Форум » Аэродромы и авиационная техника на них (Airfields and aicraft there) » эпизод Женска-Русска (Львов) » Ответить

эпизод Женска-Русска (Львов)

Миша Т: Я думаю все же это аэродром на окраине самого Львова, а сейчас он в центре города... Собственно эпизод состоит из линейки разбитых СБ - 4 штуки, группы Р-5 и У-2 у небольшого ангара, и линейки гражданских У-2 и ПВС-26 стоящих, между линейкой СБ и дорогой идущей по краю летного поля... Хорошо видны номера СБ, у первого №6, у второго невидно, у третьего №13, у четвертого №3...

Ответов - 100, стр: 1 2 3 4 5 All

ИгорьД: Миша Т пишет: СБ похоже из 1 АЭ 315 РАП, переброшены из Житомира, примерно за неделю до начала войны, для ведения разведки над немецкой территорией... А если в документах потери 1 АЭ 315 РАП на земле?

Миша Т: Я вообще сомневаюсь что есть документы полка за тот период, я основываюсь на воспоминаниях двух бывших военнослужащих этого полка. Ну и логические размышления 1) Во Львове и окресностях небыло частей на СБ, ближайший 86 СБАП далеко в Трембовле, 2)двое штурманов 315 РАП утверждают (один из них сам летал) что примерно за неделю до начала войны сводная АЭ полка перелетела из Житомира ближе к границе (правда точно не вспомнили на какую точку, тот который был вспоминает что его звено сидело гдето под Тарнополем не неуверенно - может точно и не помнит) и подверглось нападению 22 июня на земле, 3) Самолеты в Женска-Русска и СБ в Житомере окрашены одинаково.

Tora: Непонял!!! Тоесть наши за кордон фоткать летали?

Миша Т: Да а что тут такого?

Tora: Да в принципе ничего такого, просто все кругом бояться войну спровоцировать, а эти пейзажфото производят

Миша Т: Ну так они после сообщения ТАСС полетели, там уже понятно было к чему идет, и дивизии к границам пошли и все такое...

Миша Т: Тогда, за недели до черного воскресенья 22 июня, три экипажа самолетов СБ во главе с комзвена летчиком Мироновым и мной, штурманом звена, получили приказ вылететь и совершить посадку на аэродроме Городок в районе города Львова. Командира звена Миронова я уже знал как опытного в летном деле, и, несмотря на общительность в отношениях с нами, - требовательного и бескомпромиссного в работе. Мы выполнили все необходимые расчеты, проложили маршруты и на рассвете 25 мая полетели в указанное место посадки. На аэродроме нас уже ждали, и мы автобусом достались к своему новому помещению. Имели указание - по прилету не рассказывать ни откуда мы, ни кто мы есть - даже своим товарищам по оружию. Что же, приказ следует выполнять беспрекословно, как того и требует военный устав. Вскоре к нам прибыли майор авиации и полковник-армеец. Раскрыв летные карты, поставили нам задачу. Каждый экипаж получает маршрут для проведения фото- и визуального разведки. Под видом учебных маневров надо внимательно присмотреться, что же это там совершается на захваченной немцами территории близ нашей границы, за речкой Сан? Ведь беспрерывное подтягивание сюда вражеских войск, осуществляемое в зловещем молчании, заметно даже невооруженным глазом!.. Маршруты на картах не прокладывать, разведку над территорией с опасной дислокацией фашистов проводить лишь при наличии облаков. Через границу туда и назад пролетать только в облаках, от немецких самолетов уклоняться в облака. Докладывать о результатах только этим двум командирам. Они не скрывают, что задание трудное, ответственное, но необходимое для нашей Родины - и мы это поняли. Все надо провести в суровой тайне. Маршруты изучены внимательно: Перемышль, Ярослав, Жешув, по железной дороге Кросно, Санок. Экипажи провели все необходимые расчеты - полет туда и назад, без нанесения на карты все заучили и держали в памяти. Весь этот район, названия и расположение населенных пунктов заучен детально для визуальной ориентации. Сверились со своими штурманскими справочниками, привязали местонахождение немецких аэродромов и условными пометками нанесли на летные карты пункты Кросно, Новасонч, район Тарнув, Мелия, Сандомир. Полностью подготовились к полетам и теперь только ждали необходимых метеоусловий. Первый полет в направления Перемышль-Ярослав-Жешув. Погода оказывала содействие этому - на мероприятие плыли по солнечному синему небесному раздолью отдельные кучные облака, принимая наши самолеты, в случае надобности, в свое укрытие. Благодаря этому удалось соблюсти всех правил полета. С помощью аэрофотоаппарата АФА-18 я сфотографировал маршрут. Расчеты по высоте и скорости были верными, «размазывание» снимков не произошло, и после обработки в лаборатории они оказались высококачественными. Провел тщательные визуальные наблюдения в этом районе. Аналогичный полет осуществили мы с Мироновым также в направлении Кросно. Другие экипажи пролетели этими же маршрутами. Сопоставление полученных фотопленок дало возможность обнаружить совпадение данных, то есть подтвердить их достоверность. Во время одного из полетов в район Кросно мы проводили фотосъемку, держась высоко под тучами. Неожиданно замечаю - по правую сторону от нас летят два истребителя: мессершмит-109. Сразу даю команду летчику Миронову немедленно отходить в облака, но сам при этом фотоаппарата АФА не выключаю и при наклоне нашего самолета оба мессершмита попадают в объектив. В тучах вышли восточнее и за временем подсчитали - мы далеко над своей территорией. Прорезаем облака с снижением и выходим восточнее от города Львова. Нас ждали - за расчетами мы уже должны были возвратиться. Товарищи волновались за нас, и все обошлось благополучно. Лаборанты в присутствия экипажей обрабатывали, проявляли и дешифровали фотопленки, не зная, что за район и с какой целью он снятый. Авиационная разведка дала возможность убедиться, что близ советской границы оборудуется большое количество полевых аэродромов на территории, захваченной фашистами. Прокладываются железнодорожные ветви, по шоссе и проселкам восточнее двигаются немецкие войска, в лесах дислоцируется много живой силы и техники. Железнодорожными путями восточнее через каждые 2-4 километры двигаются товарные поезда, и даже зафиксировано, что разгрузку товарняков немецкие солдаты ведут за пределами железнодорожных станций, в лесах. Нам, членам разведывательных экипажей, было ясно, что немцы быстро и усиленно готовятся к наступлению, и готовятся совсем не учебные маневры, а пахнет пожаром. Степанюк Ю.П., Списаренко Б.Д. Фронт под крылом. - К., Генеза, 1995.

Tora:

Миша Т: Да жаль у этого СБ номер не видно... У трех других 6,13 и 3...

Tora: Мне кажется у него на киле вообще нет номера?

Миша Т: По поводу принадлежности СБ и Р-5. Если это действительно а-м Русска-Женска (Резно) Словаки могли и напутать, то расклад такой: СБ - звено из 48 СБАП, занималось буксировкой конусов для истребителей 15 САД; Р-5 - самолеты 202 КАЭ ( 2 Кавалерийский корпус), эскадрилья оставила свою старую матчасть и передислоцировалась в ОдВО.

Tora: ну, по количеству битой техники что на фото, вроде подходит для Резно!

Миша Т: Да но если это 12 эскадрилья словацкая фоткалась, то она например и в Ярмолицах была, а там 224 СБАП 17 САД, базировался. А 224 СБАП получил свои самолеты от 48 СБАП - так что то же вариант...

Tora: ну тогда для точности нужно узнать чей был В-534 с кодом L-8.

Tora:

Tora:

Tora:

2-й хаёвец: Четвертый СБ 2М-100А имел бортовой №.7

Tora: супер!!!

СК: Машины с "мордой" развороченной - это гранатой наши уничтожали?



полная версия страницы