Форум » Танковые сражения (Tank battles) » Танковое сражение за Днепропетровск в августе 1941 » Ответить

Танковое сражение за Днепропетровск в августе 1941

Георгий Лукаш: Чтобы не заниматься переписыванием чужих трудов , представлю сперва информацию выложенную на сайте Сергея Самодурова, http://samsv.narod.ru -огромное ему спасибо!! 17 августа первые эшелоны дивизии начали разгружаться на станциях Лоцманская и Нижнеднепровск. Дивизия в это время была введена в состав Резервной армии Южного фронта. Полки и подразделения соединения, по мере прибытия, сосредотачивались западнее Днепропетровска, маскируя матчасть в садах и лесопосадках. Тылы располагались в поселке имени Крупской. С эшелонами 15-го танкового полка и разведывательного батальона в Днепропетровск прибыл полковник Е. Г. Пушкин и комиссар дивизии полковой комиссар И. А. Подпоринов. В тот же день они были вызваны на совещание Военного совета армии, который состоялся в помещении школы на улице Крутогорной. Исходя из доклада командарма Н. Е. Чибисова было вполне очевидно, что главный удар противник намерен нанести на правом фланге армии из района Пятихаток, имея цель отрезать наши обороняющиеся войска от переправ через Днепр. Такого же мнения придерживался и командующий Южным фронтом генерал армии И. В. Тюленев, присутствовавший на заседании совета. Учитывая создавшуюся обстановку, Н. Е. Чибисов приказал: не дожидаясь прибытия последующих эшелонов дивизии, выдвинуть 15-й танковый полк и разведательный батальон в направлении Кринички - Щорск в качестве подвижного прикрытия стрелковых частей, сдерживавших натиск противника, рвавшегося к городу с запада и юго-запада. 18 августа 15-й танковый полк под командованием Героя Советского Союза, участника боев с белофиннами, майора Клыпина, совершая марш направлении Щорска, вынужден был с ходу вступить в бой с передовыми подразделениями противника, прорвавшимися на рубеже реки Базавлук. Не имея времени на организацию боя, под сильным воздействием вражеской авиации нашим танкистам пришлось выдержать бой в неравных для них условиях. Развернув свои батальоны в бой прямо с марша в районе Черноивановки, полк устремился на врага. Пытаясь вывести полк из-под удара авиации, майор Клыпин и старший батальонный комиссар М. З. Николаев приняли единственно правильное решение - максимально сблизиться с противником. Умело используя складки местности, наши танкисты вели прицельный огонь с коротких остановок. Немцы, не выдержав удара, вскоре стали отходить, оставив на поле боя догорающие танки и бронетранспортеры. Спасаясь от разгрома, гитлеровцы усилили удары с воздуха. Не имея зенитного прикрытия, полк понес потери, несколько наших танков было уничтожено в результате прямых попаданий бомб. Перестроив боевой порядок, фашисты снова предприняли атаку, на этот раз во фланг полка. Первыми встретили наступающих бойцы и командиры 2-го танкового батальона. Подтянув противотанковую артиллерию, противник открыл огонь. Батальоны были вынуждены рассредоточиться и, используя естественные укрытия, продолжали вести неравный бой. Отважно сражался экипаж танка под командованием Николая Приперича. Его поврежденную машину окружили фашисты. Несколько часов отбивал экипаж попытки врагов овладеть танком, до тех пор пока не кончились боеприпасы. Упорное сопротивление наших танкистов вынудило противника на время приостановить свое наступление. Как показали пленные, урон, нанесенный 15-м танковым полком врагу, оказался весьма ощутимым. Понесли потери и подразделения полка, особенно 2-й танковый батальон. С наступлением темноты полк отошел на рубеж реки Мокрая Сура, где занимали оборону стрелковые и кавалерийские части. Под утро на командный пункт дивизии, который был расположен в небольшом хуторке - бывшем отделении совхоза "Долинский", - возвратился полковник Е. Г. Пушкин, имея утвержденный командующим Резервной армией план на организацию боя. Анализ донесений разведки и рапорт командира 15-го танкового полка показали, что гитлеровцы основное внимание уделяют направлению Кринички - Сухачевка - Таромское. По данным штаба Резервной армии, противник нацеливал свои удары вдоль железной дороги на Днепропетровск, имея в авангарде 13-ю танковую дивизию из состава 1-й танковой группы. Генерал фон Клейст по-прежнему оставался верным своей излюбленной тактике - вбивать бронированные клинья в оборону наших войск. Так он действовал под Янушполем, Равой-Русской, Бродами, Бердичевом, на подступах к Киеву. По имевшимся данным, удар оккупантов предстояло ожидать со стороны Днепродзержинска во взаимодействии с войсками гитлеровцев, которые наступали с юга вдоль Запорожского шоссе. Учитывая вероятнось действий противника, Е. Г. Пушкин решил сделать все возможное, чтобы острие удара бронированного клина пришлось по пустому месту. Придерживаясь тактики танковых таранов, гитлеровцы, уверенные в своем превосходстве, не особенно беспокоились за свои фланги. Именно этот фактор и решил использовать полковник Пушкин, планируя оборону дивизии. Необходимо было заманить противника в "огневой мешок" и навалиться на него с трех сторон сначала мощью артиллерийского огня, а затем ударами танков. Для этого штабом дивизии были выделены танковые подразделения, в задачу которых входило: на рассвете 19 августа на виду у противника произвести имитацию отхода в направлении Сухачевки. Путь "отхода" наших танкистов пролегал по дороге, которая протянулась вдоль "мешка" от своего основания до глубины. Исходя из замысла штаба дивизии, командиры частей и подразделений получили приказ подготовить местность в инженерном отношении на своих участках. Огневые позиции 15-го и 16-го танковых полков располагались в километре западнее совхоза "Долинский" фронтом на северо-запад с таким расчетом, чтобы в любую минуту, в случае необходимости, огнем своих пушек поддержать действия артиллерии и мотострелков с места. 8-му артиллерийскому полку отводился участок в нескольких километрах впереди и левее танкистов фронтом на восток вдоль густой лесопосадки. Отсюда хорошо просматривалась дорога, проходившая через район обороны в сторону Днепропетровска, и возвышенность вдоль Днепра вплоть до Баглея. Мотострелковый полк под командованием подполковника Абрамова оседлал железную дорогу и занял участок обороны вплоть до Днепра фронтом на запад. Оборона дивизии приобретала форму подковы. Огневые средства располагались так, что при любых обстоятельствах противник попадал под перекрестный огонь. Укрытия для боевых машин, артиллерии и другие земляные сооружения в течение ночи были тщательно замаскированы. В определении правильного решения немало помогли поисковые группы дивизионного разведывательного батальона, которым командовал отважный и находчивый командир капитан Акименко, погибший в боях за Подгородное и похороненный в г. Новомосковске. В разведпоисках в те дни особенно отличились командир разведывательной роты старший лейтенант Ткаченко, о храбрости которого в дивизии ходили легенды, старшие лейтенанты Нестеренко и Локшин, мастер разведки младший политрук роты М. И. Никитенков, командир разведвзвода лейтенант Бурда, командир роты автоматчиков старший лейтенант Авганесян и другие. Важными данными о противнике располагал также штаб 79-го погранотряда под командованием отважного чекиста подполковника С. И. Грачева. Бойцы и командиры этого отряда, отходившие с боями от западной границы, героически сражались рука об руку с танкистами 8-й танковой дивизии. Пограничниками Ивановым, Найденовым и Наумовым был захвачен контрольный "язык" из состава 93-го моторизованного полка 13-й танковой дивизии гитлеровцев накануне боя 19 августа 1941 года. При опросе было установлено время наступления частей дивизии, которой командовал в то время опытный, прошедший с боями через всю Европу генерал-майор Герр. 19 августа, ровно в восемь утра, послышался своеобразный, завывающий гул фашистских самолетов. Целая армада их шла со стороны Днепродзержинска. Вражеские "юнкерсы" около часа сбрасывали свой смертоносный груз на позиции полков. Одна волна сменяла другую. Земля и воздух содрогались от взрывов. Местами взрывной волной сносило с танков маскировку, и тогда вражеские летчики ссыпали на обнаруженные машины всю свою бомбовую нагрузку. Но маскировка все-таки сделала свое дело. Не успела осесть вздыбленная взрывами земля, как со стороны Днепродзержинска и Баглея появились фашистские танки. Перестраиваясь из предбоевых порядков, они устремились вдоль дороги, наполняя окрестность шумом моторов. Впереди шли танки Т-IV, за ними и на флангах - Т-III и Т-II, далее пехота на бронетранспортерах и артиллерия. Выгодность такого построения была очевидна. Т-IV с более мощной броней и 75-миллиметровыми пушками прикрывали весь боевой порядок. В их задачу входило не только осуществить прорыв вероятного рубежа обороны наших войск, но и повести за собой остальные машины и мотопехоту. Вскоре передовой отряд гитлеровцев стал втягиваться в горловину огневого "мешка". Многие командиры и бойцы дивизии впервые в тот день увидели построение огромного количества танков углом вперед. Вся эта масса двигалась на боевые порядки дивизии, создавая весьма внушительный вид. Несмотря на то, что нервное напряжение личного состава подразделений было доведено до предела, план, задуманный командиром дивизии, был осуществлен блестяще. В центре боевого порядка по-прежнему двигалось до батальона средних танков. Гитлеровские танкисты даже не закрывали люков. По ним-то и предстояло нанести первый удар, обрубив тем самым острие танковому клину наступающих. Когда вражеские танки очутились в створе позиций артиллерийского и мотострелкового полков, подставив борта под огневые средства дивизии, в небо взмыли красные ракеты и дружно прогремел орудийный залп из всех калибров. За ним - второй, третий. От первых же выстрелов загорелось более десяти вражеских машин. Батальон, шедший на острие удара, заметался вдоль дороги. Огонь из укрытий открыли КВ и Т-34. По пехоте, которая спешилась, ударили минометы мотострелков. Фланговый и перекрестный огонь действовал опустошительно. Гитлеровцы, не ожидавшие такого сильного и меткого огня, пришли в замешательство. Они открыли беспорядочную, неприцельную стрельбу из танков, артиллерии и минометов. Продолжавшие двигаться вперед, танки противника стали менять боевой порядок, пытаясь при этом выйти из зоны артиллерийского огня. Но если это некоторым и удавалось, то они непременно попадали в секторы огня танковых пушек. И снова вспыхивали машины с крестами на бортах, накрепко зажатые в огневой теснине. Не выдержав удара, гитлеровцы вынуждены были бежать. Тщетными оказались их попытки организовать в этот день новые атаки. Их били в лоб, слева и справа. Не помогли им ни авиация, ни перестройка боевых порядков. Они везде натыкались на организованный отпор. Из горящих танков и бронетранспортеров в воздух взлетали фейерверки. Это рвались боеприпасы. 46 танков оставили фашисты в этот день на поле боя. Ночью многие танкисты прибуксировали на командные пункты своих частей личные трофеи. В основном это были вражеские танки. В двух из них оказались живых экипажи. От попаданий снарядов башни их машин заклинило, а пушки и пулеметы были выведены из строя. Гитлеровцы оказались заживо погребенными в своих стальных коробках. Пришлось вытягивать их оттуда. Под утро следующего дня на КП дивизии прибыл заместитель командующего войсками Южного фронта генерал-лейтенант Волох с заданием проверить правдивость боевого донесения об уничтожении дивизией 46 вражеских танков. И не удивительно: цифра для одного дня боя в то время была внушительной. Он-то и стал свидетелем, когда, вооружившись кувалдами и зубилами, наши танкисты освобождали из подбитых танков невольных "пленников". Побывав на поле боя, генерал Волох горячо поблагодарил воинов дивизии за проявленный героизм. Два немецких танка и их экипажи были отправлены в штаб Резервной армии. В тот же день в Берлине начальник генерального штаба сухопутных войск гитлеровского рейха генерал Ф. Гальдер в своем дневнике записал: "19 августа 1941 года группа армий "Юг". Обстановка на фронте вечером. У Днепропетровска отражена атака 100 танков противника. Подбито 52 танка. В остальном ничего нового." Запись выглядит довольно тенденциозной. Неизвестно, кто больше повинен в этом. То ли командование 13-й танковой дивизии, которое потеряло 46 танков в течение одного дня, то ли штаб генерала фон Клейста, то ли сам Гальдер. Но в тот день по советским данным, 8-я танковая дивизия полковника Е. Г. Пушкина потеряла всего около десяти машин. И второе, явно не соответствующее истине, советские танки в этот день не наступали. Они находились в обороне. Особенно ожесточенный бой разгорелся 22 августа. Подтянув резервы, гитлеровцы после продолжительной артиллерийской и авиационной обработки возобновили наступление. Их танки на этот раз шли под прикрытием "юнкерсов". За первым эшелоном шел второй, за вторым - третий... Героически сражались наши воины. Шквалом огня они встречали каждый танковый вал. И снова горели вражеские машины. Но гитлеровцы продолжали упорно наращивать свои силы, пытаясь во что бы то ни стало протаранить нашу оборону. Сосредоточив основные усилия на своем правом фланге, противнику удалось потеснить некоторые подразделения дивизии и захватить ряд высот, с которых местами просматривались позиции наших частей. И тогда полковник Пушкин пустил в ход свой резерв - батальон тяжелых танков КВ под командованием старшего лейтенанта Н. С. Батаева. Дав команду к общей атаке, комдив сам повел полки в бой. Удар был настолько неожиданным, что фашисты не выдержали и побежали. Более десяти километров преследовали врагов подразделения дивизии. Вскоре об этом сражении узнала вся страна. В сообщении Совинформбюро говорилось о том, что немцы потеряли в этих боях 99 танков, 100 автомашин, 60 противотанковых орудий, 10 бронемашин, 50 мотоциклов, десятки пулеметов и минометов. Среди захваченных трофеев - полный состав 4-орудийной батареи, несколько пушек различных калибров, а также штабной автобус с документами фашистского танкового полка. В ходе боев в эти дни отличились многие воины дивизии. Среди тех, кто удостоен высоких правительственных наград, были лейтенанты Чернобай, Трошин, Самохин, Черевко, старший сержант Родионов, рядовой А. Замкевич, младший политрук Волошенюк, батальонный комиссар Коноваленко, майоры Чупров, Беспалов, Баскаков, Потапейко, Якунин, старшие сержанты Сопин и Фетисов, старший лейтенант Н. Батаев, капитан Максимов, политрук Дорогокупля, старший политру Лыхин, воентехник 2 ранга Гаврилов и многие другие. Сержант И. Е. Краснослободцев в этих боях уничтожил два вражеских танка и спас жизнь раненому политруку, П. Ф. Демяновский раздавил своим танком огнеметную машину противникаЮ легковую машину и противотанковое орудие. Экипаж младшего политрука В. И. Флегентова в те дни подбил и уничтожил шесть вражеских танков. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 сентября 1941 года Ефиму Григорьевичу Пушкину за образцовое и умелое руководство, личное мужество было присвоено звание Героя Советского Союза. Полковой комиссар И. А. Подпоринов был удостоен ордена Красного Знамени.

Ответов - 70, стр: 1 2 3 4 All

Георгий Лукаш: Георгий Лукаш пишет: Свириденко говорит, что у него есть подтверждающие документы (какие не знаю) и по пополнению дивизии техникой и личным состав. Если есть -выложу хотя бы ссылки. Вынужден (и сам себя) расстроить. Пока информации подтверждающей количество танков нет. Свириденко утверждает, что перед Днепропетровском было 129 танков. Разбить не может. Сказал, что данные у него из воспоминаний (каких именно не назвал) и писем-воспоминаний служивших в 8 танковой дивизии (два письма видел, но о количестве танков и другом ничего). По пополнению личного состава тоже ничего конкретного. Что ж буду искать. Может, подсобите дружеским советом по поискам?

Георгий Лукаш: Небольшие дополнения по месту и составу формирования и количеству танков. 14 августа СМ. Буденный в Ставку ВГК: «Утром 13.8 положение на Южном фронте резко осложнилось. Противник подвижными войсками прорвался с севера на восточный берег р. Ингул и отрезал пути отхода 9 и 18 армиям. Положение является трудным, потому что у командующего фронтом нет резервов для обеспечения отхода 9 и 18 армий. Выдвинутые на р. Ингулец вновь сформированные две дивизии и несколько отрядов растянуты на широком фронте и поэтому легко прорываются, охватываются подвижными соединениями и уничтожаются. Положение можно облегчить только переходом активным действиям подвижными войсками. Поэтому я решил в районе западнее Днепропетровск сосредоточить две танковые дивизии и нанести вначале удар по противнику, действующему из района Александрия, затем удар направить на юго-запад на выручку 9 и 18 армий. К данному времени танковые дивизии находятся: 12 танковая** д*ивизия** составе 26 армии, приказал вывести ее резерв район Золотоноша для погрузки на желдорогу; 8 танковая** д*ивизия** находится процессе формирования районе Полтава. К 15 августа дивизия будет иметь около 100 танков. Переброску и выход *в** намеченный район предполагаю закончить утру 18 августа. Убедительно прошу для укрепления 8 т*анковой** дивизии** нарядить батальон танков Т-34. Подробный план операции представлю 16 августа» Сб. боевых документов Великой Отечественной войны. Вып. 40. «Для обеспечения отхода 9 и 18 армий 1в** районе *к** западу *от** Днепропетровска создается ударная группа составе 8, 12 танковых дивизий, 26, 28 кав. дивизий и двух стрелковых дивизий. Задача ударной группы разгромить мото-мехвойска противника, действующие из района Александрия, и затем быть готовой атаковать *в** направлении Кривой Рог, Николаев. Командование группой возлагаю на генерал-лейтенанта Чибисова. Действие ударной группы поддержать и прикрыть всей авиацией фронта и 4 авиакорпусом. Генерал-лейтенанту Чибисову разработать план операции, определить район выгрузки танковых дивизий и донести утру 15.8 мне. Всю подготовку операции вести строжайшем секрете. 8 и 12 танковые дивизии район Днепропетровск перебрасываются желдорогой расчетом прибытия не позже утра 17 августа» Сб. боевых документов Великой Отечественной войны. Вып. 40.

Анжей: Данные о 8 ТД

Виктор Ан: Очень интересная тема и хотелось бы ее реанимировать! Занимаюсь этим периодом, но другой дивизией которая непосредственно в это время соприкасалась с 8тд, а именно 230сд. Собирая материал по 230сд, обнаружил очень интересный факт по 8тд. Из ОБД: Идолов Николай Пименович ( книга памяти Свердловской области и справка-запрос за 2002год: наверное родные ищут) 1921г. рядовой 8ап 8тд, призван в 1940г, погиб и захоронен в Днепропетровской области. ) В базе награжденных " ПОДВИГ НАРОДА" дословно : 22.8.1941г. под д. НИКОЛАЕВКА при нападении танков под огнем дальне-бойной артилерии и противотанковых пушек противника не колеблясь оставался у орудия и метким огнем уничтожил до пяти немецких танков Вражеский снаряд оборвал его жизнь. Тов Идолов погиб на боевом посту как достойный патриот своей Родины. Командование полка представляет тов. Идолова к правительственной награде орденом Ленина. Указ о награждени орденом Ленина от 5 ноября 1941г. Николаевка почти рядом со ст. Баглей (все несколько км.) Орден Ленина рядовому в августе 1941 - это и есть тот накал тех событий. Очень интересует более точное размещение 8ап 8тд 17-19 августа 1941. Почему? Почитайте страничкуhttp://srpo.ru/forum/index.php?PHPSESSID=7guvqdjbfb7o2udlkgssn4d205&topic=5752.15 Там о 230сд и 8тд.

странник: Виктор Ан Виктор Ан пишет: Очень интересует более точное размещение 8ап 8тд 17-19 августа 1941. ув Виктор Сам живу тут рядом и часто езжу мимо этих мест. Недавно в связи с "огневым мешком" Полковника Пушкина задался целью выяснить хотЯ бы для себя а где именно это было на местности. Мне кажется кое-что нашел ( надеюсь что так). Сами понимаете материала мало и есть много противоречий и по датам и по расположению. Я взял немецкие карты 1942 г, наши оперативные карты по положению войск в 16 и 21 авг 1941, взял из и-нета описание боя. Перенес новые дороги и названия на старые карты и получилось что бой 19 авг 8АП принял находясь примерно в километре на восток от Благовещенки фронтом на восток ( так по описанию). Т е спиной к позициям 230 стрелкового полка который стоял по Благовещенкой фронтом на запад. ( так получается по описанию). 8 АП находился на возвышенности вдоль густой лесопосадки. По карте это сразу за дорогой ( на восток) Баглей-Николаевка ( она была и тогда). на местности еще не проверял но попытаюсь в ближайшее время.

Виктор Ан: Ув. СТРАННИК большое спасибо за Ваше сообщение. Днепродзержинск. Начиная заниматся БМ по с. Роговское (вероятнее всего 230сд по 41г.), Криничанский р-н рядом с с.Благовещенка http://forum.poiskdnepr.com/viewtopic.php?f=20&t=89&start=10 со временем перестал ограничиватся вопросами только 230сд (хотя это приоритетная тема) и сейчас интересует вся информация по 41г в данной местности (от Мокрой Суры и до Днепропетровска). На данное время являясь членом "ДНЕПРО- ПОИСК" занимаюсь данными вопросами более системно. На сайте организации (форум) http://forum.poiskdnepr.com/viewtopic.php?f=17&t=313 открыл несколько тем по данному региону и в частности по с. Благовещенка, заходите на сайт организации (там есть что почитать), любая Ваша информация тоже может быть полезна. А также на странички http://srpo.ru/forum/index.php?topic=5752.30, (очень нужна любая информация и воспоминания старожилов) где я думаю Вы уже побывали. Путаницы хватает, на этих страничках пытаюсь анализировать и в теории и на местности (время только не хватает). По данной теме очень еще интересует: -контр удар 8тд из района Днепродзержинска в сторону Кар ХУТОРОВ 22 августа (21 августа?) -потери 8тд в эти дни (по воспоминаниям старожилов не далеко от Криничек были подбитые танки толи наши, толи немецкие и похороненый в степи по 41г. сгоревший молодой танкист). -и конечно размещение на местности с привязкой к датам. Мой адрес: victrol836@rambler.ru

Виктор Ан: Бой 8 арт полка 8 танковой дивизии в р-не ст. Сухачевка ИЗ ДНЕВНИКА ФРОНТОВОГО ОФИЦЕРА Григорий НИКОЛАЙЧУК ДНЕПРОПЕТРОВСК ...Мы продолжаем отступать. С большими потерями. Под бомбежками и обстрелами. Задерживая противника короткими боями , чтобы дать возможность отойти оставшейся технике и людям. Позади уже Львов, Злочев, Волочиск, Подволочиск, Тернополь, Васильков, Киев. Двигаемся на Полтаву – здесь назначено переформирование отступающих частей. Настроение у всех – словами не передашь: мы-то думали, пара недель – и войны нет, но вот уже июль на исходе, а мы отступаем и отступаем. Хорошую бы пушку в руки, а не секретные пакеты. Неужто до того силен немец, что так и будем отступать, пока все не растеряем? А впереди за Полтавой – Днепропетровск.... ...12 августа мы с остатками полка – в лесу под Полтавой. И с 12 августа я командир огневого артиллерийского взвода. Вот это уже «проще», это настоящая серьезная и конкретная работа, к которой меня готовили в училище. Жаль, во взводе пока всего одно 76-миллиметровое орудие образца 02/30 года. Но так у всех: два орудия – на батарею и, соответственно, по одному – на взвод. Техники не хватает даже после доформирования. Ну ничего... ...17 августа прибыли в Днепропетровск, точнее – остановились в 20 километрах западнее, на подступах. А 19-го командиром полка полковником Селивановым нашему 1-му дивизионному была поставлена задача: в километре западнее станции Сухачевка занять открытые огневые позиции для отражения готовящейся немцами танковой атаки. К 17 часам позиции были заняты: в центре полукружья недавно убранного ржаного поля, уставленного копнами ржаных снопов, – 1-я батарея (наша), справа, метрах в трехстах, – 2-я, слева, в шестистах, – 3-я батарея, в каждой – по два орудия (всего шесть). Поскольку техники мало, приказ командира полка: на каждом орудии, кроме командира орудийного расчета, – офицер. Перед нами в пятистах метрах – глубокая «двуязычная» лощина; «языки» расположены фронтально нашим орудиям. В километре за нами – станция Сухачевка , полотно железной дороги и переезд, за которым через сто метров еще один, открывающий прямую дорогу на Днепропетровск – она-то и нужна немцам. А нам нужно не пустить их туда, но... Где брать снаряды? Их – всего ничего и сейчас ждать неоткуда – тыл полка за Днепром. Нет у нас и пехоты. С нашей стороны – только хорошо замаскированные в тех самых копнах орудия – это мы успели. Зато у немцев все как положено: и «техника», и пехота. Которые и появляются примерно в 17.30. Из лощины друг за другом, не торопясь, начинают выползать и выстраиваться в линию на высотке – прямо против наших замаскированных расчетов – черные с белыми крестами танки. Замаскировавшись за копной, наблюдаю в бинокль их движение и считаю: один, два, три... пять... десять... пятнадцать... Ого! И это совсем не все, вон еще и еще: двадцать... двадцать три... четыре... пять... Сколько же их там, в этой лощине?!.. Двадцать девять... тридцать... тридцать три... тридцать пять! Так, кажется, все. Да, тридцать пять танков (целый батальон) против шести наших орудий. Это серьезно. Вперед, однако, не идут – как ни маскировались мы, а орудия они почуяли. Остановились. Выстроились, как на картинке в учебнике, и замерли, пытаясь определить наши «огневые точки». На несколько минут наступило общее оцепенение, перешедшее в быстро растущее напряжение. Пора было его разрядить. Ну что ж, мы ведь вас сюда не звали – вы сами пришли. Посоветовавшись с наводчиком орудия ефрейтором Шароновым, отдаю приказ: «Огонь!» И первый орудийный выстрел мощным треском разрывает тишину августовского вечера. За ним следует второй, третий... пятый... Мы работаем без перерыва, главное – не дать немцам опомниться, внести в их ряды хаос, «сбить» и разрушить педантично выстроенные планы. Как учили великие полководцы, главное в бою – быстрота и натиск, особенно при таком соотношении сил. Не пойму одного: почему молчат орудия 2-й и 3-й батарей, наше второе – стоящее в трехстах метрах левее? Обернувшись на мгновенье вправо и еще не поняв, что происходит, вижу вдруг, как оба орудия 2-й батареи разворачиваются и быстрым ходом катят... прямо к переезду за Сухачевкой . Эй, ребята, вы куда? Бой и танки – здесь... Так, ясно... Ну а что с 3-й батареей? Эти почему молчат? Понятно. Надо же так неудачно занять позицию: высотка загораживает им обзор - они просто не видят танков. Ну а мы продолжаем эти танки «обрабатывать», внеся в картиночные построения немцев явный беспорядок. «Огонь!..» Есть! Рвануло и полыхнуло крепко – башня одного из черных «крестоносцев» отлетела метров на десять. «Огонь!» – еще один загорелся. А через несколько выстрелов третий из начавших разворачиваться «гостей» останавливается как вкопанный, и из него валит густой черный дым. Молодцы, ребята, молодец Шаронов! Четко сработали – точно по командам, но... Немцы, похоже, засекли-таки нас, несмотря на маскировку. Развернувшись, все тридцать пять, нет, уже тридцать два, «крестоносца» обрушивают на позицию такой град снарядов, что не будь они бронебойно-трассирующими (то есть взрывающимися при прямом попадании в объект, но рекошетирующими от земли), да не наша бы маскировка... М-да... Где б мы все уже были..? Чем же ответить? Сколько у нас осталось снарядов? Нисколько? Эх... Ну где же третья батарея?! Ну кто-нибудь... Их же можно остановить! Можно! И бить можно – сказки все это про их «непобедимость» пропагандистские, сказки. Снарядов бы еще, да если бы ударили все вместе, но... Похоже, с нашей стороны мы с моим взводом остались на этом поле одни. Пора менять огневую позицию – без снарядов все равно больше ничего не сделаешь, а оставшейся шрапнелью по танкам не работают. Да, позицию пора менять. Тем более что немцы, приняв, кажется, наше орудие за серьезную «противотанковую оборону», продолжают засыпать и долбить нас снарядами, но вперед не идут. Разделившись на две части, их танки начинают обходить нас по краям поля справа и слева, беря в «клещи». Нет, так дело не пойдет: за мной взвод (расчет орудийный) – восемь человек, и их надо вывести отсюда живыми. Все. Меняем позицию, отходим к Сухачевке – там должны быть наши. Сколько же все это продолжалось? Час? Три? Смотрю на часы и не верю – 20 минут?! Да, 20 минут, 17 снарядов, столько же орудийных выстрелов и три уничтоженных танка, догорающих у лощины – мы таки «убавили» их. Но, главное, мы заставили их повернуть! По-вер-нуть! Сбили их план, тактику. Нарушили расчеты. И не пустили туда, куда они рвались. Теперь я точно знаю: непобедимых немцев нет! Ну что ж, продолжим на новой ОП...»

Семака: ІАМ пишет: Цитата: Не могли бы Вы ответить на такие вопросы: 1. Где переформировывалась 8-я ТД в июле - августе 1941г.? 2. Сколько в ней было танков КВ перед боями под Днепропетровском? 3. Откуда они получила танки КВ? Из книги Свириденко “ Восьмая танковая дивизия .” (История формирования и участия в боях 8 - й танковой дивизии) На 22 июня 1941г. В 4 МК было – 979 танков ( из них - 414 КВ и Т-34) В том числе: 8 ТД имела – 325 танков ( из них 50 КВ и 140 Т- 34) 32 ТД имела -361 танк ( из них 49 КВ и 175 Т-34) 81 МД имела -293 танка. На 07 июля 1941г. 4 МК имел в своём составе 126 боевых машин. (ЦАМО, Ф.229, оп.3780сс, д1, л 34.) 32 ТД в конце июля 1941г.сосредоточилась в районе г. Прилуки. Оставшаяся исправная техника от 32 ТД была передана 8ТД. 8 ТД в первой декаде августа 1941г. для переформирования была переброшена в район Полтавы. Командиром 8 ТД в первой декаде августа 1941г. был назначен полковник Пушкин Ефим Григорьевич (до этого – командир 32 ТД). Военным комиссаром 8 ТД был назначен в августе 1941г. батальонный комиссар Свириденко Ефим Демьянович. ( Приказ НКО СССР о назначении № 00649 от 06.08.1941г.), до этого военный комиссар 15 танкового полка 8 ТД. Личный состав 32 ТД убыл во Владимирскую область, где составил костяк созданной 8 танковой бригады ( полковник Ротмистров П. А.) и 1 танковой бригады (полковник Хасин А.М.) 14.08.1941г. – Будённый доложил Сталину, что для выручки 9 и 18 Армий и нанесения удара по противнику принято решение сосредоточить в районе западнее Днепропетровска две танковые дивизии: 8 ТД и 12 ТД. Что 8 ТД находится процессе переформирования в районе Полтавы и к 15 августа будет иметь порядка 100 танков. Убедительно просил для укрепления 8 ТД нарядить батальон танков Т-34. НА 17. 08. 1941г.- 8 ТД имела: 121 танк (КВ - 6, Т 34 - 3, БТ и Т26 - 112), прибывших жел. дорогой в район Днепропетровска из района Полтавы. На 31. 08. 1941г. - в 8 ТД осталось 5 боевых танков. О боях 8 ТД с 17.08. по 31.08.1941г. на подступах к г. Днепропетровск изложено в сообщении Совинформбюро от 01.09.1941г. Согласно боевого приказа №011 от 03.09.1941г. резерв 6 Армии был: батальон – 556 СП и 5 танков - 8 ТД. Согласно боевого приказа № 013 от 04.09.1941г. – 09.09.1941г.- 275 СД совместно с 26 КД и ротой танков 8 ТД вела бой в районе Каменка. К исходу 15.09.1941г. была установлена готовность 6А к обороне города и создан резерв фронта: 15 СД – в районе Соколовка и танковый батальон 8 ТД в районе Фёдоровка. Эти приказы свидетельствуют о поступлении в первой декаде сентября 1941г. батальона танков для укрепления 8 ТД. С 23. 08. по 31.08.1941г. для пополнения частей 6А (в составе которой находилась 8 ТД) прибыло 8 маршевых батальонов кол -вом 8000 человек. 8 ТД входила в состав Действующей Армии с 22.06.по 20.09.1941г. (ЦАМО, перечень № 6 стр. 22)

IAM: Семака пишет: ІАМ пишет: Цитата: Не могли бы Вы ответить на такие вопросы: Спасибо

Алтын: Семака пишет: Из книги Свириденко “ Восьмая танковая дивизия .” (История формирования и участия в боях 8 - й танковой дивизии) А что это за книга и где её можно найти?

Семака: Цитата: Где размещалась 8 ТД 17- 19 августа 1941г. И кто же командовал 15 танковым полком? К 18. 08. 41г. ударная группировка в составе: 8ТД и 12ТД , 26КД и 28КД была сосредоточена в районе Павловка, Привольное, Александровка. С утра 19.08, а также 20 .08. 1941г. - дважды переходила в наступление в направлениях Александровка, ст. Елизарово, Привольное, Боголюбовка, Михайловка. Безуспешно. C 20.08. по 23.08.41г. части Резервной Армии упорно обороняли Днепропетровский плацдарм, отражая неоднократные атаки и попытки противника овладеть городом Днепропетровск. Согласно имеющейся информации 17 августа 1941г. - 15 танковым полком 8 ТД командовал майор Богодист Николай Иванович. Начальником штаба - был капитан Потапейко . В августе 1941г. на подступах к г. Днепропетровск майор Богодист Н.И. был тяжело ранен и самолётом вывезен из поля боя. 20 сентября 1941г. личный состав 8 тд. ( за исключением личного состава и вооружения 15-го и 16-го танкового полка 8 тд) -- вошёл в состав 130-й танковой бригады . На базе остатков техники и лично состава 15-го и 16-го танкового полка 8 тд , а также остатков 10 тд была сформирована в сентябре 1941г. в г. Павлограде ( Днепропетровская обл.) 131 –я тбр. Оставшиеся в живых танкисты 15-го и 16-го танковых полков 8 ТД, сражавшиеся на подступах к г. Днепропетровк с 17.08. по 20.09.1941г. погибли под Харьковом в мае 1942г. будучи в составе 131-й ТБр. 131 тбр. погибла под Харьковом во время Харьковской операции 12 – 29 мая 1942г. Расформирована 29. 06. 1942г. Остался ли кто в живых на 09.05.1945г., из личного состава 8 ТД ( полков и батальонов) участвовавших в сражении за город Днепропетровск с 17 августа по 20 сентября 1941г.? Очень хотелось бы знать!

IAM: Семака пишет: Согласно имеющейся информации 17 августа 1941г. - 15 танковым полком 8 ТД командовал майор Богодист Николай Иванович. Наградной лист на него 24.08., уже после ранения, подписывал Клыпин. И в нем он проходил как начальник штаба.

Виктор Ан: Очень обрадовался, что тема потихоньку реанимируется и развивается, а то цель была поставлена большая Танковое сражение за Днепропетровск в августе 1941, а большого анализа события так и не произошло да и информации совсем маловато на форуме. Детально занимаюсь событиями у Днепропетровска в августе 1941 и все больше понимаю, что все нужно рассматривать в комплексе, правильнее сказать в динамике событий. Работа только на начальном этапе и очень маловато информации, так что пока только обозначу некоторые тезисы и вопросы которые возникли в процессе работы, может кто чем поможет, а по окончанию поделюсь всем материалом. 1. В боях за Днепропетровск Генерал-майор запаса И. ЗАМЕРЦЕВ Командир 255-й стрелковой дивизии 1941г. …уже 12 августа 1941 года приказ командующего резервной армией был выполнен и 968-й стрелковый полк отправлен в район станции Баглей (Днепродзержинск) на усиление танковой бригады полковника Пушкина, которая, по сообщению штаба армии, уже вела там бой с передовыми частями противника. 14 августа наш 968-й стрелковый полк, возглавляемый майором В. Г. Врубелем и комиссаром полка батальонным комиссаром А. В. Столяровым, вступил в бой с захватчиками в районе ст. Баглей и совместно с другими частями прикрыл северо-западные подступы к Днепропетровску. Не понятно о каких боевых действиях 12 августа идет речь, хотя 13 августа 230сд вела бой у с. Васильевка (недалеко от Николаевки и Благовещенки). Можно сказать что есть вероятность, что немцы могли быть у ст. Баглей 12 августа, но а 8тд как там могла оказаться? И не мог же ошибиться комдив 255сд? 2. Ударная группировка изначально задумывалась как совокупность 8тд, 12тд, 28кд, 26кд и двух стрелковых дивизий. В вину Тюленеву ставилось потом то, что в группировку не вошли стрелковые дивизии. Но боеспособных как таковых их небыло. 230сд и 275сд защищали плацдарм у Днепропетровска (исходный р-н для ударной группировки). 253сд и 223сд практически перестали существовать на момент создания группировка. 273сд 13-14 авгуса потеряла до 5000 чел. личного состава и значительную часть вооружения и отходила в р-н Вернеднепровска, а затем и вовсе переправилась на левый берег Днепра и прикрыла Днепропетровск с севера. 255сд одним полком вела бой у ст. Баглей, а остальные части доформировывались и были только на марше. Да и судя по оперативным сводкам 26кд отошла в Днепродзержинск и там оставалась, а 28кд была на левом фланге Днепропетровского плацдарма. И по боеспособности того периода две кавдивизии равнялись одной стрелковой. Дивизии были недоукомплектованы командным составом и вооружением, особенно плохо было с артиллерией. Так что практически в ударную группу входили 8тд и 12 тд и судя по всему суда же мог входить 79 погранотряд, хоть и малочисленный но очень боеспособный (выполняющий правда не функции защиты тыла, а быстрей функции разведбата). Вот здесь то и представляет особый интерес их взаимодействие и задачи. ?????????? 3. Пока доступны описания боевых действий только 8тд на Днепропетровском плацдарме. И все уничтоженные танки противника (до 100шт) судя с прочитанного на форуме относятся к ней. Не умоляя подвига 8тд и конкретно полковника Пушкина, практически не давшего немцам выйти на оперативный простор у Днепропетровска (задержав немцев он дал возможность подтянуть войска к левому берегу и немцы надолго застряли на Ломовском плацдарме и не развили успех в сторону Донбаса и Кавказа еще осенью 1941г.), тем не менее не стоит забывать и о других кто воевал у Днепропетровска. Так мл. лейтенант Фурдайло Павел Денисович командир взвода 805ап 230сд 19.08.1941г. лично подбил пять немецких танков. В наградном листе полковника Пушкина Е.Г. указана цифра в 80 немецких танков. А ведь была еще 12тд. Что из себя представляла 12тд и ее боевые возможности ( если не ошибаюсь к 26 августа у нее остался 1 танк) ??? Если сравнить с началом - потери катастрофические. И сколько же всего было подбито танков у Днепропетровска??? Людские потери 8тд и 12тд??? (Боюсь, что снова остались все в полях под запашкой). В теме по 41г. у Днепропетровска очень много вопросов. Любая, даже маленькая инф. будет интересна. Читал чьи то военные мемуары еще советских времен о том, что Л.Брежнев был по поручению штаба в Днепродзержинске в 20 числах августа 1941 года и думал во чтоб угодить до чего дописались. А оказывается он действительно там был буквально перед самым захватом города. Прошу прощения, если где то проскочила какая ни будь вольница в выше изложенном. И еще раз прошу прощения за назойливость, не могу понять как на форуме можно прикрепить картинку. Просил бы откликнутся СТРАННИКА.

IAM: Семака пишет: На 17. 08. 1941г. – И. А. Подпоринов, не военный комиссар 8 ТД. и никогда не был военным комиссаром 8-й танковой дивизии.

Виктор Ан: Из доклада зам нач оперотдела ЮФ полковника Котова в штаб Юго-Западного направления 22.08.1941 ....12 тд сосредоточилась Краснополье выполняя задачу ПТО. По дополнительным данным атакой 19.08. дивизия имела трофеи: уничтожено 15 танков, 20 орудий ПТО, 50 автомашин и до двух б-нов пехоты и мотоциклистов пр-ка. Штаб дивизии Краснополье....

Виктор Ан: Из доклада полковника Кашкина А. М. начальника штаба Резервной армии в штаб Юго-Западного направления 24.08.1941 в 20.00. ...8тд сев-зап. окраина Днепропетровска. В настоящее время отводится на восточный берег р. Днепр. Дивизия имеет не более 25 боевых машин. 12тд, где 1 танк, отводится так же за Днепр.

Семака: На сообщение ІАМ к цитате: на 17.08.1941г. Есть поговорка: никогда не говори никогда. Спасибо. А в сообщении, речь идёт о том, что на 17.08.41г., когда эшелон с частями 8 тд. прибыл в район Днепропетровска, военным комиссаром 8 тд был батальонный комиссар Свириденко Е.Д., назначенный приказом НКО СССР №00649 от 06.08.1941г., а Ст. батальонный комиссар Подпоринов И.А. был с 15.05.1941г. по 20.09.1941г. - Зам. командира 8 танковой дивизии по политчасти . (4 -й Мехкорпус, 8 -я танковая дивизия, (/mechcorps.rkka.ru/) И этот факт, подтверждён выше наведенными документами. После исключения 8 тд. из состава Действующей Армии (20.09.1941г.),на её базе была сформирована 130 тбр.( с 20.09.1941г. – 08.04.1942г.), как структурное подразделение создаваемого 23 танкового корпуса. Вот здесь, военным комиссаром 130 тбр. с 20.09.1941г. по 08.04.1942г. был ст. батальонный комиссар, с 11.11.1941г. полковой комиссар Подпоринов И. А. Военный комиссар 8 тд батальонный комиссар Свириденко Е. Д . на 20.09.1941г. значился пропавшим без вести в бою против немецко- фашистских войск. (сообщение ЮЗФ №0083 от 20. 09.1941г.) Полагаю ( я так думаю) в связи c выходом 8 тд из состава Действующей Армии, с 20 сентября 1941г., командиры всех звеньев 8 тд. (полков и батальонов) представляли докладные записки о боевом пути подразделения с 22.06. по 20.09.1941г. и наградные листы на героев 8 тд. отличившихся в боях с немецко – фашистскими войсками. Одним из таких героев был ст. лейтенант Михеев В.Д.отличившийся в бою 25 июня 1941г. (на 4-й день от начала войны), а наградной лист на него подписан 8 октября 1941г. Наградной лист был подписан на воина 8 тд. военным комиссаром после 20.09.1941г. так как на базе 8 тд. была сформирована с 20.09.1941г. 130 тбр. : состоявшая из воинов бывшей 8 тд., сражавшихся по 20.09.1941г. под знаменем 8тд.

Виктор Ан: Из переговоров генерала Романова с комбригом Батюня 26.08.41г. (на следующий день после оставления правобережной части Днепропетровска): ...противник использовал плохо подорваную переправу и занял ЛОМОВКА, основная группировка засела в заводе КОМИНТЕРН. 11.35. из завода противник вел разведку в направлении ПОДГОРОДНЕЕ и КАМЕНКА, сделал несколько минометных выстрелов по ПОДГОРОДНЕЕ. Решением командующего армии намечено уничтожение переправившегося противника на 16 часов. Для этого выделено артучилище и до 30 танков 8 танковой дивизии под руководством командира 275сд и ударом частью дивизии из севера и северо-запада…

Виктор Ан: Август 1941г. р-н Днепропетровска. Нестандартная кодировка сообщения

Виктор Ан: Состав и вооружение на 04.09. 1941г.



полная версия страницы