Форум » Танковые асы (Tank aces) » танковые тараны » Ответить

танковые тараны

Sten: Хм.. многим участникам форума известны такие фамилии: лейтенант П. Гудзь, или мехвод Трайнин, который умудрился в одном бою ДВАЖДЫ таранить немецкие Т-3, а также Семена Осадчего - героя Гражданской войны. А вот американец который участвовал в бою с Эрнесом Баркманом: В ходе Арденнского наступления, Пантера Баркмана вклинился в группу американских танков из 2-й бронетанковой дивизии. Начался скоротечный бой, в котором Баркман в одиночку уничтожил несколько «Шерманов» противника. Один из «Шерманов» протаранил Пантеру Баркмана, но не нанёс серьёзных повреждений, хотя оба танка сцепились, а двигатель Пантеры заглох. Через несколько минут механику Пантеры удалось запустить двигатель, и танк отступил с заклиненной башней. Даже с этим повреждением Баркману удалось уничтожить ещё один «Шерман», вставший на его пути.

Ответов - 20

Сергей Лотарев: Гудзь, кстати, года 3-4 назад вроде бы еще был жив и жил в Москве. Интересно, жив ли сейчас?

Алтын: Штуг таранил КВ-2! Большая цитата из агитки Ф.Куровски Штуги в бою. 226 дивизион ШО 29 мая он был отправлен по железной дороге в Варшаву, а затем походным маршем к реке Буг. Штурмовые орудия поступили в распоряжение командира 9-го армейского корпуса генерала Гейера, который, несмотря на возражения штаба дивизиона, решил распределить батареи по трем пехотным дивизиям. 1 -я батарея была придана 137-й дивизии, 2-я батарея перешла в распоряжение 292-й дивизии, а 3-я батарея оказалась в 263-й дивизии. Более того, огневые взводы были распределены по полкам, что представляло собой явное нарушение основного принципа использования штурмовой артиллерии. Вместо сосредоточения сил получилось их распыление. 22 июня штурмовые орудия дивизиона пошли в атаку вместе с частями всех трех дивизий. Дивизион уничтожил первые свои танки. Первые дни наступления описал в своем дневнике капитан Притцбаер: С рассветом я двинулся вперед вместе с моим адъютантом. Только мы заняли позиции для атаки, как первые снаряды нашей артподготовки осветили небо и начали взрываться на русских позициях. Теперь настало время для нашей работы. Я увидел, что лейтенант Флеминг начал форсировать Буг. Подъехало орудие обер-лейтенанта Шмока, командира 1-й батареи. Он остановился и послал первый снаряд по вражескому ДОТу в 600 метрах от нас. ДОТ окутался дымом. В это время лейтенант Флеминг, на плечи которого легла задача найти подходящий брод для наших орудий, остановился. Здесь было слишком глубоко. Он запросил разрешения проверить место в 400 метрах отсюда вниз по течению. Я сказал ему, чтобы он был осторожен, и он приступил к поиску другого брода. Пехота уже подошла к реке и на надувных лодках приступила к переправе. Тем временем поступили сведения, что и 2-я батарея пока не нашла подходящего брода. Флеминг, весь мокрый, доложил, что и вторая попытка не слишком удачна. Майор Браунсберг, командир инженерно-саперного батальона, добравшись до нас, сообщил, что сооружение 16-тонного парома невозможно. Мы начали думать, что не сможем поддержать пехоту огнем наших орудий. Тогда я направился в полосу действия соседней дивизии нашего правого соседа (в зоне 292-й пехотной). Я был приятно удивлен, когда увидел 16-тонный паром всего в нескольких километрах южнее. Я получил разрешение у корпусных инженеров на провоз моей батареи на этом пароме. Вернувшись к 1-й батарее, я столкнулся с генералом Гейером. Когда он спросил, как я планирую перебросить мои орудия через Буг, я ответил: «Яволь, герр генерал1. На пароме 292-й пехотной дивизии».радиосвязь заработала, и я приказал лейтенанту Эйнбеку переправляться в полосе 292-й дивизии. Сам я поехал со взводом разведки 2-й батареи и пересек Буг в 9.30. Вначале мы быстро продвигались вперед по хорошим дорогам. Внезапно нас обстреляли справа из укреплений, которые, очевидно, не штурмовались. Я решил вернуться назад и направиться на север в полосу 137-й пехотной дивизии, чтобы миновать опасный участок. Как оказалось, это было мудрое решение, потому что потом мы узнали, что там была целая система укреплений, которая контролировала дорогу, и штурм ее продолжался до 27 июня. Вскоре мы достигли Путковицы. От восточного берега Буга мы продвигались на восток к Мариткам через Ротки. В Скиви, как сказали нам пехотинцы, нужно быть осторожнее. Только что там шел тяжелый бой. Мы выдвинулись к Скиви. Штурмовые орудия помогли пехоте приблизиться к деревне. Прибыв в 1-ю батарею, я отправился к деревне с огневым взводом лейтенанта Хеннинга. Я заметил первые русские танки, располагавшиеся в стороне от дороги. Их быстро выбили бронебойными снарядами. Я был на орудии лейтенанта Хеннинга, когда он получил приказ командира батареи Шмока двигаться к его орудию. Мы проехали несколько сотен метров и обнаружили машину командира батареи. Обер-лейтенант Шмок уничтожил 2 танка противника, но и сам получил 2 попадания. Но его орудие не вышло из строя. 23 июня лейтенант Стренг, командир огневого взвода 3-й батареи, сообщил, что батарея вывела из строя 20 танков противника. Одно из орудий вышло из строя из-за проблем с двигателем, и еще два были уничтожены огнем противника. ехал в Оледи. Там обер-лейтенант Эйнбек, командир 3-й батареи, сообщил мне, что его батарея вела тяжелые бои и уничтожила 39 танков противника. 16 танков было на счету лейтенанта Штеймана, Майн Ворн уничтожил 12 танков, сам Эйнбек 7, и по два уничтожили лейтенанты Меггер и Мозер. В ходе встречного боя они отбили атаку танков противника справа. Последовала атака с севера, которая была также отражена. Однако русские здесь использовали пока только легкие танки. Наступление развивалось успешно. 26 июня 3-я батарея перерезала пути отступления для советских войск. Вернемся теперь к 1 -й батарее. 1 -я батарея с большими сложностями форсировала Буг в районе Гродека только к 11.00 22 июня. Ей удалось неповрежденным захватить мост через реку, и 24 июня батарея подошла к Бельску. Русские отступали к Вол-ковску со стороны Белостока. Там впервые батарея встретилась с тяжелыми танками русских. Рассказывает командир орудия: Водитель грузовика рассказал нам о каких-то сверхтяжелых русских танках. Мы выдвинулись вперед на небольшой холм. Когда мы достигли вершины, то увидели огромный танк на соседней высотке. Мой наводчик первым снарядом попал в его борт. Второй и третий снаряды ударили туда же. Вражеский танк начал поворачиваться влево, но экипаж покинул его. Для того чтобы избежать внезапной атаки с левого фланга, мы немного отъехали назад с вершины. Когда мы двигались задним ходом, второй танк появился на холме, который возвышался левее. Он повернул свою башню в нашем направлении и двигался к вершине. Мы резко рванули вперед и дважды выстрелили в него. Наши снаряды попали в него, но он скрылся в низине. Пока я осматривался вокруг, пехотинцы связались с нашей машиной: «Танки слева». «Левый поворот!» — скомандовал я механику-водителю. Мотор взревел. Орудие повернулось влево, и, встряхнув машину, с громким воем первый снаряд покинул ствол. «Попадание!» — выкрикнул наводчик. Однако танк продолжал двигаться. Следующий снаряд высек искры, срикошетив о броню башни. Бронированный колосс развернулся и попытался вернуться к холму. Мы последовали за ним, пытаясь остановить его прицельными выстрелами. Последний выстрел попал в его ведущую шестерню. Он наконец остановился. Никто из экипажа этого монстра не вылез наружу. Когда мы двигались назад — вниз с холма, я заметил танковую башню. Она возвышалась над вершиной холма. Мы открыли огонь, и после нескольких попаданий танк пришел в движение, пытаясь уйти от нашего огня. Его башня по-прежнему оставалась видимой нам, несмотря на то что танк съезжал по склону вниз. Мы продолжали стрельбу. Не обращая внимания на множественные попадания, он продолжал двигаться. Наконец, заряжающий сказал, что снарядов больше нет. Мы выстрелили несколько дымовых снарядов по танку, который в это время пытался уйти влево. У нас не оставалась иного способа остановить его, кроме тарана. И я принял решение пойти на таран. Мы начали преследовать его и, быстро сблизившись с ним, ударили его. От ужасного удара двое членов моего экипажа получили травмы. Гигантский танк проехал еще 50 метров и остановился. Я вылез из орудия с гранатами и пистолетом и спрыгнул на землю прямо за ним. Экипаж русского танка вылез из эвакуационного люка и попытался покинуть поле боя. Орудие медленно двигалось к танку и подъехало к нему на расстояние десятка метров. Я следовал за ним пешком. Внезапно я увидел русского, который лежал рядом с левой ведущей шестерней и уже взводил свой револьвер. Я бросил в него гранату. Вдруг все затихло, и я обнаружил 6 мертвых тел вокруг могучего стального чудовища. Я подошел ктанку. Все люки, включая люк, открывающий отделение МТО (моторно-трансмиссионное отделение), были закрыты. Когда я залез на танк, внезапно мне в спину начал стрелять пистолет-пулемет. Я бросил связку гранат в отделение МТО. Оттуда повалил дымок, и все было закончено. Когда мы осматривали погибший гигант, то отметили, что бронирование башни составляет 95 мм. Танк был оснащен мощной 15,2-см пушкой. Его вес мы оценили в 60 тонн. (Прим. автора: вес танка КВ-2 составлял 68 тонн.) На время атаки Волковыска взвод лейтенанта Шлибманна был придан авангарду 137-го противотанкового полка. В их задачу, как обычно, входила поддержка пехоты. Когда русские танки появились в 1500 метрах справа от позиции взвода, лейтенант Шлибманн открыл огонь. После он рассказывал: Бронебойные снаряды рикошетили от брони. Дистанция была слишком большой. В результате нам было необходимо выдвинуться вперед. Мы повторно открыли огонь, когда сблизились до 400 метров. От первого же нашего снаряда, попавшего прямо в борт корпуса, танк взорвался. Следующий танк был подбит, когда расстояние между нами уменьшилось еще на 100 метров. Третий танк также разделил их судьбу. И последний, четвертый танк наконец был выведен из строя. Его экипаж выбравшийся наружу, погиб в бою. Наступление развивалось дальше. Через три километра от Волковыска орудия повернули к Ягдвитце. Во время этого маневра они оказалось за отступающим противником. Саперы установили мины. Вскоре они услышали, что противник приближается с востока. Подходили три тяжелых танка. Два из них подорвались на мине, а третий был уничтожен орудием лейтенанта Шлибманна. В сумерках подошли три Т-34 и пытались прорваться на восток. За ними следовало еще больше танков. Десять Т-34 получили повреждения, но, несмотря на это, противник продолжал двигаться вперед. Взвод лейтенанта Шлибманна вернулся назад. На следующее утро пехотный лейтенант доложил, что примерно в 200 метрах к востоку, где стояли штурмовые орудия, 8 из 10 танков были выведены из строя огнем штурмовых орудий. К 3 июля 226-й дивизион уничтожил 107 танков противника.

IAM: Алтын пишет: Штуг таранил КВ-2! Надо глянуть в архив форума РККА. Как-то похожая информация там проходила. Кажется ув. OFS размещал.


IAM: http://vif2ne.ru/rkka/forum/archive/41/41649.htm

konsta: Штуг таранил КВ-2! ??? С технической точки зрения полнейший абсурд."Проехали мутную речушку, дорога круто повернула вправо. — Назад! Немцы! Танки! — дико закричал Колюшкин, на ходу спрыгнул с машины и нырнул в кусты. Сократилин и сам видел, что напоролись на танковую колонну. Она шла им навстречу. Немцы на секунду опешили, а потом тявкнул автомат. Выскочить Сократилин не успел, повернуть назад — тоже. Тяжелый немецкий танк ударил Т-26 в лоб и сбросил с дороги в канаву. Машина завалилась на бок. Оглушенного Сократилина зажало между сиденьем и днищем танка. В передний люк просунулось дуло автомата, оно зловеще покачивалось и уперлось Сократилину в спину. Остроносый, с длинными светлыми волосами немец сощурил глаза и что-то резко крикнул. Сократилин выбрался из-под сиденья, сел и, скрестив по-турецки ноги, уставился на немца. Немец так весело захохотал, что даже Сократилин, которому было далеко не до смеха, улыбнулся..."В это уже можно поверить.В.Курочкин:"Железный дождь".А все-ли тараны были таранами,или ,так сказать ,ДТП на поле боя?

Star: Да..Как то с трудом верится в таран Штуга КВ. Это же каким безбашенным надо быть, что бы на это решится

Denis_F: Или слепым...

konsta: Надеюсь,что не закидают меня камнями.за мое мнение о так называемых,танковых таранах.Просто прочитав многие источники по танковым сражениям,сделал определенные выводы,и выношу на Ваш суд.Возьмем для примера самую заезженую тему,Курская дуга,еще конкретней-12 июля,Прохоровка.Не буду давать ссылки ,но если возникнут вопросы:кто,откуда и где-отвечу.Итак,Прохоровка,12 июля.На относительно небольшом участке по фронту насыщенностьт танков с Советской стороны на километр достигла 45-47 единиц(в основном Т-34 и Т-70)Прибавим на этот же километр немецкие танки,пусть в меньшем количестве,но все же .Наложим на это количество условия,в которых воевали советские танкисты,вернее особенности наших танков:отвратительный обзор ,особенно на ходу,никчемная радиосвязь(да и рации были далеко не на всех машинах).По словам непосредственных участников,это была свалка,в которой танки лезли друг на друга.Жизнь была в движении,остановился-сожгли.И я сделал такой вывод:в условиях полной неуправляемости на поле боя,не владея обстановкой,когда картина боя менялась ежеминутно,танки просто сталкивались между собой,помимо воли экипажей.(При Прохоровке за один день насчитали более20 таранов,а ведь бои с большим количеством БТТ шли уже неделю,и продолжались после 12 июля).Фотографий этого побоища очень много,как наших,так и немецких.Не думаю,что немцы специально стаскивали в одну кучу "тридцатьчетверки",для каких то пропагандистких целей,у них были дела и поважнее.Так что все таки большинство таранов роизошло не "запланировано"...Присутствовал также фактор страха перед "органами":не секрет,что отдавая боевой приказ,даже зная его невыполнимость,отцы-командиры добавляли:любой ценой...А "особисты "добавляли:-За невыполнение -трибунал.Конечно танковые тараны были,и готовность наший солдат идти на самопожертвование ради победы тоже присутствовала,но только в случае,когда уже не было выбора...

konsta: На днях,на телеканале "Подмосковье" прошла передача,посвященная знаменитому генералу Панфилову и его дивизии.И там промелькнул, буквально 4-5 секунд ,сюжет:сцепившиеся Т-34 и Т-4.Если у кого есть возможность-скиньте стоп-кадр.

fastboy: как она называлась и/или какого числа?

konsta: Показ прошел в период недели до моего сообщения,и если не ошибаюсь-в цикле передач:"Вторая мировая", "Битва за Москву".Но не уверен...

konsta: Событие относится к декабрю1942-му года.Участниник ВОВ Николай Орлов,на тот период командир роты танков Т-70.Во время атаки противника в ст.Верхнекумская подбитый и загоревшийся танк его роты пошел на таран,после чего уцелевшие немцы побросали исправные танки и убежали.Сюжет был показан на телеканале "Звезда"25 октября 2010 года,немецкие танкисты были из 6-й танковой дивизии.

zhur: Угу. Вот так взяли и "побросали исправные танки и убежали". Зачем чьи то глупости повторять?

RUSLAN: Можт кто владеет информацией по данному событию?

dik: Можт кто владеет информацией по данному событию? информацие не владею, а вот хороших фоток есть чуть-чуть

Belarus: dik Двойка из 20.Pz.Div., уже восточнее Витебска.

dik: Belarus Так это Беларусь? Или уже Россия? А Т-34 тогда чья получается?

Belarus: dik пишет: Так это Беларусь? Или уже Россия? Я думаю, что это Смоленщина, а Т-34 из состава одной из групп (с фамилиями военачальников), которые пытались не допустить окружения Смоленска. Точнее не знаю.

konsta: http://topwar.ru/41028-oktyabr-1941-g-zahvat-v-plen-sovetskogo-tankista.html

mikado 5448: http://topwar.ru/41028-oktyabr-1941-g-zahvat-v-plen-sovetskogo-tankista.html Еще фото этого тарана: http://www.ebay.de/itm/Orig-Foto-Panzer-Tank-Russland-/360945547672?pt=Militaria&hash=item540a07f998



полная версия страницы