Форум » Вопросы боевого применения авиации и пр. (Aviation in action and Misc.) » "Уникальная катастрофа" » Ответить

"Уникальная катастрофа"

Моонзундец: 2014 © К.Б.Стрельбицкий (Москва, Российская Федерация) ПАМЯТИ ЖЕРТВ «УНИКАЛЬНОЙ КАТАСТРОФЫ» НАД ИЗМАЙЛОВСКИМ ПАРКОМ СТОЛИЦЫ …Любой исторический поиск начинается у нас с какого-то небольшого, иногда на первый взгляд – маловажного «толчка» к нему. В этот же раз он был настолько анекдотичен по своей сути, что ни он сам, ни его «инициатор» просто не заслуживают внимания быть упомянутыми в материале на столь серьёзную тему, как воздушная катастрофа. Пропустив мимо ушей очередные словесные «сотрясания воздуха» одним нашим Интернет-оппонентом, мы решили обратить к «Сети» для уточнения своих познаний в истории и современности родного нам столичного района Измайлово. Благодаря «посредничеству» «всезнающего» Рунета, мы тут же убедились одновременно в ошибочности мнения того и в своей правоте, и … продолжили чтение уже тех страниц «Всемирной паутины», которые были действительно (а не одним лишь своим названием) связаны с этой московской местностью. На очередном просматриваемом Интернет-сайте - http://retrovtap.ru/ , имеющем заголовок «Военно-транспортная авиация СССР» - нас ждала «заслуженная» находка: упоминание о доселе неизвестной нам катастрофе самолёта в годы Великой Отечественной войны над Измайловским парком. Последовавшие за этим поиск и общение с коллегами позволяют нам сегодня представить на ваш суд своё очередное военно-поисковое исследование. …Эту трагедию один из выживших в ней назвал «Уникальной катастрофой» - по его мнению, она была единственным происшествием такого рода в советской военной авиации периода Великой Отечественной войны. На наш же взгляд, особую трагичность ей придал тот факт, что произошла она без какого-либо воздействия врага, а её причиной стало именно советское оборонительное оружие, в том, поистине уникальном случае реально показавшем свою исключительную действенность… Но обо всём – по порядку… …В ночь со 2 на 3 марта 1942 года с Ногинского военного аэродрома в Подмосковье стартовал самолёт ТБ-3 из состава 1-го тяжелобомбардировочного авиационного полка 53-й авиационной дивизии дальнего действия. Устаревшие ещё к началу войны, тяжёлые бомбардировщики этого типа всё равно продолжали оставаться грозным оружием в руках советских лётчиков, и эта машина поднялась в воздух с несколькими тоннами бомбовой нагрузки, которую должна была обрушить на вражеские цели в районе Смоленска. Но вместо этого тяжёлый бомбардировщик со всем своим смертоносным грузом рухнул на тогдашнюю окраину советской столицы… …«При полетах с Ногинского аэродрома маршрут прокладывался так, чтобы обойти Московскую зону ПВО с севера или с юга, иначе можно было попасть под обстрел мощных средств ПВО, – пишут Е.Щапов и В.Гастелло в своей работе «ТБ-3 вступают в бой». - В этом случае самолет, пролетев от аэродрома километров 30, налетел на трос аэростата заграждения…». Это произошло над недавно – в 1935 году – вошедшим в состав советской столицы районом бывшего подмосковного села Измайлово. Боевое дежурство в составе сил ПВО здесь несли преимущественно девушки, обслуживавшие лишь аэростаты заграждения. И именно на их «воздушную колбасу» напоролся советский тяжёлый бомбардировщик… …«Наш ТБ-3 с бомбовой нагрузкой налетел на стальной 6-мм трос аэростата заграждения. Через несколько секунд правая плоскость с четвертым двигателем была отрезана этой стальной ниткой. Самолет загорелся в момент врезания троса в бензосистему», - впоследствии вспоминал об этом один из двух уцелевших в этой катастрофе членов его экипажа – воздушный стрелок Семён Иванович Емельяненко. Лишившись большей части правой плоскости, самолёт потерял свой курс и, развернувшись в воздухе, упал в районе крупнейшего столичного парка – Измайловского парка культуры и отдыха имени И.В.Сталина. Машина была окончательно уничтожена мощным взрывом бомб, «их осколками было убито и ранено несколько человек» на земле, погибли 6 из 8 советских военных лётчиков… …Вновь дадим слово спасшемуся воздушному стрелку: «Всего несколько секунд экипажу было для спасения. Положение критическое. Я отодвинул пулеметную турель к правому борту и готовился выброситься через левый борт. Рядом увидел появление радиста Дениса Степанищева у второй турели. Самолет начало закручивать в правый вираж, и я мгновенно перевалился за борт. Через 2 - 3 секунды выдернул кольцо парашюта и его купол исправно распахнулся. Я был уверен, что Степанищев последует за мной. Ведь он, как и я, имел тренировочные прыжки с парашютом. Но Денис погиб. Невероятно сложный спасительный прыжок совершил правый летчик Н.П.Подлузский. Его сидение – рядом с вращающимся винтом третьего двигателя. И у него хватило ловкости и самообладания, чтобы выброситься за борт и не попасть под лопасть винта. Николай Павлович говорил, что командир корабля Петр Шмелев давал команду двум штурманам и борттехнику с его помощником «Покинуть самолет!». Но те не были готовы к прыжкам. Они засуетились, подрастерялись, а время ушло. Все погибли в мощном взрыве». Его уточняют уже цитированные нами выше Щапов и Гастелло: «Командир корабля выбросился с парашютом, но тот не успел раскрыться, и Шмелев упал на частный дом, пробил крышу и от удара скончался».

Ответов - 41, стр: 1 2 3 All

Моонзундец: В этой катастрофе погибли 6 советских военных лётчиков: Шмелёв Пётр Васильевич – старший лейтенант, командир воздушного корабля, родился в 1916 году в городе Гусь-Хрустальный, ныне - Владимирской области Российской Федерации, русский, рабочий, из крестьян, в Красной Армии с 1937 года, кандидат в члены ВКП(б) с 1941 года, участник боевых действий Великой Отечественной войны с 20.08.1941, кавалер ордена Красного Знамени (06.01.1942), исключён из списков Красной Армии 11.05.1942, жена Мария Фёдоровна Колдаган (ошибочно – Колдагина, Болдагина) проживала в эвакуации по адресу: РСФСР, Татарская АССР, Казань-32, Повстанческая улица, дом 32 Чупин Алексей Максимович – старший лейтенант, стрелок- бомбардир («лётчик-наблюдатель»), родился в 1920 году в деревне Солодилово, ныне – несуществующий населённый пункт на территории Камышловского муниципального района Свердловской области Российской Федерации, член ВЛКСМ, в Красной Армии с 1938 года, исключён из списков 11.05.1942, отец Максим Васильевич Чупин проживал по адресу: РСФСР, Свердловская область, город Камышлов, Рабочая улица, дом 10 Карпов Пётр Владимирович – лейтенант, стрелок-бомбардир («младший лётчик-наблюдатель»), родился в 1914 году в городе Ижевске, ныне – Республика Удмуртия, член ВЛКСМ, в Красной Армии с 05.1936, исключён из списков 25.04.1942, жена Валентина Павловна Карпова проживала в эвакуации по почтовому адресу: «РСФСР, Удмуртская АССР, город Ижевск, Зарёвка, Лесозавод» Пича Иван Михайлович – воентехник 1-го ранга, техник авиационный бортовой («младший авиационный техник»), родился в 1916 году в селе Скорбино, ныне - Тальновского района Черкасской области Украины, украинец, учащийся, из крестьян, член ВКП(б), в Красной Армии с 09.1935, участник боевых действий Великой Отечественной войны с 20.08.1941, кавалер медали «За боевые заслуги» (30.11.1941), исключён из списков Красной Армии 05.05.1942, неназванный в документах ближайший родственник проживал: УССР, город Днепропетровск, Жуковская улица, дом 49, сестра Екатерина Михайловна Пича проживала по месту рождения брата Турбаев Александр Семёнович – воентехник 2-го ранга, техник авиационный бортовой («помощник бортового техника»), родился в 1912 году в неуказанном в документах населённом пункте, имевшем предвоенный адрес «город Мариуполь, Будённовский район, совхоз имени Розы Люксембург», исключён из списков Красной Армии 11.05.1942, жена Клавдия Ивановна Турбаева проживала по адресу: РСФСР, город Ростов-на-Дону, Крепостной переулок (номера дома и квартиры в нём в документах не указаны) Степанищев Павел Денисович – старшина сверхсрочной службы, стрелок-радист, родился в 1914 году в селе Девица, ныне – Девицкого сельского поселения Острогожского муниципального района Воронежской области Российской Федерации, отец Денис Андреевич Степанищев проживал там же. …«Вот такой случай произошел в этом полете. Причины подробно анализировались, был проработан ряд версий, но однозначно установить, что произошло, не удалось», - делают довольно неожиданный вывод из изложенного всё те же Щапов и Гастелло. А другой цитируемый нами автор, Емельяненко заключает её описание не менее оригинально: «Эта катастрофа очень тяжела и прискорбна. Но она практически дала мне урок к возможному подобному случаю, если злая судьба его подбросит. И она, окаянная, обязательно его преподнесет». Другой выживший в этой катастрофе, второй (правый) пилот Н.П.Подлузский, при жизни своих письменных воспоминаний о ней, к сожалению, не оставил… Последний ныне живущий ветеран «1-го тяжелобомбардировочного» Александр Николаевич Боднар рассказывал, что эта «катастрофа подробно разбиралась с лётным составом, … отмечалось, что катастрофа была не случайной … экипаж немного уклонился от маршрута и зацепил зону заграждения аэростатами». Любезно сообщивший нам эту информацию ветеран Военно-Транспортной Авиации Виктор Николаевич Алёшин от себя добавил, что последнему он «склонен верить, так как запретные для полетов зоны летному составу перед вылетом доводились»… …Были и иные «оргвыводы» из этой катастрофы. Так, например, всего за несколько дней до неё к ордену «Красной Звезды» командованием полка был представлен участвовавший в боевых действиях с самого первого дня войны старшина Семён Иванович Емельяненко – тот самый стрелок, спасшийся в «уникальной катастрофе», воспоминания которого мы цитировали выше. Командование «вышестоящей» 23-й авиадивизии подтвердило это решение 25 февраля, но уже в апреле, очевидно - после расследования катастрофы, Командование ВВС Западного фронта решило, что стрелок «достоин» только медали «За отвагу»… (2 картинки наградного листа) Лицевая и оборотная сторона наградного листа на воздушного стрелка самолёта ТБ-3 старшину С.А.Емельяненко.

Моонзундец: …Автор этого материала не был бы военным поисковиком, экспертом Форума Поисковых Движений России, если бы, ознакомившись с материалами об этой катастрофе, не попытался выяснить не только персоналии погибших в ней, но и места их захоронения. И вот здесь наступило время провести целое историко-некрополистическое расследование. «Измайловский р-н, г.Москва» - так было записано в графе «Место захоронения» у каждого из 6 погибших лётчиков в «первичном» отчётном документе, носящем гриф «Секретно» и название «Именной список потерь начальствующего и рядового состава 1-го тяжело-бомбардировочного авиационного полка с «25» Февраля по «10» Марта 1942 года» и подписанным начальником отделения строевого и кадров этой воинской части техником-интендантом 1-го ранга С.М.Кудрявченко. «Измайловский р-н, г.Москва» - слово в слово повторил запись в графе «Где похоронен» по каждому из 6 погибших в таком же документе начальник аналогичного отделения «вышестоящей» 53-й авиационной дивизии дальнего действия капитан Терновский. Очевидно, что с одним из этих документов ознакомились в своё время сотрудники рабочей группы по составлению Книги Памяти Удмуртской Республики, которые в 7-м её томе, на 242-й странице, в справке на погибшего в той катастрофе своего земляка лейтенанта П.В.Карпова так и написали - «Похоронен: Москва, Измайловский р-н». Полковой и дивизионный списки потерь личного состава, в которых упоминаются жерты "Уникальной катастрофы"

Моонзундец: Однако, на самом деле никакого «Измайловского района» в составе Москвы никогда не было: на момент катастрофы ТБ-3 Измайлово в административно-территориальном отношении входило в состав крупнейшего, Сталинского района столицы, который в «оттепель» был переименован в Первомайский и оставался таковым до отмены «районирования» столицы в 1991-м. Ныне в составе Восточного административного округа столицы существуют сразу три «измайловских» муниципальных района (Северное Измайлово, Южное Измайлово и «просто» Измайлово), но в описываемом нами 1942 году данный район, повторимся, носил имя И.В.Сталина. У нас сразу вызвало некоторое удивление столь абстрактное указание места захоронения погибших лётчиков. Наши сомнения подтвердил всё тот же А.Н.Боднар: «…с летного состава на похороны, вроде бы, никто не ездил, было очень много вылетов на боевые задания, а кто был там представителем от полка - не знаю: экипаж был из другой эскадрилии». То есть реальное место захоронения 6 лётчиков, погибших 3 марта 1942 года, было изначально точно неизвестно даже в самом их полку… …Впрочем, кое-кто, пытаясь до нас разобраться с этим вопросом, «далеко продвинулся». В результате, например, в 7-м томе Книги Памяти Владимирской области, на 382-й странице, в справке на погибшего в той катастрофе командира воздушного корабля мы читаем - «Похоронен в г.Москве, Измайловское кладб.». В своё время мы опубликовали на Международном Военном Форуме Рунета - http://imf.forum24.ru/?1-28-20-00000044-000-0-0-1371103926 - свой аналитический материал под названием «Измайловское кладбище – составная часть авиационного некрополя Отечества». Ознакомившись с ним, каждый заинтересовавшийся и той, и сегодняшней темами сможет сделать для себя однозначный вывод о том, что существующий и поныне старый сельский погост Измайлова не имеет никакого отношения к последствиям описанной нами катастрофы. Именно об этом мне сообщил в электронном письме ветеран Военно-Транспортной Авиации Виктор Николаевич Алёшин: «Могилы этого экипажа на кладбище Измайлово точно нет, ее уже пытались там в свое время искать ветераны». Он же сообщил мне далее, что «захоронили их, по непроверенным рассказам, в Измайловском парке (парке им.Сталина), а где - свидетелей уже не осталось. … Думаю, надо искать сведения об обнаружении неизвестных захоронений на территории парка, либо ждать, когда таковые случайно обнаружатся.... Надежды немного, поскольку при падении был сильный взрыв боезапаса, мало вероятно, что от тел что-то осталось, если только останки самого Шмелева, у которого «не успел раскрыться парашют». Возможен и другой вариант, что останки захоронены на другом кладбище, например – в том же Ногинске, где базировался в это время полк». Разберём ниже оба этих варианта. Однозначно, что останки погибших в «уникальной катастрофе» лётчиков не перевозились в Ногинск из Москвы, иначе о них бы сохранились хотя какие-нибудь отголоски в воспоминаниях ветеранов полка. Поэтому версию о захоронении шести погибших 3 марта 1942 года лётчиков ТБ-3 в Ногинске можно уверенно отклонить. Столь же безосновательны мысли об их захоронении на месте катастрофы. Напомним, что самолёт упал не просто «в парк», а на жилую территорию, где, разумеется, никакие захоронения произведены быть не могли. Последнее же официальное захоронение вообще на территории нынешнего Измайловского парка относилось, насколько нам известно, к периоду ещё в 1917 году и производилось оно на тогдашнем кладбище Измайловской военной богадельни. Вместе с её закрытием (а фактически – разгоном) после революции прекратило своё существование и само то кладбище, и ныне никто из пассажиров Арбатско-Покровской ветки Московского метрополитена, подъезжая к станции «Измайловская» со стороны «Партизанской», и не подозревает, что справа по ходу движения, за новым каменным забором – заброшенное уже почти целое столетие место последнего упокоения ветеранов – офицеров и нижних чинов – Российской Императорской армии… Иных же захоронений в минувшем веке на территории Измайловского парка однозначно не было. К месту катастрофы ТБ-3 ближе «отставленного» нами Измайловского располагался другой столичный погост - Семёновский. Несмотря на то, что это кладбище ещё за десять лет до начала войны было официально закрыто, отдельные захоронения здесь всё же продолжали производиться и в 40-е годы, причём – одновременно с уничтожением старых. Вот уже почти полстолетия этого, одного из крупнейших дореволюционных столичных погостов не существует, равно, как и документов по захоронениям здесь, начиная с 1941 года.

Моонзундец: Итак, не Измайловское и не Семёновское кладбища, не Измайловский парк и не Ногинск? Где же тогда упокоились лётчики с ТБ-3? Подсказку в дальнейшем поиске нам дала всего одна строчка, содержащаяся в Обобщённом банке данных (ОБД) «Мемориал» - верном помощнике всех поисковиков. В ОБД «Мемориал» были внесены краткие данные о захоронении всего одного из шести погибших 3 марта 1942 года лётчиков с ТБ-3 – «летнаба» Алексея Максимовича Чупина. Согласно ним, военнослужащий без указания воинского звания и года рождения, но именно с такими именем, отчеством и фамилией и погибший в марте 1942 года, был кремирован и захоронен 7-го числа того месяце в братской могиле в «г. Москва, ул. Орджоникидзе, 4, филиал Московского крематория». Указанная в заполненном в 1991 году паспорте воинского захоронения за номером «77-130» «братская могила (захоронения прахов кремированных воинов)» находилось на территории так называемого «Нового Донского кладбища» на Шаболовке, куда мы в ближайший свободный день и направились для продолжения своего поиска. Сфотографированного для того паспорта более двух десятилетий назад и весьма неверно обозначенного на тамошнем схематическом плане безымянного памятника на той братской могиле, «выполненного из гранита и мраморной плиты … в виде стрелы высотой 3,5 метра», мы, конечно, не нашли, да уже и не искали именно его. Ибо хорошо знали, что ещё к прошлому юбилею Великой Победы на месте той самой братской могилы был сооружён величественный (хотя и несколько помпезный, на наш взгляд) мемориал, на плитах которого были перечислены имена захороненных здесь военнослужащих. Постояв у Вечного Огня мемориала (он сохранился от прошлого памятника и исправно функционирует уже с полстолетия – в отличие, увы, от многих, даже столичных «вечных огней») и почтив память всех захороненных здесь советских военнослужащих «Минутой Молчания», мы стали искать имя одного из героев нашего нынешнего повествования на плитах мемориала. Оно быстро нашлось (списки на мемориале составлены по алфавиту, а не по датам захоронения) на правой боковой стене мемориала: «Чупин А.М. 03.1942», - было написано там. Ещё правее стояли отдельные камни с именами, на одном из которых было отведено довольно много места для последующего увековечения имён воинов, захороненных здесь как «неизвестные», а на самом крайнем мы прочитали общую эпитафию, начинавшуюся словами: «Памяти / 42 неизвестных / советских воинов…». Вид на мемориал с его правой стороны, где на верхней памятной доске упомянуто имя А.М.Чупина. Упоминание имени А.М.Чупина на памятной доске мемориала. Крайние правые памятные камни мемориала. (Все фото – автора, 05.12.2014)

Моонзундец: Отойдя от мемориала и пройдя мимо могилы известного футболиста «красно-белых» и сборной СССР, ушедшего в иной мир именно в этот день ровно три года тому назад, мы направились в контору кладбища. Туда мы шли, «вооружившись» не просто выпиской из ОБД «Мемориал», но и конкретными данными на документы, по которым она была составлена. Имя «лётнаба» с ТБ-3 было внесено составителями «Списка воинов, умерших от ран и болезней в военных госпиталях (больницах) и захороненных на территории филиала Московского крематория № 1», подготовленного в машинописном виде в 1991 году в Московском городском военном комиссариате. Оно было занесено на 54-ю страницу 4-й алфавитной книги 2-го тома этих «Списков…». «Март 1942 года» был указан в ней для А.М.Чупина в столбце «Дата смерти по архивным документам», в то время как 7-е его число было приведено там «По книге (регистрации (кремации)». «Долистав» в ОБД «Мемориал» этот документ до конца, мы обнаружили, что именно в тот самый день, 7 марта 1942 года здесь же был захоронен «один неизвестный». (Кстати, имя «лётнаба» с ТБ-3 нашлось и на страницах 2-го тома двухтомного издания «Воинский некрополь Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.: Первый Донской крематорий», вышедшего в свет ровно два десятилетия назад, в 1994 году. Но опять же – только его одного из шести погибших в «Уникальной катастрофе»…) Сканы страниц «Книги…» из ОБД «Мемориал».

Моонзундец: В хорошо знакомой нам конторе Нового Донского кладбища, в домике поблизости от той самой «улицы Орджоникидзе», указанной в паспорте захоронения номер «77-130», мы уже бывали с нашими поисковыми запросами не один раз и всегда получали здесь «положительные ответы», на что надеялись и сегодня. Начало нынешнего визита, на первый взгляд, этого не сулило – мы появились здесь в самый разгар официального обеденного перерыва (несколько раннего, по нашему мнению). Однако сотрудники конторы не отказались выслушать «неурочного посетителя», и вскоре наш рассказ перерос в беседу. Наше повествование о той катастрофе и о поиске погибших лётчиков не оставило местных сотрудников равнодушными, и старший из них отправился в местную «архивную комнату», откуда вскоре появился с увесистым томом, на новой обложке которого мы прочли надпись - «Книга регистрации кремаций. 1942». В интересующий нас день 7 марта 1942 года было произведено довольно много печальных церемоний этого рода, и лишь на последней строчке записей за этой день, на 117-й странице мы нашли интересующее нас. Там было написано «Чупин Алексей Максимович» и номер кремации – «156551», а вместо указания года рождения умершего в «Книге…» стоял прочерк, и именно поэтому он не был приведён ни в одном из последующих документов и публикаций и на только что виденной нами крайней доске мемориала. Павел Александрович любезно разрешил нам перефотографировать эту запись, и уже лишь дома, рассматривая этот свой снимок, мы обратили внимание на то, бланк какого ведомственного документа был использован для этой «Книги…». Итак, «первичный» документ подтверждал кремацию «лётнаба» ТБ-3 и его захоронение на Новом Донском кладбище, но опять же только его одного… Обложка и 117-я страница «Книги…» (фото автора, 05.12.2014). Обратите внимание на заголовки колонок бланка книги!

Моонзундец: С вопросом о возможной судьбе его боевых товарищей по экипажу и о том самом «неизвестном» мы сразу же обратились за консультацией к тем же самым сотрудникам администрации кладбища. В беседе с ними мы предположили, что тем самым «неизвестным» мог оказаться погибший при падении командир корабля, и что вместе с ним сюда для кремации и последующего захоронения были доставлены останки (или их фрагменты – учитывая столкновение самолёта с землёй и последующую детонацию боезапаса) ещё четырёх человек. Из дальнейшего объяснения Павла Александровича выяснилось, что официальная регистрация «неизвестных» (не говоря уже о фрагментарных останках) в 1-м Московском крематории в военные годы не велась, а их кремация осуществлялась уже после таковой для «поименованных» умерших. Оставшихся неизвестными умерших военнослужащих на самом деле привозили сюда для кремации сотнями, а то число «24», которое упомянуто на камне – это лишь случайно или косвенно упомянутые, разъяснили нам. Таким образом, была подтверждена наша версия о том, что останки ВСЕХ погибших при катастрофе над Измайловским парком шести лётчиков были кремированы в 1-м Московском крематории и захоронены здесь же, у его стен, на Новом Донском кладбище. К сожалению, тем самым подтверждалось другое наше предположение – о том, что представители как 1-го тяжелобомбардировочного авиационного полка, так и «вышестоящей» 53-й авиационной дивизии дальнего действия в принципе «самоустранились» от похорон погибших лётчиков, «спихнув» все эти мероприятия на местные, столичные органы власти. После «изъятия» военными с места катастрофы личных вещей погибших, их останки были отправлены в один из четырёх московским «гражданских» моргов (ими могли стать в равной мере как близлежащий Лефортовский, так и 1-й и 2-й судебные или же непосредственно морг самого крематория), где идентифицировать удалось только лишь одного А.М.Чупина, почему его имя и оказалось зафиксировано в документах. Здание 1-го Московского крематория в те годы (довоенный снимок) и сегодня (фото автора, 05.12.2014). Нынешний Мемориал с Вечным Огнём находится примерно «за деревом» в правой части первого снимка.

Моонзундец: Таким образом, мы сегодня можем с уверенностью сделать вывод о том, что прах всех 6 советских военных лётчиков, погибших при катастрофе самолёта ТБ-3 над Измайловским парком 3 марта 1942 года, был захоронен спустя четыре дня в братской могиле на Новом Донском кладбище Москвы. Возможно, что кто-то из уважаемых читателей посчитает на этом наше нынешнее расследование, начавшееся со столь смехотворного «толчка» и переросшее в результате в серьёзное военно-поисковое исследование, завершённым? «Отнюдь нет!» – отвечаем мы. Ибо полностью завершённым оно станет, по нашему мнению, только тогда, когда будут установлены и увековечены ВСЕ жертвы авиационной катастрофы над Измайловским парком 3 марта 1942 года. Один из предшествующих абзацев нашего повествования мы начали словами - «…Автор этого материала не был бы военным поисковиком, экспертом Форума Поисковых Движений России, если бы…». Несколько переиначив их, мы продолжим «в том же духе»: автор этого материала не был бы краеведом Измайлова, в котором он проживает с рождения и историю которого впитывает в себя уже пятый десяток лет, если бы не затронул в нынешнем исследовании два «чисто измайловских» аспекта той катастрофы. А именно – касающиеся погибших при этом мирных жителей Измайлова и локализации места падения самолёта – кстати, прочно связанные друг с другом. Известно, что все умершие в годы войны гражданские жители Измайлова находили свой последний приют на местном, бывшем подмосковном сельском кладбище. В их числе именно там же должны были быть захоронены и те абстрактные пока для нас «несколько человек», которые погибли при падении ТБ-3 3 марта 1942 года. В уже упоминавшемся здесь материале «Измайловское кладбище – составная часть авиационного некрополя Отечества» мы писали, в частности, о том, какие проблемы могут сразу встать перед некрополистом, желающими серьёзно заняться изучением данного погоста: «…ещё в 1950-х годах … большая (восточная) часть территории этого сельского кладбища пошла под новую городскую, многоэтажную застройку Измайлова… все документы Измайловского кладбища были отправлены на хранение в архив Николо-Архангельского некрополя столицы, где в тех же «лихих 1990-х» были полностью уничтожены случившимся там пожаром». Поэтому наш поиск имён измайловцев, ставших жертвами той воздушной катастрофы, надо вести непосредственно среди сохранившихся могил на современном Измайловском кладбище, временной помехой чему пока является самое неподходящее для этого нынешнее время года. Поэтому, не теряя интереса к данной теме, мы наметили такой «целевой» поиск на местности на позднюю весну следующего 2015 года. Мы прекрасно осознаём тот факт, что в связи с массовым переселением довоенных жителей Измайлова в другие концы Москвы при реконструкции нашего района, начавшейся в 1949 году, часть прежних захоронений осталась без какого-либо присмотра и просто была со временем утрачена… Однако мы верим в реальные результаты нашего будущего поиска, залогом которым не только наш интерес к данной теме, но и данные, полученные в ходе предыдущих «некрополистических экспедиций» на Измайловский погост. Так, например, ещё ранее нами была «взята на заметку» сохранившаяся до настоящего времени могила некой Клавдии Михайловны Фроловой, родившейся в 1923 году и похороненной на Измайловском кладбище именно в интересующем нас 1942-м. Не являлась ли эта 19-летняя девушка одной из «гражданских» жертв катастрофы 3 марта 1942 года над Измайловским парком? Табличка на могиле К.М.Фроловой на Измайловском кладбище Москвы.

Моонзундец: Само же определение точного её места тоже связано с определённой «измайловской спецификой». Напомним, что произошла они над «жилым сектором» (командир корабля «упал на частный дом, пробил крышу»), существовавшим на нынешней территории Измайловского парка ещё с конца 19-го века под весьма оригинальным названием «Дачи Измайловского зверинца» (берёт своё начало ещё со времён первых Романовых, когда здесь действительно размещался подмосковный царский зверинец). После революции это одно из традиционных мест летнего дачного отдыха москвичей постепенно перестало быть таковым, и «сдававшиеся на сезон внаём» летние дачные домики утеплялись и передавались для проживания «новым москвичам», приезжавшим из провинции работать на столичные фабрики и заводы, а с начала 1930-х годов – и в Измайловский парк имени И.В,Сталина. Однако многочисленные парковые проспекты недолго были жилыми улицами советской столицы: к началу VI Всемирного фестиваля молодёжи и студентов 1957 году территория Измайловского парка культуры и отдыха, ставшего одной из основных его площадок, была в значительной мере очищена как от дореволюционных дачных построек, так и от их жителей, переселённых в другие, новые районы Москвы. Поэтому ныне эти когда-то жилые территории вновь захватил Измайловский лес. У одного из ныне существующих, но уже нежилых и почти незастроенных парковых проспектов мы давно отметили некое место, «аномальное» для данной местности – с оплывшими, но ещё заметными краями некого углубления, совершенно нехарактерного для природного ландшафта Измайловского леса, все объекты которого «ниже уровня земли» имеют только искусственный характер. Обстоятельное и официальное исследование района данной «воронки» мы, так же, как и исследование Измайловского кладбища, относим «на позднюю весну следующего 2015 года». Предполагаемое место падения самолёта ТБ-3 (фото автора, 13.04.2014). Однако и в нынешнее, столь неподходящее для этих поисков «на местности» время года мы не прекращаем наш поиск. Следующим нашим шагом в данном направлении станут ходатайства об увековечении ВСЕХ шести погибших лётчиков, с которыми мы вместе с уважаемым Виктором Николаевичем Алёшиным и организацией ветеранов-«транспортников» планируем в ближайшее время обратиться в администрации как Донского некрополя столицы, так и самого Измайловского парка. Так же по приведённым выше персональным данным погибших мы начинаем вести поиск их родственников и потомков. О результатах этого, а также иных возможных находках по теме мы обязательно будем уведомлять в дальнейшем уважаемых читателей «в режиме ренального времени». Так что – «Продолжение следует!»

CM6: Спасибо за интересное расследование! Хотя в Измайлово всего пару раз гулял, теперь несколько по иному буду относиться к этому парку.

Моонзундец: Ув.СМ6, спасибо за спасибо В Измайловском парке МНОГО военно-исторических мест! Если интересно, то можем списаться по этому поводу в "Л.С.".

DokAl: Уникальность этой катастрофы вероятно заключается в том,что -отклонение в 30 км,при роковом ночном полете,сочли как само собой разумеещееся на фоне того уровня который демонстрировали штурмана и летчики скороспелых выпусков 40-42гг ,а не кадровые летчики которые участвовали в данной . Интересно,что в наградном одного из участников того полета в 1945году написали фразу-КАТАСТРОФ НЕ БЫЛО, что в наградных ВВС редкость. Подвиг Народа. Подлузский Николай Павлович 1916г.р. Вероятно,что именно в этих наградных и кроется причина,почему виновные в катастрофе(я не имею ввиду погибших) остались на плаву,и это в ВА в которой первыми в ВВС были введены штрафные АЭ и полки.

Моонзундец: DokAl пишет: Уникальность этой катастрофы вероятно заключается в том,что -отклонение в 30 км,при роковом ночном полете 30 км - это не отклонение, а дистанция, пройденная с места взлёта до места катастрофы. Причём, авторы той работы определили её "на глаз" (даром, что один из них - Щапов - штурман!). Реально ТБ-3 пролетел тогда до места катастрофы более 70 км (я - не штурман, я - стрелок, мне "простительно" ). Отклонение же от маршрута для облёта аэростатов заграждения было на деле весьма небольшим (в несколько км - аналогично ), но всё равно оказалось роковым... И по иронии судьбы увековеченным из всех погибших оказался именно главный виновник катастрофы - штурман самолёта...

andrey65: Очень интересное и захватывающее расследование! Спасибо большое!

Моонзундец: Уважаемый andrey65 ! И Вам - спасибо за спасибо! Залогом тому, что это расследование будет продолжено - то, что всего на ВТОРОЙ день поиска потомков погибших лётчиков уже найдена внучатая племянница одного из них! И у них в семье есть довоенное фото погибшего! Да и иные мелкие уточнения и дополнения уже тоже начали поступать к автору!

andrey65: В самом деле: такие отклики и реакции - показатель! То есть будет и продолжение и пополнение.

Моонзундец: Уважаемый andrey65 ! Уже есть - фото одного из погибших - Пича Иван Михайлович, воентехник 1-го ранга, техник авиационный бортовой, присланное мне уважаемым Виктором Николаевичем Алёшиным с сайта http://retrovtap.ru/ : Сделано 21.03.1939, то есть ровно за три года до гибели...

Моонзундец: Так же присланное мне уважаемым Виктором Николаевичем Алёшиным с сайта http://retrovtap.ru/ фото одного из спасшихся в той катастрофе: Бывший стрелок Семён Иванович Емельяненко уже как предсаедатель совета ветеранов свлоей части (фото 70-х годов)

Borodaty: Спасибо, Константин Борисович. Надеюсь, Ваша инициатива с увековечением памяти погибших в этой катастрофе будет поддержана официальными структурами. Остается только добавить рассказ Емельянеко: это столкновение с аэростатом заграждения во время войны не было единственным в РККА, причем эти трагедии случались не только из-за ошибок экипажа, но и по причине "неразворотливости" штабов.

Моонзундец: Спасибо и Вам, уважаемый Borodaty ! Тема какая-то "особенная": за десять дней с начала моего обращения к ней - более тысячи просмотров на двух Интернет-форумах (здесь и на форуме Поисковых Движений), найдены родственники уже 2 из 6 погибших! Хочу надеяться на дальнейшие перспективы!



полная версия страницы