде не было. Историей бронепоезда заинтересовался борисовский краевед, живущий ныне в Израиле, Александр Розенблюм. Он обратился к известному знатоку боевой бронетехники Максиму Коломийцу, который сообщил ему подробности истории бронепоезда. 30 июня на станцию Борисов, до захвата которой оставались считанные часы, прибыли два легких бронепоезда – бепо №47 (командир – мл. лейтенант П.И.Беляев) и бепо №48 (командир – ст. лейтенант М.Н.Мещерский). Каждый был оснащен 4-я орудиями калибра 76 мм и 12 пулеметами «Максим», не считая двух спаренных для стрельбы по самолетам. Кроме того, для разведывательных рейдов имелись бронеавтомобили на ж/д ходу. Личный состав каждого бепо насчитывал около 70 человек. Оба бронепоезда относились к дивизиону №12, командовал им майор С.В.Дерюгин, находившийся на бепо №47. Получив в Борисове задачу «содействовать разгрому танков противника в районе станций Жодино-Смолевичи», майор Дерюгин направил оба поезда для выполнения боевого задания. БРОНЕПОЕЗД №47 Уточню деталь, позволяющую проследить, хотя бы частично, путь бронепоезда и его команды после отхода из Жодино. Заболел машинист, а запасного не было. Пришлось срочно произвести замену. Вести бронепоезд вызвался молодой машинист Борисовского депо Александр Зайцев. Бронепоезд №47, не дойдя 500 метров до станции Жодино, встретил группу из 20 немецких танков, двигавшихся по шоссе на Борисов, и вступил в бой. Несколько танков было подбито, остальные отошли. Вслед за ними показалась танковая колонна из 30 машин, которые открыли огонь. Бронепоезд стал отходить на Борисов. Бронепоезд №48, шедший за 47-м, в 6-8 километрах от Борисова обнаружил противотанковые орудия противника, те сразу же открыли огонь. Снаряды разбили правый цилиндр паровоза и пробили тендер. Вскоре на шоссе показалась немецкая колонна, бронепоезд открыл огонь. Однако, не имея возможности маневрировать, 48-й ушел в Борисов, а затем в Брянск на ремонт. ПО СЛЕДАМ ЗАБЫТОГО БРОНЕПОЕЗДА Что было дальше с бепо №47, известно по воспоминаниям Александра Зайцева. На подходе к Пролетарской Победе наперерез вышли немецкие танки и открыли стрельбу из пушек. Бронепоезд повел ответный огонь. Загорелся головной танк. Артиллерия усилила огонь по другим машинам. Неожиданно сильный удар бросил машиниста на пол. В отсеке мгновенно потемнело, стало нечем дышать. Танковый снаряд пробил котел. Зайцев получил сильнейшие ожоги. Пострадали кочегары и помощник машиниста. Поезд потерял способность двигаться. Однако артиллеристы продолжали вести огонь по фашистам, которые обстреливали бронепоезд, в том числе и с воздуха, где летали немецкие бомбардировщики. На одной из бронеплатформ начался пожар, стали рваться снаряды. Командир дивизиона майор Дерюгин дал приказ отходить. ПУТЬ НА ВОСТОК Красноармейцы вынесли пострадавших с бронепоезда, уложили на носилки. Прикрывать отход команды остались несколько добровольцев. Мы уже никогда не узнаем имен этих смельчаков, можем только предполагать. Список личного состава бепо №47 был обнародован А.Розенблюмом в статье «По следам забытого бронепоезда», где автор призывает увековечить память погибших бойцов бронепоезда. В списке 65 членов команды, двое значатся погибшими: телефонист Павел УЛИТИН и кондуктор Михаил ХРАПКОВ, двое вычеркнуты, остальные числятся пропавшими без вести. Дата выбытия у всех указана 2 июля 1941 года во время боя в районе Борисова. Судьба командира бронепоезда мл. лейтенанта П.И.Беляева и командира дивизиона майора С.В.Дерюгина так и осталась неизвестной. СУДЬБА МАШИНИСТА После войны А.Зайцев рассказал, как его, обожженного и беспомощного, в полубессознательном состоянии бойцы бронепоезда вынесли в безопасное место. Возле деревни Ухолода отряд переправился через Березину и ночью пришел в Мётчу. Здесь остановились на недолгий отдых. Однако состояние больного к утру значительно ухудшилось, и красноармейцы вынуждены были оставить его в д. Велятичи. Возможно, в Велятичах остался и помощник машиниста Ничипор ДЕМЬЯНЧИКОВ, получивший сильные ожоги. Но до дома он не добрался и числится пропавшим без вести. А Александру Зайцеву повезло. Скоро мать с братом забрали его домой в Крупки. Выздоровление тянулось медленно, но хлопоты родных поставили его на ноги. Александр вернулся в Борисов, влился в ряды борисовских подпольщиков. А когда оставаться в городе стало небезопасно, ушел в партизанский отряд им. Фрунзе бригады им. Кирова. После войны А.Я.Зайцев работал дежурным депо ст. Борисов, а затем – машинистом паровоза. Прожил долгую жизнь. СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ ДОКУМЕНТЫ Возможности Интернета позволяют сегодня сделать то, что еще вчера казалось просто немыслимым. Проверив через базу данных Центрального архива Министерства обороны РФ фамилии личного состава бронепоезда №47, мне удалось восстановить судьбу отдельных членов его экипажа. Команда бронепоезда с боями прорывалась к своим, теряя по пути боевых товарищей. Как свидетельствуют документы, первыми встретились лицом к лицу с врагом братья САМОШЕНКОВЫ – Алексей и Василий. Достоверно известно лишь то, что они сдались в плен, были отправлены в Германию и стали узниками шталага 304 (IV H), в июне 1942 года были переведены в концлагерь Сандау. В.И.Самошенков, пройдя все ужасы концлагерей, остался жив, был освобожден Советской Армией и вернулся на родину. Дальнейшая судьба Алексея не известна. ЭТО НУЖНО ЖИВЫМ Б.И.АНОХОВ, запасной, сдался в плен, его лагерный номер 103. Дальнейшая судьба неизвестна. А.М.МИТРАКОВ, радист, 15 июля 1941 года попал в плен под Оршей и был направлен в шталаг 302 (II H) в Гросс Борн Редеритц, где умер в 1942 году. И.А.МОРГУНОВ, орудийный номер, попал в плен под Смоленском в сентябре 41-го, в конце апреля 45-го был освобожден частями Советской Армии. Г.И.МАТВЕЕВ, телефонист, попал в плен и умер в шталаге в 41-м, похоронен в г. Кведлинбург. И.В.ВИНОКУРОВ, башенный стрелок, умер в плену в 1942 году, похоронен в г.Биттерфельд. Е.Ф.ФОКИН, радиотелеграфист, предположительно умер в плену 16 декабря 1941 года, похоронен в г.Золенбург. А.К.СВИРИДОВ, башенный стрелок, пропал без вести во время боев под Смоленском в июле-августе 1941 года. С.Ф.КОРОБОВ, телефонист, получив ранение в бою, скончался в дивизионном медсанбате 25 октября 1942 года. Г.С.БАЗИН, наводчик, умер от ран в 1943 году, похоронен в братской могиле в деревне Макеевка Орловской области. Т.А.АТРОЩЕНКО, пулеметчик, убит в бою 15 ноября 1943 года, похоронен в деревне Мишево Псковской области. Ф.Ф.АРТЮХОВ, орудийный номер. Убит в бою 3 декабря 1943 года в Буда-Кошелевском районе Гомельской области, похоронен в деревне Старая Рудня. В боях за Беларусь в 1943-1944 годах под Стрешином погибли еще двое бывших бойцов отважного бепо №47: В.Т.ИВАКИН, химинструктор, погиб 10 декабря 1943 года; А.С.КТИТОРОВ, командир орудия, убит 10 января 1944 года, после войны перезахоронен в братской могиле в деревне Папоротное Жлобинского района. Г.Х.ЗАЙЦЕВ (Харитонович), запасной, 29 февраля 1944 года получил тяжелое ранение в бою, зачислен в погибшие, однако выжил и остался жить. И.И.РУДАКОВ, пулеметчик, умер от ран 5 июля 1944 года. И.М.КОСТИКОВ, орудийный номер, пропал без вести в декабре 1943 года. Т.Т.ФРОЛИКОВ, орудийный номер, пропал без вести в октябре 1943 года. И.Ф.МАРУЕВ, старшина, попал в окружение, но был освобожден в начале июля 1944 года частями Советской Армии. Г.С.КОЛИСОВ (КОЛЕСОВ), командир орудия, дошел с боями до Германии и погиб 1 мая 1945 года в Шарлоттенбургском районе Берлина. Большинство членов паровозной бригады 47-го бронепоезда, получившие сильные ожоги, умерли: И.К. ПРОЗДНИКОВ, машинист, Н.С.ДЕМЬЯНЧИКОВ, помощник машиниста, П.Я.МЕДВЕДЕВ, кочегар, А.С.ТЮЛЯКОВ, кочегар (его сын Василий, живущий ныне в Марьиной Горке, много лет пытался отыскать следы отца. Ему удалось узнать о судьбе Антона Тюлякова из материалов штаба Западного фронта. Под оперативной сводкой №25 от 7 июля 1941 года сообщалось о героизме 12-го отдельного дивизиона бронепоездов, принимавшего участие в операциях по ликвидации группировок мотомеханизированных войск противника в Белоруссии). Остальные члены команды бепо №47 по-прежнему числятся пропавшими без вести 2 июля 1941 года: Г.И.БАРАНОВ, лейтенант, командир взвода, В.К.ЗАБОТИН, мл. лейтенант, командир взвода, А.В.ПРОНИН, мл. командир, помощник командира взвода, К.Д.ГАНЖА, командир отделения, В.К.ФИЛИН, командир отделения, В.М.БАНДУРЕНКО, командир бронеавтомобиля, А.Н. ГОРОШКИН, водитель, А.Ф. ГУБИН, водитель, Ф.М.ГУБКИН, водитель, А.А.ЛЫСЕНКОВ, водитель, Г.И.САФРУТИН, водитель, С.А.СЕМУТИН, водитель, И.И.ПРОТАСОВ, командир орудия, Ф.М.ФЕДЮШИН, башенный стрелок, Ф.М.КЛИМОВ, орудийный номер, В.И.САЛЬКОВ, орудийный номер, В.С.СОЧИНСКИЙ, орудийный номер, В.Н.СТАРШИНОВ, орудийный номер, М.Ф.ШОНИН, орудийный номер, А.Е.ЗЮКИН, пулеметчик-зенитчик, М.И.КАДЫКОВ, пулеметчик-зенитчик, Н.П.СНАЧЕВ, пулеметчик-зенитчик, Д.А.АЛЕКСАШОВ, пулеметчик, Н.Т.ВОЛЫНЦЕВ, пулеметчик, Н.Т.ГАРБУЗОВ, пулеметчик, А.П.ЖЕМЧУЖНИКОВ, пулеметчик, И.Д.КАРПУШКИН, пулеметчик, Ф.И. ЛЕОНОВ, пулеметчик, Т.М.СИМУТИН, пулеметчик, И.В.ФИЛИН, пулеметчик, И.Н. ХРАМЧЕНКО, пулеметчик, И.Е.ШЕВЕЛЕВ, пулеметчик, И.И.КУДРЯВЦЕВ, связист, И.В. НИКИШИН, фельдшер. Возможно, кто-то из них остался жив и вернулся с победой домой, но большинство, я уверена, погибли в самом начале войны на территории Беларуси. С тех пор прошло 70 лет, но тысячи таких же захоронений и имен погибших красноармейцев все еще остаются неизвестными. А ведь они отдали жизнь во имя спасения мира на нашей земле! Галина Анискевич

RUSLAN: RUSLAN пишет: У Кареля к примеру, мост через Березину не взлетел на воздух, только из-за того что танки двигавшиеся по нему перебили шнур Нашёл я хозяина этих слов, Крейзер это написал.



полная версия страницы