Форум » Аэродромы и авиационная техника на них (Airfields and aicraft there) » эпизод Кобрин » Ответить

эпизод Кобрин

Миша Т: Несколько фотографий аэродрома Стригово - Кобрин. Часть фото из истории эскадры JG 51 "Мельдерс", немецкий пилот осматривает самолеты на опушке леса, это край летного поля, стоят И-153 и один И-15бис: Далее идут обломки каких то деревянных конструкций и еще минимум один И-153:

Ответов - 98, стр: 1 2 3 4 5 All

Миша Т: СК пишет: Вот и Стригово появилось. Жаль только другой конец... А можно нормально выложить? А то не открывается фото...

СК:

mikado 5448: Вот и Стригово появилось. Жаль только другой конец... Так оно и было вроде,только поболее и качеством не очень.Як тоже был. Или речь о привязке к местности ?


СК: Да, речь идет о привязке Яка к месту. Этот похоже на западной части поля оказался среди других машин. Как вероятность - на нем комполка Сурин летал на разведку в Брест. Остальные, необлетанные (фото которых на границе аэродрома широко известны), ИМХО остались в северной части. Хорошо бы этот Як на панорамном снимке увидеть, чтобы уж совсем точно было.

2-й хаёвец: http://www.ebay.de/itm/Russland-russisches-Flugzeug-Jager-Prototyp-JAK-LAGG-MOG-WK-II-/152378741196?hash=item237a7b11cc:g:4V8AAOSw9GhYaUyx

yurri2011: Так получается, что Яки были в Стригово, а И-153 в Именинах.

Мишап: yurri2011 пишет: Так получается, что Яки были в Стригово, а И-153 в Именинах. Ну это конечно интересная идея - оставить самолеты на стройплощадке...

Миша Т: yurri2011 пишет: Так получается, что Яки были в Стригово, а И-153 в Именинах. Ну это конечно интересная идея - оставить самолеты на стройплощадке...

yurri2011: Да... как-то не подумал. Тогда и привязывать Яки необходимо к Именинам.

mikado 5448: Тогда и привязывать Яки необходимо к Именинам. Именины-это,конечно,неплохо... Но сам н.п. именуется ИМЕНИН: https://belkraj.by/karta/imenin-2 Кстати,у одного меня на форуме после Нового Года исчезли значки-обозначения новых сообщений при открытии и пропала "правка" сообщений ?

yurri2011: А мы местные называем Именины.

mikado 5448: Странно-в своё время полгода провёл в командировке в Лепесах и все "аборигены" произносили Именин ?! Хотя это довольно распостранено:например,Пружаны-Пружана,Ружаны-Ружана,Ивацевичи-вообще Вацевичи !Диалект,однако.... Стоило задать вопрос по "неувязкам" на сайте-и всё вдруг стало опять ОК !

Миша Т: mikado 5448 пишет: Да - явно были какие то технические проблемы, я все время вылетал, хотел уже письмо писать, но теперь вроде все ОК...

mikado 5448: http://www.ebay.de/itm/Jagdgeschwader-51-Beute-Jager-Hawker-Hurricane-1940-/332257348016?hash=item4d5c14c9b0:g:J7EAAOSwbtVZOkuQ

СК: mikado 5448 пишет: http://www.ebay.de/itm/Jagdgeschwader-51-Beute-Jager-Hawker-Hurricane-1940-/332257348016?hash=item4d5c14c9b0:g:J7EAAOSwbtVZOkuQ Судя по другим фото на заднем плане не домики, а палатки

mikado 5448: http://www.ebay.de/itm/Jagdgeschwader-51-2-russische-Jager-YAK-LAK-in-DOBRIN-erbeutet-/391853325226?hash=item5b3c473baa:g:gwoAAOSwR4FZf-Ca http://www.ebay.de/itm/J-G-51-6-Photos-russische-Flugzeuge-erbeutet-Flugplatz-DOBRIN-BOBRUISK-/391853337937?hash=item5b3c476d51:g:ThAAAOSwzahZf-jZ

Миша Т: mikado 5448 пишет: Отличное фото! Давно хотелось увидеть эти "Чайки" с этого ракурса!

СК: Вот эта машина КМК тоже из 123-го иап

Миша Т: Пишу сейчас статью, в которой значительную часть занимают боевые действия летчиков 123 ИАП над Кобрином и окрестностями: Ранним утром 22 июня 1941 года личный состав ВВС приграничных военных округов Красной армии был поднят по тревоге. В числе прочих готовили свою технику авиаторы 123-го ИАП 10-й САД ВВС ЗапОВО. Летчики и техники полка еще не подозревали, что буквально через пару часов на них обрушится один из самых мощных ударов Люфтваффе. 123-й ИАП был сформирован весной 1940 года и как большинство своих собратьев не смог подойти к началу войны в оптимальной форме. Произошло это, как по причине слабой подготовки пилотов выпускников летных школ 1940 года, так и по вине матчасти. Поступившие на вооружение полка И-153 с моторами М-63, оказались тем еще подарком, повышенная температура и падение давления масла и систематические обрывы главного шатуна двигателя, привели к тому что, с августа 1940 года, по январь 1941, полк вынужден был фактически прекратить учебно-боевую подготовку, продолжая поддерживать минимальный налет летного состава на учебно-тренировочных У-2 и УТ-1. После устранения части рекламаций, полеты на «Чайках» были возобновлены с начала 1941 года, однако проводились с большими ограничениями, что естественно на могло не сказаться на качестве подготовки. Тогда же, в рамках проводимого перевооружения, полк был поставлен в очередь на получение Як-1, 20 из которых, поступили в часть буквально накануне начала войны, и личный состав не успел начать переучивание. Сильной стороной полка было наличие значительного колличества опытного летного состава, командир полка майор Б.Н.Сурин, зам.командира капитан Н.П.Мажаев, комэски, их заместители, а также часть командиров звеньев были весьма опытными летчиками. Собственно, к 22.06.41 г., в части из 87 пилотов только 10 были новичками, прибывшими из школ в 1941 году, 30 человек служили в ВВС более двух лет, а еще 47 человек считались пилотами второго года службы. Однако отсутствие технически надежных боевых самолетов, стало причиной того что полноценную УБП полк смог проводить буквально три месяца – с мая по август 1940 года. За этот период удалось добиться многого, так было проведено 470 стрельб по конусу и 770 по наземным мишеням, 736 индивидуальных учебных воздушных боев и 430 маршрутных полетов. Всего за год налет составил 3900 часов (к сожалению, в документах нет разбивки на боевые и учебные самолеты). После получения разрешения на проведения УБП, личный состав начал постепенно втягиваться в учебный процесс. В январе – феврале 1941 года, налет составлял 50 и 100 часов соответственно, в марте и апреле налетали на И-153 по 200 часов. Более или менее нормально личный состав начал летать только в мае, однако 422 часа налета на «Чайках» - мягко говоря были не рекордом. К 15.06.41 летчики смогли достичь прошлогодних показателей, но считать это хорошим результатом естественно не приходится, средний налет на И-153 на летчика за полгода составляли жалкие 15 часов. Всего за полгода удалось выполнить 353 маршрутных полета, учебных воздушных боев, стрельб по наземным мишеням и бомбометаний не выполнялось вовсе. Несколько сглаживают картину 470 стрельб по конусу, из них правда выполнено было лишь 309, тем не менее с трудом, но стрелковую подготовку старались поддерживать хотя бы на минимальном уровне. По этим причинам полк разумеется ни как нельзя было назвать боеготовым, и собственно для того чтобы довести 123-й ИАП до кондиции, требовалось провести перевооружение на Як-1 и в течении нескольких месяцев интенсивно тренировать летчиков. Но вступить в бой бойцам 123-го ИАП пришлось именно с такой подготовкой, а боеготовая матчасть состояла из 58 исправных И-153 М-63 (еще 3 «Чайки» были разбиты в авариях и списаны за весну, а еще 40 самолетов: 20 Як-1 и 20 учебных самолетов 2 И-15бис, 1 УТИ-4, 11 УТ-1 и 6 У-2 - были в той ситуации скорее обузой). Управление, 1, 2 и 4 эскадрильи полка базировались на аэродромах Именин - основной аэродром и Стригово (5-10 км Сев. Кобрин), а 3-я эскадрилья прямо на границе на аэродромах Брест и Лощицы. Противниками сталинских соколов стали три немецкие истребительные группы: I/JG53, III, IV/JG51, развернутые в составе II авиакорпуса 2 Люфтфлота на брестском направлении. Эти части, объединенные штабом Stab/JG 53, базировались на аэродромах Кржевица и Халашци (40 км Зап. Брест), были оснащены новейшими Bf109F-1/2, всего 117 машин (из них 91 испр.), а личный состав был хорошо подготовлен и в массе своей имел боевой опыт. Совершенно очевидно, что соотношение сил было изначально крайне невыгодно для советских летчиков, тем более что буквально в 10 км восточнее Кржевицы, на аэродроме Рагозничка базировались штаб и две группы SKG210, вооруженные тяжелыми истребителями Bf110, в количестве 83 штук, из них 74 исправных. В противостоянии этой армаде, 123 ИАП мог помочь только 33-й ИАП, базировавшийся в 40 км севернее Кобрина на аэродроме Куплин (Пружаны). Однако имевший очень неплохо подготовленный кадровый состав, 33-й ИАП располагал просто антикварной матчастью, три его эскадрильи имели на вооружении 25 исправных И-16 тип 5, выпуска 1936 – 37 года, а одна - 6 исправных И-153. Другие истребительные части округа оперативно не могли прийти на помощь истребителям 10-й САД, поэтому прикрывать небо над чрезвычайно важном направление Брест – Кобрин, которое было осью наступления моторизованных соединений 2-й танковой группы генерала Гудериана, в первые часы войны могли только истребители 123-го и 33-го ИАП и впереди их ждали тяжелые испытания. Будь на месте Люфтваффе менее опытный и решительный противник, вполне возможно, что советским летчикам и удалось бы продержаться до прибытия на фронт резервов, но такой сценарий на входил в планы немецких штабов, которые ставили своим частям задачи по разгрому советской авиации, расположенной у границы и завоевание полного господства в воздухе, уже в первые часы вторжения. Еще до открытия артиллерийского огня, за несколько минут до 4:00 (Здесь и далее время Московское) еще в сумерках, немецкими самолеты разведчики, а также отдельные наиболее, подготовленные экипажи бомбардировщиков Ju88 и He111 пересекли границу и направились к аэродромам, ж/д узлам и другим целям на советской территории. В первую очередь они имели приказ провести доразведку, но при благоприятных условиях готовились атаковать в первую очередь ВВП и другие важные цели. Первые немецкие самолеты, согласно ЖБД 10-й САД были зафиксированы практически над всеми советскими аэродромами на брестском направлении уже в 3:45 – 4:10. К примеру, в 4:10 самолет, опознанный как бомбардировщик He111 сбросил несколько бомб на аэродром Куплин. Примерно в тоже время еще один самолет, то же опознанный как He111 появился над аэродромами Именин и Стригово. Так же в 4:00 в ЖБД 10-й САД зафиксирован удар немецких бомбардировщиков по г.Кобрин, однако судя по всему это так же были еще действия одиночных машин. Основная волна ударных немецких самолетов, согласно донесений постов ВНОС появилась в районе Брест – Кобрин около 4:30. Бомбовые удары обрушились на г.Брест, ст.Жабинка и аэродромы Малые Взводы, Лощица и Брест. Так в 8:17 группой Bf110 был атакован аэродром Малые Взводы, где в результате бомбоштурмового удара были уничтожены и повреждены все самолеты 74-го ШАП. А через несколько минут один из «церштореров» расстрелял И-153 3-й эскадрильи 123-го ИАП лейтенанта В. Т. Шулики, который в 8:30 взлетел на перехват немецких самолетов с соседнего аэродрома Лощицы. Около 4:30 группа немецких самолетов, идентифицированная постами ВНОС как «две эскадрильи» бомбила Кобрин, в результате чего, в том числе пострадал штаб 4 Армии. В ответ на эти действия в воздух поднялись три эскадрильи 123-го ИАП, 2 и 4 остались прикрывать аэродромы Именин и Стригово, а девятке 1-й эскадрильи была поставлена задача прикрыть город Кобрин, естественно отразить предыдущий налет советские пилоты не смогли, однако западнее Кобрина они вступили в бой с другой группой самолетов противника, в результате которого, согласно оперативной сводке №01 штаба ВВС ЗапОВО от 12:00, было заявлено о победе над 2 бомбардировщиками До-17, при потере одного И-153. Из интервью бывшего пилота 1-й эскадрильи, в последующем героя Советского союза генерала-майора авиации И.Н.Калабушкина, в газете Правда, напечатанного в 1966 году, известны подробности этого столкновения: «Вскоре наша первая эскадрилья была в воздухе. За Жабинкой отчетливо увидели зарево над Брестом, но помочь его защитникам в этот раз не довелось. Мы почти столкнулись с группой «Юнкерсов» и «Хенкелей», охраняемых «Мессершмитами». Девять «Чаек» дружно дрались. Против каждой «Чайки» - два или три самолета врага. Я бросил машину к ближайшему «Хеншелю-126»*. Вот он уже в прицеле. Даю очередь, и тут же кричу от радости: «Горит!» Послышался сильный треск над моим самолетом. Я пошел на аэродром. Садиться пришлось на обода колес - пули пробили скаты. Один за другим приземлились другие ребята. Из первого боя не вернулся командир эскадрильи капитан Котлинский...» *- Не совсем понятно, что за самолет имел ввиду И.Н.Калабушкин. Немецкие ударные самолеты, прикрывали Bf109F из Stab IV и 11/JG51, которые вступили в бой с И-153. Немецкие пилоты не поскупились на заявки, согласно которым в 4:40 - 4:47 западнее Кобрин им удалось сбить 4 самолета идентифицированных ими как DJ-6 и I-153. Особенно отличился командир 11-й эскадрильи оберлейтенант Франц Хан (Oblt.Franz Hahn), который заявил три победы, а еще один самолет пошел на счет пилота штаба группы оберлейтенанта Карла Фюринга (Oblt.Karl Fuhring). Кто из этих немецких асов сбил И-153 капитана В.Ф.Котлинского, уточнить невозможно, так же нет понимания какой урон могли получить самолеты противников, так как кроме информации о повреждениях «Чайки» Калабушкина, другой данных не имеется. Из-за отсутствия немецких документов, так же невозможно определить бомбардировщики или Bf110, которые легко могли перепутать с До-17, какой немецкой части атаковали в этом бою пилоты 1/123 ИАП, и какие потери или повреждения были у немцев.

Миша Т: Интересная информация о победах личного состава 123 ИАП 22 июня 41 года, предсказуемо не записаны победы погибшему командиру полка Сурину. Нет никаких 5 личных побед у Калабушкина: Сиротин - 1 Ме-109 и 1 Хш-126 лично; Никонов - 1 Ю-87 и 1 Ю-88 лично; Рябцев - 2 Ме-109 лично; Мажаев - 1 Ме-109; Калабушкин - 1 Ме-109 лично; Сахно - 1 Хш-126; Фунтусов - 1 До-215; Шулика - 1 Ме-110; Савченко - 1 Ю-88; Порадовал список побед Жидова, которому помимо 1 лично сбитого Ме-109, записано еще 4 Ю-88 и 4 Ме-109 в группе !!! Ну и явно косячная запись у лейтенанта Грозного который якобы сбил лично 2 Ю-88 и 2 Ме-109...



полная версия страницы