Форум » Бронепоезда (Armored trains) » 73 бепо НКВД (Белорусия, первая матчасть) » Ответить

73 бепо НКВД (Белорусия, первая матчасть)

Coast70: 73 бепо НКВД (Белорусия, первая матчасть) Будем собирать в эту ветку все фото и описание последнего боя бепо №73 НКВД (первая матчасть), ком. старший лейтенант Малышев Федор Дмитриевич. Бепо был уничтожен в 1-2 км от ст. Свислочь (Белоруссия).

Ответов - 62, стр: 1 2 3 4 All

BJ: и сразу вопрос: во "Фронтовой иллюстрации" по боям в Белоруссии этот Д-2 аттрибутируется как принадлежащий 73 полку насколько это может быть верно? сколько в бронепоезде было броневагонов - 2 или 3? потом этот Д-2 мелькает в другом месте на станции (видимо, Минск) то, что это один и тот же вагон, видно по белым пятнам и подтёкам на борту, а также по "смайлику" на башне

Ornst: Coast70 дай бог памяти на РККА обсуждали, у меня есть выборки из разной литературы по этому бою

Ornst: Лелюшенко Дмитрий Данилович Москва-Сталинград-Берлин-Прага. Записки командарма Для защиты Москвы из Горького прислали бронепоезд «Кузьма Минин», а из Мурома — бронепоезд «Илья Муромец» и бронепоезд № 73, построенные на средства трудящихся. Бой одного из них против 20 немецких танков мне довелось наблюдать 28 ноября между Яхромой и Дмитровом. *** ...Вечером раздался звонок из штаба фронта. В. Д. Соколовский дал указание к утру 28 ноября перевести штаб армии в Дмитров. Когда я посмотрел на карту, меня очень поразило, что этот город находился как раз против разрыва между 16-й и 30-й армиями и в нашу полосу не входил. Там же вовсе нет войск. Но может, и не случайно командование фронта решило поставить штаб армии именно в Дмитров: мол, тогда уж командарм наскребет подразделения и закроет прорыв. Так оно и вышло. Рассвет застал нас в Дмитрове. В городе было пустынно. Наших войск нот, только трехорудийная зенитная батарея стоит на площади возле церкви, неизвестно, кому подчинена. А южнее города, уже на восточном берегу канала Москва — Волга, слышна частая стрельба танковых орудий. Выскочили на машине на окраину и видим, как вдоль шоссе ползет более двух десятков вражеских танков. Перед ними отходит наша мотоциклетная рота, накануне посланная в разведку. Критическое положение! Противник вот-вот ворвется в Дмитров, а здесь штаб армии, и войск нет. И тут, на наше счастье, на линии железной дороги Яхрома — Дмитров появился бронепоезд. Он на ходу вел огонь. Машинист то резко бросал его вперед, то так же стремительно уводил назад. Когда бронепоезд подошел ближе, мы с начальником связи подполковником А. Я. Остренко подбежали к нему. Вскочив на подножку, я постучал по башне. В броне зияли две свежие пробоины и несколько вмятин. Люк открылся, в нем показался человек в кожаной тужурке, какие ранее носили командиры-танкисты, но без знаков различия, лицо его было испачкано мазутом. — Командир бронепоезда № 73 капитан Малышев, — представился он. — Веду бой, уничтожил восемь танков. — Откуда попали сюда? — Послан был вчера командующим Московской зоны обороны. — А это кто ведет огонь впереди? — Это моя вторая бронеплощадка. Оказывается, поезд состоял из двух самостоятельных бронеплощадок, вооруженных пушками, пулеметами и зенитными орудиями. Единоборство бронепоезда с 20 танками! Редчайший случай. — Точно «Варяг» против японской эскадры! — вполголоса сказал Остренко. Но бронепоезд, ограниченный колеёй, не может удержать противника. Поставив задачу Ф. Д. Малышеву, мы с Остренко быстро вернулись в город, чтобы найти еще кого-либо для подмоги. Вдруг на площадь из переулка вышли направлявшиеся из Москвы в 30-ю армию 8 танков KB и Т-34. Как мы были счастливы в ту минуту! Почти на ходу вскочил в KB командира танкового батальона, и мы двинулись в бой. За это, знаю, меня справедливо можно упрекнуть. Но на фронте бывали ситуации, когда иного выхода нет. На южной окраине города лицом к лицу столкнулись с противником. Наши танки открыли огонь. В течение 10 — 15 мин. удалось подбить 8 вражеских танков. Быстрый натиск Т-34 и KB остановил фашистов, а некоторые их танки попятились. Наш бронепоезд преследовал их огнем. Неожиданно сильный удар встряхнул наш КВ. Сверкнули огоньки в башне, заклинился поворотный механизм, невозможно стало стрелять. Через минуту — второй удар. Машина подпрыгнула: снаряд перебил гусеницу. Пришлось выбираться через аварийный люк в днище танка. Мы понимали, что хотя противник и остановлен, но успокаиваться рано. Приказав командиру танкового батальона не допустить врага к Дмитрову, я вернулся к своей машине и тут же поехал в штаб, чтобы изыскать дополнительные силы для обороны города. На площади увидел командира, показавшегося знакомым. Это был мой старый товарищ по Академии им. М. В. Фрунзе подполковник К. А. Карасевич. — Здорово, друг! Почему ты здесь? — Я начальник оперативного отдела 1-й ударной армии. Прибыл вместе с командармом генерал-лейтенантом Кузнецовым. Здесь будет сосредоточиваться 1-я ударная. — Садись к нам и покажи, где разместился Кузнецов. Вскоре я уже входил в дом, где находился командарм. С В. И. Кузнецовым мы познакомились еще в 1940 г. в Прибалтике. В другую пору разговор, наверное, длился бы многие часы, но в тот момент было не до лирики. — Слышишь стрельбу, Василий Иванович? — спросил я. — На южной окраине наступают более двух десятков танков противника. Яхрому он уже взял, так сообщили мне разведчики. Помоги отбить, у меня в армии никаких резервов, а полосу обороны со вчерашнего дня увеличили на 12 км и включили в нее Дмитров. Между 16-й и 30-й армиями образовался большой разрыв, а закрыть его нечем. — Погоди, не горячись, Дмитрий Данилович. Разведчики, наверно, преувеличивают... — Кузнецов не верил, что в Яхроме гитлеровцы и что они подошли к Дмитрову. — Не может быть, стрельба где-то далеко. — Нет, это рядом! — настаивал я. — Поедем, убедишься сам. Тогда будем докладывать в Ставку и командующему фронтом. Я хорошо понимал, что Кузнецову, как и мне, крайне нежелательно расходовать силы, которые только начали сосредоточивать для другой цели. К тому же без решения Ставки он не имел права вводить в бой части, предназначенные для контрнаступления. Артиллерийская канонада становилась все громче. Кузнецов понял, что дело может принять серьезный оборот. — Ну давай поедем посмотрим, — глубоко вздохнув, сказал он. Выехав на южную окраину Дмитрова, мы увидел? танки противника. Часть из них была подбита, а некоторые вели огонь. Тут уже торопить стал не я, а Кузнецов: — Давай поживее! Попросим Ставку ввести в бой мои две курсантские бригады, которые начали прибывать. В городе нам помог срочно связаться со Ставкой работник штаба 1-й ударной полковник А. И. Мячин. Нашу просьбу удовлетворили. Объединенными усилиями 58-й танковой дивизии и 8-й танковой бригады 30-й армии, 29-й и 50-й курсантских бригад 1-й ударной армии, бронепоезда Малышева, штаба 30-й армии и госпиталя легкораненых удалось отбросить гитлеровцев от города, а затем вышвырнуть за канал. *** Пока мы договаривались с Кузнецовым, на южной окраине Дмитрова шел бой. Танки сражались вместе с бронепоездом, сдерживая натиск врага, рвавшегося к городу. Вторая бронеплощадка оказалась подбитой и затрудняла маневр и действия первой. Малышев был тяжело контужен. Неприятель бросил в тыл диверсионную группу, чтобы подорвать рельсы и захватить бронепоезд. Первым заметил маневр врага пулеметчик Фомичев. Он соскочил с бронепоезда с пулеметом, ползком приблизился к вражеской группе и уничтожил ее. Этим он спас положение. Но при возвращении к бронепоезду герой был убит снарядом противника. Израненный бронепоезд вместе с танками продолжал неравный бой. В этот момент начальник ст. Дмитров П. Н. Авдолетов, наблюдавший картину боя на окраине города, по своей инициативе решил отбуксировать подбитую бронеплощадку. На паровозе вместе с ним на помощь бронепоезду выехал машинист П. Н. Лавров, кочегар И. В. Мирошниченко и стрелочница М. Т. Мировская (Барсученко). Под огнем врага они быстро прицепили бронеплощадку и увезли за укрытие. Это создало выгодные условия для боя второй бронеплощадке и танкам. Неприятель был задержан. Особенно отличились в этом бою командир бронепоезда капитан Ф. Д. Малышев, военком старший лейтенант И. Н. Крискевич, командиры бронеплощадок капитан А. И. Жуков, старший лейтенант Т. И. Сколышев, заместитель командира бронепоезда майор С. Ф. Знаменский, артиллеристы и пулеметчики В. М. Кулешов, Г. М. Павловский, Б. И. Зулаев, секретарь парторганизации В. Ф. Еремин и другие члены экипажа. *** Боевые действия 158-й стрелковой дивизии успешно поддерживали армейская артиллерия под командованием полковника Л. А. Мазанова, 542-й артиллерийский полк И. С. Жигарева, 52-й дивизион бронепоездов майора А. В. Теплякова (начальник штаба Н. Н. Римский-Корсаков) и авиация А. Е. Голованова. Особо отличился летчик И. А. Баранов. *** В первой главе читатель познакомился с героями сражения под Дмитровом — командиром бронепоезда № 73 капитаном Ф. Д. Малышевым и его боевыми соратниками — старшим лейтенантом И. Н. Крискевичем, капитаном А. И. Жуковым, старшим лейтенантом Т. И. Сколышевым, майором С. Ф. Знаменским, артиллеристами и пулеметчиками В. М. Кулешовым, Г. М. Павловским, Б. И. Зулаевым, секретарем парторганизации экипажа В. Ф. Ереминым и другими участниками боев бронепоезда с немецко-фашистскими захватчиками. *** Федор Дмитриевич Малышев, майор запаса, проживал в г. Армавире и занимался ответственным делом — воспитанием подрастающего поколения. Бывший комиссар бронепоезда Иван Никифорович Крискевич трудился в г. Могилеве. В прошлом секретарь парторганизации бронепоезда Василий Федорович Еремин работал старшим инженером на заводе в г. Иваново. Сергей Федорович Знаменский, помощник командира бронепоезда, жил и работал в Москве. Антон Иванович Жуков, служивший на бронепоезде командиром бронеплощадки, на пенсии вел большую общественно-воспитательную работу среди молодежи Москвы. В родной столице, которую они грудью защищали в грозном 1941 г., работали инженерами Василий Матвеевич Кулешов и Владимир Яковлевич Маслов. А командир пулеметного расчета Григорий Михайлович Павловский был художником. Источник: militera.lib.ru/memo/russian/lelyushenko_dd/index.html


Ornst: Мало кто из вечно спешащих пассажиров обращал внимание на скромную мемориальную доску, установленную на здании железнодорожного вокзала в Дмитрове: «Здесь в ноябре-декабре 1941 года героически сражался экипаж краснознаменного бронепоезда № 73 войск НКВД. Проявив мужество и отвагу, экипаж сыграл важную роль в защите рубежей нашей Родины – Москвы». А вот 85-летняя Мария Тимофеевна Барсученко наверное вряд ли может пройти спокойно мимо. Пусть и минуло 65 лет со дня тех страшных событий, как забыть ей эти дни, когда она, 20-летняя стрелочница Маша Литневская под проливным огнем противника, оказалась в роли ангела-хранителя бронепоезда, переводя железнодорожные стрелки и обеспечивая его маневренность. Про вклад бронепоездов в разгром немецко-фашистских войск мало что известно. Считается, что бронепоезда устарели с окончанием гражданской войны. Ан нет. Бронепоезд № 73 защитил не только Москву. Он воевал у Березины и Волхова, в Сталинграде. Но тот подвиг, который экипаж бронепоезда совершил в районе Дмитрова, дважды Герой Советского Союза генерал армии Д.Д. Лелюшенко назвал первым шагом к разгрому фашистских войск под Москвой. По воспоминаниям командира бронепоезда капитана Ф.Д. Малышева, бронепоезд вышел со станции Красная Пресня в направлении Дмитрова 23 ноября 1941 года и в тот же день прибыл к месту назначения. В течение трех дней бронепоезд нес охрану переправ через канал Москва-Волга, курсируя на участке Дмитров – Турист, затем командование перебазировало его в район Соревнование – Темпы. А в ночь на 28 ноября противник овладел-таки переправой канала Москва-Волга и экипаж получил приказ выбить противника с переправы любой ценой. Силы были неравны. Враг снарядов, людей, техники не жалел. Одного, наверное, не было у фашистов в этот момент. Того, что просто и безыскусно выразил в одной фразе геройски погибший в этом бою сержант Николай Фомичев (ныне его имя носит одна из улиц Дмитрова): «Пока живы, Москву врагу не сдадим!» Это были его последние слова, сраженный осколком вражеского снаряда, он рухнул на землю, но экипаж бронепоезда продолжал сражаться. Перегревались пулеметы и орудия, фашисты вывели из строя паровоз и один из двух мотовагонов, техника не выдерживала напряжение, а люди стояли. Со станции Дмитров на выручку обездвиженному бронепоезду пришел резервный локомотив «Су-200-87». Именно ему-то и открыла путь бесстрашная Маша Литневская. Оттащили разбитый паровоз в Дмитров – и снова в бой… Об этом сражении можно писать романы и снимать захватывающие боевики. Но слов и телевизионных спецэффектов все равно не хватит, чтобы описать мужество советских бойцов. «И дольше века длится день», - когда-то написал поэт. Дольше жизни этот день длился, наверное, для экипажа бронепоезда. Но в боях с превосходящими силами противника, экипаж сделал невероятное: отбил переправу, а затем подрывники взорвали Яхромский мост. Продвижение фашистов по линии канала Москва-Волга было приостановлено. Казалось бы, все, сил нет, бронепоезд пора уводить в тыл, на ремонт и переформирование. Но лишь на несколько часов бронепоезд ушел от передовой. В Вербилках пополнили запал боеприпасов, сдали раненых – и опять в Дмитров. До 2 декабря 1941 года бронепоезд продолжал сражаться, отбивая атаки противника. И лишь когда угроза взятия Дмитрова врагом миновала, экипаж получил приказ: «Бронепоезду в полном составе и базой выйти на станцию Ярославль для восстановления разрушенной материальной части». Было что восстанавливать: паровоз уничтожен, серьезно повреждены бронеплощадка, головная башня и командирская рубка. В экипаже бронепоезда – двое убитых и семеро раненых, в сопровождающей бронепоезд десантно-маневровой роте – пятеро убитых и восьмеро раненых. Но потери врага были не сопоставимы: бронепоезд уничтожил 12 танков, 24 автомашины с пехотой и до батальона солдат и офицеров противника. В 1941 году советское командование было скупо на награды. Звезды Героев стали раздавать куда щедрее ближе к Победе. А тогда за беспримерный подвиг группа бойцов и командиров бронепоезда из 18 человек была награждена лишь орденами и медалями. Девятнадцатой стала… стрелочница Мария Литневская, получившая орден Красной Звезды, награду, такую же, какую вручили командиру бронепоезда Ф.Д. Малышеву, комиссару И.Н. Крискевичу, героическому командиру второй бронеплощадки А. Жукову. Но ценнее всех наград для Марии Тимофеевны Барсученко могут быть слова, сказанные уже после окончания войны бывшим командиром бронепоезда № 73 майором Малышевым. Давая оценку действиям бронепоезда он писал: «Правильно были использованы во время боя для развертывания бронепоезда оба жел. дор. пути. Вследствие чего была возможность во время боя маневрировать 1-му мотовагону». Хорошо, что Мария Тимофеевна не забоялась свистящих пуль и снарядов, рвущихся вокруг бомб и мин. За то и вручена ей высокая награда, что она вовремя переводила стрелки, помогая поезду маневрировать… А. Куманичкин http://www.taldomvybor.ru/index2.php?option=com_content&task=view&id=184&Itemid=134&pop=1&page=0

Ornst: ПЕРВЫМ ВСТУПИЛ В БОЙ Разбитое здание станции Дмитров припорошил первый снежок. Поток пассажиров течет мимо, но то и дело кто-нибудь задерживается у мемориальной доски, укрепленной на западной стене вокзала, и читает надпись на ней: "Здесь в ноябре-декабре 1941 года героически сражался экипаж Краснознаменного бронепоезда N 73 войск НКВД. Проявив мужество и отвагу, экипаж сыграл важную роль в защите рубежей столицы нашей родины - Москвы". ... Это были грозные дни натиска гитлеровских механизированных дивизий группы армий "Центр", перешедших в наступление на широком фронте от Калинина до Тулы. 24-26 ноября фашисты заняли Клин, Солнечногорск, Рогачево. В ночь на 28 ноября они ворвались в Яхрому, захватили мост через канал. Часть танков двинулась на Дмитров, где находился передовой пункт командования 1-й ударной армии. "Первым в бой с прорвавшимся через канал противником вступил бронепоезд под командованием капитана Ф.Д.Малышева" - это строки из книги начальника политотдела 1-й ударной армии генерал-лейтенанта Ф.Я.Лисицина "В те грозные годы". В архиве музея внутренних войск СССР хранятся воспоминания бывшего командира бронепоезда Федора Дмитриевича Малышева, Есть в них и страницы, повествующие о сражении у Дмитрова. "Приказ был краток: подойти вплотную к занятой врагом позиции и внезапным огнем отбросить его за канал. Всей огневой мощью обрушились мы на гитлеровцев, прибрежная полоса полыхала огнем от горящих танков и автомашин, убегали в панике фашисты". О том, как развивались события тех дней, вспоминают очевидцы и участники развернувшегося сражения. Михаил Васильевич Хохлов до войны работал учителем, на бронепоезде N 73 командовал отделением разведки. Он вспоминает: – Под Дмитровом бой бронепоезда был встречным. Орудия и пулеметы били прямой наводкой. Высланные вперед на бронедрезине разведчики по главе со старшим сержантом Борисом Зулаевым, зорко всматриваясь в заснеженный кустарник, медленно продвигались по рельсам в сторону Яхромы. Вдруг среди кустов ожили, заплясали вспышки огня, часто запели пули. Засада! Убит наповал Иван Григоренко, один из лучших разведчиков. Зулаев прыжком перевалил за борт и, упав в кювет, открыл пулеметный огонь. Вскоре от стоял перед командиром бронепоезда с донесением, и по команде Малышева огонь обрушился на кустарник у моста. Засада была уничтожена меткими залпами орудий бронепоезда. Запылали кострами подожженные танки. Еще за переездом, у пакгаузов, где железнодорожная ветка разделялась надвое, по приказу Малышева ушел вперед по правому пути мотоброневагон лейтенанта А.Жукова. Началась артиллерийская дуэль... – Сильный огонь обрушился на наш мотоброневагон, - рассказывает наводчик В.Кулешов. - Снаряд угодил в командирскую рубку, контузило комиссара Крискевича. Другой снаряд сорвал лобовой люк водителя, ударивший с маху механика Бардакова. Еще один снаряд разорвался в башне первого орудия. При этом ранены командир орудия Лякин, наводчик Петров, заряжающие Пажетных и Бульбин. Башню второго орукдия заклинило. Положение экипажа стало критическим, Подошедшая бронеплощадка, ведомая паровозом, отвлекла огонь на себя. Здесь командовал боем командир бронепоезда Малышев. Это позволило мотоброневагону Жукова отойти к станции, выгрузить раненых, пополнить боезапас. Не смолкал огонь пушек, раскалялись дула орудий, закипела вода в кожухах пулеметов. Метко бил по фашистской колонне Петр Мурдид, пулеметчик из расчета Николая Фомичева. Кинжальная струя огня ударила по направляющей машине и тут же была перенесена в хвост колонны. Движение врага застопорилось. - Можете представить силу огня одного броневагона, если артиллеристы выпускали по 250 снарядов каждой пушкой, а мы четырьмя пулеметами "Максим" - по 30 тысяч боевых патронов,- вспоминает Петр Титович Мурдид. Через 36 лет после памятного боя ветеран приехал в Дмитров, Возложив цветы к монументу на Перемиловской высоте, он долго смотрел, задумавшись, на Яхромский мост, берега канала, дорогу, ведущую к Дмитрову. Он невольно вспомнил своего друга, командира пулеметного отделения Николая Тихоновича Фомичева, геройски погибшего на его глазах. ... Закипела вода в кожухе пулемета Мурдида, и он вышел на площадку, чтобы остудить воду. В эту минуту раздался взрыв, и кто-то крикнул: "Командира убили!" И тут же стрелой выскочил из двери броневагона Николай Фомичев, бросился к Малышеву. Командир чудом остался жив, только снесло осколком красную звездочку с его шапки. Со словами: "Мы еще повоюем!" Малышев поднялся и указал Фомичеву на счетверенную зенитную установку. Затаив дыхание, смотрели на смельчака его боевые друзья. "Фомичев одним прыжком вскочил на платформу, положил наплечник пулемета на свои плечи и нажал гашетку", - писал в своем дневнике капитан Малышев. Встав во весь рост, расстреливал Фомичев одну обойму за другой. Счетверенные пулеметы были заряжены вперемежку трассирующими, зажигающими, бронебойными патронами. Замирали на снегу настигнутые меткими очередями Фомичева фигуры в шинелях мышиного цвета. – Пока живы, Москву не сдадим! - сказал он, соскочив с платформы. Это были его последние слова. "Едва Фомичев открыл дверцу в вагон, как прямое попадание снаряда сразило его, и он рухнул на землю", – вспоминает командир орудия А.Сергеев. Одна из улиц Дмитрова названа именем героя. Ежегодно 28 ноября к дому у переезда приходят боевые друзья Фомичева и его жена Елизавета Яковлевна. Алые лепестки цветов, как жаркие капли крови, горят на первом снегу, напоминая о бессмертии тех, кто отдал жизнь, защищая Отчизну. ... Уже несколько часов длилось сражение. Один из пулеметных снарядов угодил в паровоз, снес трубу, смял кабину машиниста. Огромный столб пара, словно гейзер, взмыл к небу - был поврежден сухопарник паровоза. Потеряв управление, бронепоезд стал удобной мишенью для гитлеровской артиллерии. Словно молотом по наковальне, били по броне снаряды. Спасение было в одном - нужно найти паровоз, который бы заменил поврежденный. – Петр Данилович, ищи паровоз. - приказал Малышев капитану Сувилову. Тот вместе со связным бросился по рельсам в сторону станции. ... Марию Михайловну Барсученко (тогда Литневскую) ветераны бронепоезда называют своей спасительницей. На долю двадцатилетней стрелочницы выпали тяжкие испытания. – Дела плохи, -– встревоженно сказал, встретив ее, начальник станции Павел Николаевич Авдолетов, – но пост оставлять нельзя. Направляясь в то памятное утро 28 ноября на свой четвертый пост, она увидела вдали зловещее зарево над Яхромой. Полыхали огневые сполохи вдоль линии канала, над головой позванивал задетые пулями провода. Молодая железнодорожница стояла на рельсовых путях, вздрагивая от близких разрывов снарядов, свиста осколков. Мимо нее прошла к Яхроме громада бронепоезда. Укрытый броней, с устремленными с двух бортов пушками, с выглядывающими из амбразур пулеметами, он производил внушительное впечатление. Вскоре гром пушек и стук пулеметов известили о начале боя. – Был уже полдень, немцы усилили стрельбу по станции со стороны деревни Настасьино, - рассказывает Мария Тимофеевна Барсученко. Вдруг вижу - ко мне бегут двое: "Девушка, выручайте!" Вместе побежали на четвертый путь, где стоял под парами паровоз машиниста Андрея Доронина. "Пойдешь?" -"Отправляй!" А осколки свистят, комья мерзлой земли осыпаются на рельсы. Перевожу стрелки, открывая путь паровозу. Он дал гудок и отправился в грохот битвы. Командир крикнул мне: "Девушка, как вас зовут?" Я ответила: "Маша"... Всего лишь эпизод, миг войны. Но не этот ли миг и стал последним для надежд врага взять Дмитров с ходу? Через четверть века помощник командира бронепоезда С.Ф.Знаменский разыщет Марию Тимофеевну Барсученко. Награда - орден Красной Звезды - найдет мужественную стрелочницу. ... Лейтенант Сколышев докладывает командиру, что на исходе снаряды. И в это время со стороны Дмитрова показался мотоброневагон Жукова. Он вел огонь изо всех орудий. Новые люди встали к пушкам, заменив раненых. Припал к панораме наводчик Василий Кулешов. - Страшная картина открылась мне, когда я встал у первого орудия, - вспоминает он. - Стены башни обрызганы кровью, пружины снарядодержателей порваны, штурвал поворота башен поврежден. Немецкий снаряд разорвался в ногах артиллеристов. Стало жутко при мысли, что было бы, угоди враг в стеллаж со снарядами. Более десятка танков, несколько сотен убитых гитлеровцев - таков итог беспримерного боя бронепоезда N 73 с частями 7-й танковой дивизии врага. О героизме чекистов с восхищением рассказал в своей книге "Москва-Сталинград-Берлин-Прага" дважды Герой Советского Союза Д.Д.Лелюшенко. За мужество и смелость, проявленные в боях за город Дмитров, большая группа бойцов и командиров была награждена орденами и медалями. Ветераны бронепоезда - частые гости Яхромы и Дмитрова. В музее боевой славы Дмитровской средней школы N 6 собран большой материал о героическим экипаже. Письма ветеранов открывают новые страницы сражения за Москву в конце ноября 1941 года. "Под Дмитровом я получил боевое крещение (в пулеметном отделении сержанта Калашникова я был первым номером у пулемета). Нас выручали хорошая боевая выучка и крепкая дисциплина, один был за всех и все - за одного. Когда был ранен артиллерийский расчет, мы раненых отправили в тыл, а сами стали на их место и продолжали бой" (В.Н.Ушаков, с.Никольское Оренбургской области). "Я был шофером на грузовой машине и на бронеавтомобиле "БА-20". На "БА-20" ходили в разведку, а на грузовой подвозил снаряды к бронепоезду" (И.Ф.Сергачев, с.Филатовка Липецкой области). Командир броневатомобиля "БА-20" Валентин Прокофьевич Селюков проживает ныне в городе Саранске. Четыре объемистых тетради о боевом пути бронепоезда N 73 прислал он в Дмитров. "Ваш город стал для нас родным и близким, - пишет он. - Мы знали, что, защищая Дмитров, мы защищаем родную столицу, и не жалели ни крови, ни самой жизни во имя нашей Победы". На "БА-20" с группой разведчиков постоянно находился радист Иван Федорович Придатко. Его, раненого, вынес под Яхромой с поля боя связист Остап Андреевич Евтушенко, проживающий в с.Гриньки Полтавской области (награжден медалью "За отвагу"). В.М.Кулешова называют летописцем боевого пути Краснознаменного бронепоезда. Он разыскал десятки своих однополчан, оформил несколько фотоальбомов. А его первым помощником стал герой-пулеметчик, в прошлом командир отделения, ныне фотожурналист Григорий Михайлович Павловский. Когда был выведен из строя паровоз, пулеметы Павловского и Калашникова не позволили гитлеровцам приблизиться к броневагону. Героизм чекистов воспел в стихах бывший командир пулеметного отделения москвич Владимир Яковлевич Маслов. За оборону Москвы был награжден медалью "За отвагу" Михаил Савельевич Коваленко. "Был я замковым у орудия Василия Матвеевича Кулешова, - сообщает ветеран. - Встретил войну 22 июня 1941 года на государственной границе. Наш бронепоезд сразу был введен в бой. Защищали Ленинград И Москву, стояли насмерть у стен Сталинграда. Сражение у Дмитрова - одно из самых памятных"...

Coast70: Спасибо за фотографии! А вот описание боёв это уже второй матчасти.

Coast70: BJ пишет: этот Д-2 аттрибутируется как принадлежащий 73 полку Скорее всего это бепо № 76 уничтоженый на ст. Смеловичи ударом с воздуха.

OFS: Смолевичи, и не с воздуха, а танкистами Ротенбурга.

BJ: Coast70 пишет: Скорее всего это бепо № 76 уничтоженый на ст. Смеловичи ударом с воздуха. значит вот этот не 76-й? ориентируюсь на подписи из "фронтовой иллюстрации", там этот состав с 2-мя Д-2 назван 76-м: кстати, опять же более целый вагон мелькает потом отдельно (отбуксировали в Минск?) а это не столкнутый ли с путей более разбитый (столбики вокруг похожие):

OFS: BJ пишет: значит вот этот не 76-й? Как раз 76-й. Смолевичи это крупная станция со многими путями, что мы и видим. У одного Д-2 был внутренний взрыв (вырвана дверь и нет одной башни), у фрицев написано, что Ротенбург был ранен при взрыве горящего БЕПО. И нет 3-го Д-2, т.к. он отцепился и ушел в Жодино, где и был брошен. Как-то так. Опрокинутый БЕПО явно не на станции, на перегоне.

BJ: OFS пишет: Как раз 76-й. Смолевичи это крупная станция со многими путями, что мы и видим. У одного Д-2 был внутренний взрыв (вырвана дверь и нет одной башни), у фрицев написано, что Ротенбург был ранен при взрыве горящего БЕПО. И нет 3-го Д-2, т.к. он отцепился и ушел в Жодино, где и был брошен. Как-то так. Опрокинутый БЕПО явно не на станции, на перегоне. Спасибо! возникают 2 вопроса: 1. значит 3-й Д-2 76-го БЕПО это вагон из моего вчерашнего поста? 2. вот здесь видно что путей 2, а затем уже перевёрнутый вагон сфотографирован явно из проходящего по параллельному пути поезда, то есть путей как минимум 2, может всё же одно место...

OFS: Не думаю. Просто двухпутка. Жодино тоже большая станция. Там были и эшелоны с грузом и еще один БЕПО, № 58 НКВД, бывший польский.

mohilev: Отвечаю на вопросы. 1.Почему три ж/д батареи? Немцы в отчете указали на 12 захваченных зениток. 2.О бое БЕПО №73 на перегоне ст.Белорусь –Ратомка пишется во многих источниках.Кто у кого заимствовал –не знаю.Правда следует уточнить,что это было 26 июня.А 27 июня в 14-45 саперы 7-й танковой взорвали ж/д пути на перегоне Минск-Смолевичи. 3.О том,что БЕПО был в Могилеве.Прочитал это в отрывке из книги,выложенном на форуме РККА, Книга вроде про участие НКВД в войне. Там пишется,что в Минске Малышев по телефону получил приказ следовать в Могилев.Там его вызвал нач.политотдела дивизии 3-й НКВД и представил комиссара поезда И.В.Крискевича.Они вместе вернулись к бронепоезду,но скоро Малышева вызвали в штаб дивизии,где приказали отбить ж/д мост у Свислочи. Маловероятно,что это выдумка.

mohilev: Coast70 пишет: Будем собирать в эту ветку все фото и описание последнего боя бепо №73 НКВД (первая матчасть), ком. старший лейтенант Малышев Федор Дмитриевич. Бепо был уничтожен в 1-2 км от ст. Свислочь (Белоруссия). 1.В описании боя у ст.Белорусь говорится,что БЕПО вел огонь из 4-х орудий.т.е задействованы были два МБВ.В том бою один МБВ был серьезно поврежден. Т.е в бою у Свислочь вероятно участвовали два или один МБВ. На фото три МБВ. 2.На фото МБВ буксирует черный паровоз.Может ,кто объяснит входил ли в состав БЕПО-МБВ бронепаровоз ?На сайте «Мехкорпуса» выложен штатный состав такого БЕПО.Там бронепаровоз фигурирует.Ас другой стороны,зачем такому БЕПО бронепаровоз?

zhur: mohilev пишет: 1.Почему три ж/д батареи? Немцы в отчете указали на 12 захваченных зениток. Не понял. 1 батарея = 4 орудия? Есть штат? Понял сам Если исходить из информации Коломиеца о формировании 5 батарей на основе 10 орудийных площадок и 5 площадок управления то в одной батарее д.б. 2 орудийные площадки (т.е. 4 орудия) и одна площадка управления. Значит 12 орудий по немецким данным это 6 орудийных площадок или 3 бат. mohilev пишет: О том,что БЕПО был в Могилеве.Прочитал это в отрывке из книги,выложенном на форуме РККА Жаль. Я думал что то новое. Отрывок из сборника по БЕПО НКВД я и выкладывал на РККА. У Манжосова ИМХО копипаст от туда. Хотя и есть и отличия. Крискевич у него еще в Минске попадает на бронепоезд. Да и название станции (хоть и современное) приведено правильное в отличии от сборника. Вы не ответили на вопрос откуда информация про огонь именно из стрелкового оружия с зенитных ж/д батарей.

Coast70: mohilev пишет: 2.На фото МБВ буксирует черный паровоз.Может ,кто объяснит входил ли в состав БЕПО-МБВ бронепаровоз ? Есть информация, что оба бронепаровоза бепо №73 и №76 были в ремонте, один в Коростене, второй не помню где, кто знает, поправьте.

Coast70: zhur пишет: Вы не ответили на вопрос откуда информация про огонь именно из стрелкового оружия с зенитных ж/д батарей. Если по переводу stern то вот такая картина: "Зенитный БП въехал на станцию одновременно с прохождением основной колонны батальона ч/з мост в Углада. Затребована PАК, ее огнем подбит локомотив, прим. с 400 м (с моста) тремя попаданиями. БП открывает огонь по мосту, тем не менее, ч/з него проходит пулеметный взвод 4-й роты и занимает позицию сев. БП. Взвод будет защищать сев. фланг батальона от атак пехоты противника. После первых выстрелов БП открывает огонь из всех стволов.. скипанем описание БП. Ч/з 20 мин после начала боя (т.е. 4.20-4.30) 2 рота докладывает: противник атакует слева от ж/д. 2-я рота отбивает атаку на лесной просеке с помощью пулеметов. Тем не менее, давление на левый фланг роты усиливается, противник атакует с юга большими силами. Рота лежит в густом подлеске, обстреливаемая с 3 сторон- с севера БП, а с зап. и юга вражеской пехотой. Положение спасает только введеная в бой рота (1. M.T.W)Kp. - в 6.00 противник снова выдавливается в направлении просеки. Ок 5.00 с запада на станцию входит второй поезд, к-ый также подбивается выстрелами ПАК и останавливается, пехотинцы выпрыгивают из поезда и вступают в бой. Уже после начала боя с БП, установлено скопление сил противника в лесу сев. ж/д и западной дороги на Свислочь. Противник атакует вдоль этой дороги и большими группами достигает леса южнее ж/д. Около 6.30 сказывается нехватка б/п для пулеметов, сейчас они могут стрелять лишь короткими очередями. Один взвод на БТР выводится из боя и направляется за б/п. Также заканчиваются выстрелы ПАК и легких орудий, батальонная машина привозит лишь цинки с пулеметными лентами(патронами), гранат для PAK/орудий нет. Атаки русских с обеих сторон ж/д дороги продолжаются в составе взводов или даже рот. В 7.45 в батальоне остается лишь один ящик с б/п MG. Тогда же по радио/телефону затребована помощь: полк обещает прислать роту мотоциклистов, а дивизия одну батарею и танк. роту. Танкисты появятся лишь ок 15.30." Т.е. было два бепо, №73 и зенитный бепо.

zhur: Coast70 пишет: Если по переводу stern то вот такая картина: Спасибо конечно. Но 1) я это читал 2) у меня есть немецкий отчет (я его для перевода ув- stern-у притащил на РККА) 3) что в переводе что в отчете использованы оборот "aus allen rohren" т.е. "огонь из всех орудий" и в следующем предложении(которое ув.stern скипнул) перечислены эти самые "все орудия"- зенитки и пулеметы. Так что откуда информация об огне из именно стрелкового оружия мне таки не понятно.

Coast70: Берём поправку на ветер:) У ув. mohilev бойцы со второго поезда плавно трансформировались в бойцов с бепо ПВО.

mohilev: zhur пишет: Вы не ответили на вопрос откуда информация про огонь именно из стрелкового оружия с зенитных ж/д батарей. Стрелял ли БП из пушек? Стрелял бы при наличии персонала. Тут есть три варианта: 1.Ж/д батареи к началу войны не были укомплектованы личным составом и вообще не существовали как боевые единицы.Поэтому они нигде и не числятся.Просто матчасть перебросили поближе к границе,на всякий случай. 2.Личный состав был,но он ехал в отдельном вагоне. 3.Личный состав ехал на площадках. Есть и вариант,что посторонние люди ехавшие на БП привели зенитки в боевое положение.Но это маловероятно. Стрелял ли БП из пушек? А куда он должен был стрелять? В момент прибытия БП немцев на станции не было.Они тихо сидели на ж/д переезде.Как пишет Воронов,немцев они обнаружили утром,когда поехали за водой к реке. Когда утром прибыл БП, немцы поняли,что он проследует дальше,на мост и открыли артогонь по паровозу. Тут всполошились те,кто находился на станции ( батальон ж/д войск) и ехал на БП. Они открыли огонь беспорядочный огонь ( станция была затянута утренним туманом и паром от подбитого паровоза-так пишут немцы,а также окружена лесом ) из всех стволов во всех направлениях. Но немцы находились примерно в одном км на восток от ст. и в планах у них не было захватывать станцию.Их задача-удержать ж/д мост. НО как раз в направлении переезда,где находились немцы,зенитки не могли вести прицельный огонь,т.к. угол обстрела ограничивал паровоз.Кстати,на фото зенитки развернуты на 90 град.к ж/д линии.т.е. в сторону леса.



полная версия страницы