Форум » Аэродромы и авиационная техника на них (Airfields and aicraft there) » эпизод Кобрин » Ответить

эпизод Кобрин

Миша Т: Несколько фотографий аэродрома Стригово - Кобрин. Часть фото из истории эскадры JG 51 "Мельдерс", немецкий пилот осматривает самолеты на опушке леса, это край летного поля, стоят И-153 и один И-15бис: Далее идут обломки каких то деревянных конструкций и еще минимум один И-153:

Ответов - 98, стр: 1 2 3 4 5 All

mikado 5448: Михаил,насчёт "Бомбовые удары обрушились на г.Брест"-в 1941-м на город было сброшено порядка 35 бомб,в то время как в сентябре 1939-го свыше 300 !!!Поэтому я бы эту советскую фразеологию смягчил... В 80-е при строительных работах в южном пригороде Кобрина д.Магдалин были найдены остатки если верить тогдашней областной газете "ЗАРЯ" Bf-109 ,сбитого по воспоминаниям местных жителей в первые часы войны.На приведённом фото вроде как можно было опознать ножные педали Месершмитта. Там в местном музее ещё и какая-то мелочь от "Штуки" имеется. А так-познавательно

Миша Т: mikado 5448 пишет: Подразумевал что не на город Брест, а в более широком смысле - цели в районе Бреста... До немецких потерь мы еще не дошли, их к сожалению сложно привязать к конкретным эпизодам, собственно как и советские. Если реально нашли у Кобрина мессер, то вполне возможно это как раз машина 8 штаффеля 51 эскадры, одну штуку из StG77 тоже потеряли, причем немцы вроде даже писали что от атаки истребителя. А чего Вы против советской фразеологии имеете?

mikado 5448: А чего Вы против советской фразеологии имеете? Просто такие фразы у меня сразу ассоциируются с мемуарными книженциями а-ля 70-е ! Помните серию ВМ-военные мемуары ? А поскольку писались они литобработчиками-то в каждой если нападение-то неожиданное,противник-коварный,если огонь-то шквальный,если зенитки-то обязательно Эрликоны и т.д. Правда,в нонешнее время тоже пёрлов хватает,например "...был ГЕРОИЧЕСКИ СБИТ.." ! Но это уже другая история.


Миша Т: mikado 5448 пишет: А, понял!

Миша Т: Дальнейшие события, происходившие над аэродромом Именин, подробно не описаны ни в оперативных сводках, боевых донесениях и ЖБД 10 САД, ни в ЖБД и исторических документах 123-го ИАП. К примеру, вот как убористо законспектированы эти события в боевом донесении №1 штаба 10-й САД от 14:45, причем интересно что в штаб ВВС ЗФ прибыли два варианта донесения, первое написанное по горячим следам и второе уже оформленное в соответствии с правилами. Первый вариант: «123 ИАП осталось десять самолетов И-153 и ЯК-1 – 8. 123 ИАП Именин неоднократно подвергся бомбардированию и штурмовым атакам пикирующих бомбардировщиков и Хейнкелей. Основной удар нанесен с 13.55 до 14.42 Девятью самолетами Хенкель-111 и 12 Миссершмид. Командир полка майор СУРИН погиб. Сбито Хенкель-111 - 4 и Миссершмид – 3. 123 ИАП погибло 4, пропало без вести -5. 18 с-тов 123 ИАП перелетели аэродром Жабчица. Как поступить с лет.составом без матчасти? Полковник Белов.» Оформленный вариант: «Аэродром Именин – 123 ИАП подвергся пяти налетам. Основной удар нанесен беспрерывными атаками 13.55 - 14.42 Девятью самолетами Хенкель-111 и 12 МЕ-110, из под удара выведено двенадцать восемнадцать самолетов, до налета перелетели в Пинск. На земле не уничтоженными осталось восемь ЯК-1. Погибло 4, пропало без вести -5. Командир полка майор СУРИН погиб.» В целом складывается впечатление, что командование дивизии и полка, потерпев сокрушительное поражение и понеся тяжелейшие потери, старательно замалчивало обстоятельства сражения, произошедшего над аэродромом Именин. А то что потери были серьезные подтверждается и другими документами полка, согласно которых 123-й ИАП в воздушных боях потерял сбитыми и не вернувшимися на аэродром 10 И-153 (9 пилотов погибли или пропали безвести), а еще 18 «Чаек» были повреждены в воздушных боях и впоследствии уничтожены при штурмовках немецкими самолетами. Так же в потери записаны уничтоженные и оставленные на аэродроме 20 Як-1. При этом штаб полка не записал в потери, уничтоженные и поврежденные на земле, и впоследствии оставленные при отступлении около десятка И-153, 2 И-15бис и учебные машины. Однако используя немногочисленные документы, воспоминания участников, а также немецкие данные о заявленных победах, можно выстроить примерную картину происходивших событий. Согласно ЖБД дивизии и полка с 4:30 «Чайки» девятками и звеньями вылетали на прикрытие Бреста, Жабинки, Кобрина, в этих вылетах происходили столкновения с немецкими самолетами, активно действовавшими в этих районах. Из статьи И.Н.Калабушкина: «Колеса на моей машине сменили быстро. Вдвоем с Георгием Жидовым снова поднялись в воздух. Слева показались два «Юнкерса». Покачиваем крыльев просигналил Георгию: атакуем! «Юнкерсы» удирали вовсю. Достали их, когда с горючим было уже плохо, запас его у «Чаек» небольшой - всего на час. «Юнкерсы» пылали на земле…» Из-за отсутствия точных сведений в документах, уточнить потери 123-го ИАП и частей Люфтваффе, в ходе этих стычек, не представляется возможным. Однако оказанное противодействие было отмечено противником, и не осталось без ответа. Видимо около 7:20 – 7:30 аэродром Именин подвергся первой серьезной атаке. Состав участвовавших в ней немецких самолетов не известен, но судя по косвенным данным это были самолеты из III/JG51 и IV/JG51. Вновь обратимся к прекрасным воспоминаниям И.Н.Калабушкина: «Едва мы сели, как над аэродромом заревели шесть «Мессеров». Прыгнул в чью-то заправленную машину. Сразу со взлета пришлось принять бой. Выручила лишь высокая маневренность «Чайки». Выжимаю из пулемета самую длинную очередь. «Месссер», оставляя дымный след, несется к земле. По «Чайке» стучат пули, острая боль пронзает ноги. Жму на педали, а ноги, кажется, режут тупой пилой. Сел все-таки. И сразу в госпиталь…» Летчики 8/JG51 в ходе этого боя отчитались о 3 победах над DJ-6, соответственно в 7:20 по одному такому самолету заявили комэска оберлейтенант Фритц Стендель (Oblt. Fritz Stendel) и фельдфебель Бернхард Лауш (Fw. Bernhard Lausch), а в 7:30 еще один якобы сбил унтерофицер Франц Гилхаус (Uffz. Franz Gilhaus). Примерно в то же время - 7:25, один DJ-6 заявил командир IV/JG51 майор Фридрих Бек (Major Fridrich Beckh). К сожалению, из-за отсутствия хронологических подробностей в документах, мы не можем подтвердить или опровергнуть заявки противников на победы. Хотя косвенно вполне вероятно предположить, что подбит или сбит был не только самолет Ивана Калабушкина. У противника так же вполне могли быть потери в ходе этого боя. Так как согласно немецких данных 22 июня 8/JG51 лишилась от противодействия противника Bf109F-1 №6635 черная 4, пилот которой Оберфельдфебель Йоханнес Бюттнер (Obfw.Johannes Büttner), вернулся в часть только на следующий день. Вполне вероятно, получив отпор, и понеся потери, немцы окончательно убедились, что в Именине сидит достойный серьезного внимания противник и подготовили очень серьезный наряд сил для следующей атаки, спланировав так называемый «двойной удар».

Миша Т: Истребители, судя по немецким данным о победах летчиков, были представлены Bf109F из 10 и 11/JG51, состав ударной группы к сожалению, не известен. Примерно в 8:05 - 8:10 первая волна немецких самолетов атаковала аэродром Именин. Состав и количество этой группы, можно оценить по докладам постов ВНОС, которые оценили ее в 40 самолетов, а также по воспоминаниям электромеханника 123-го ИАП Викентия Алексеевича Стаканова, который и вовсе насчитал 70 самолетов противника, что конечно несомненно является преувеличением. Тем не менее именно воспоминания Викентия Алексеевича дают нам возможность представить размах сражения, развернувшегося над аэродромом Именин: «…Сначала они высыпали весь бомбовой груз на «красную линейку». Затем начали расстреливать из пушек и пулеметов отдельные цели. Загорелись новые Як-1. …Поступила команда: «Всем в воздух! И завертелось… Нет, нет не «карусель», как часто пишут и говорят. Это построение было в виде комариного роя, когда теплым летним вечером комары собираются в вертикально вытянутый рой и вполне мирно жужжат. Только «Чайки» расположились в воздухе по высоте от 200 до 5000 м и диаметром до 5 километров. И этот рой непрерывно пронизывался пушечными и пулеметными очередями. В воздухе постоянно висели до 60 фашистских самолетов и 20-30 «Чаек». Численное преимущество фашистских самолетов было постоянным. Первые загоревшиеся «Юнкерсы» охладили пыл остальных фашистских летчиков. Бросив свое гнусное дело бомбардировщики стали убираться домой…» Несмотря на довольно оптимистический ход повествования, отметим что несмотря на то что видимо застать 123-й ИАП врасплох не удалось, и пилоты «чайек» встретили противника в воздухе, немецкие истребители смогли надежно связать их боем, а бомбардировщикам удалось сбросить бомбы на стоянки самолетов. Причем, судя по описанию, бой над аэродромом представлял классический «догфайт», что не удивительно ведь пилотам Люфтваффе надо было прикрыть свои ударные машины. В результате они блестяще выполнили задание, заявив 5 побед над И-153. В период с 8:05 по 8:12 отличились лейтенант Георг Зеельманн (Lt. Georg Seelmann) и фельдфебель Эрвин Янке (Fw. Erwin Janke) из 11/JG51, и так же оберлейтенант Йохан Кнауф (Oblt. Johann Knauth), лейтенант Бернд Галловитч (Lt. Bernd Gallowitsch) и унтерофицер Вилли Хегнер (Uffz. Willi Hegner) из 10/JG51. После чего, постепенно начали выходить из боя, что видимо и было истолковано Викентием Алексеевичем, как следствие действий советских пилотов. Однако это было еще только начало испытаний, используя стандартный тактический прием, примерно в 8:20 над Кобрином появилась вторая волна немецких самолетов, которую посты ВНОС оценили в 47 машин. В составе этой группы видимо были ударные Bf110 из SKG210, а прикрытие осуществляли «стодевятые» из Stab/JG53, Stab III/JG51 и 1/JG53, которых возглавлял лично командир JG53 майор Гюнтер фон Мальцзан (Major Gunther Frhr. von Maltzahn). Немецкие штурмовики обрушилась на аэродром, а истребители немедленно вступили в бой с «Чайками». Этот момент так же подробно описывает Викентий Стаканов: «Но здесь появились штурмовики Ме-110 и истребители Ме-109. Начался воздушный бой истребителей. И опять «Чайки» на равных вели с фашистами бой. Наши летчики использовали преимущество «Чаек» перед мессершмидтами в маневренности. Фашисту было очень трудно поймать «Чайку» в прицел, а малейший промах фашиста тут же компенсировался длинной очередью из четырех пулеметов «Чайки»... Воздушный бой не утихал. Группы фашистских самолетов наплывали на наш аэродром под Кобрином одна за другой… Но наши летчики дрались насмерть…» Когда кончались боеприпасы или бензин, «Чайка» прижимаясь к верхушкам деревьев шла на посадку. Стоило самолету подрулить к стоянке, как тут же технический персонал его осматривал, устранял повреждения и неисправности, заправлял горючим и боеприпасами… Но при этом надо учесть, что над стоянками самолетов непрерывно шел воздушный бой, а отдельные Ме-109 и Ме-110 штурмовали и бомбили стоянки…» Воздушный бой, а вернее сражение, как справедливо отмечено в воспоминаниях Викентия Алексеевича, шло не на жизнь, а на смерть, и немецкие асы, несмотря на преимущества «Чаек» в маневренности, с 8:17 по 8:30 заявили еще 5 побед над И-153. По одной «чайке» засчитали майору Мальцзану, пилотам штаба эскадры оберлейтенанту Вильфриду Пуфалю (Oblt. Wilfried Pufahl) и лейтенанту Францу Шису (Ltn. Franz Schiehs), командиру III/JG51 гауптману Рихарду Леппла (Hptm. Richard Leppla), а так же унтерофицеру Людвигу Ребелю (Uffz. Ludwig Reibel) из 1/JG53. Кроме того, вполне возможно на несколько побед могли претендовать экипажи Bf110.

Миша Т: По итогу воздушное сражение было проиграно 123 ИАП, несмотря на маневренный характер боя, теоретически выгодный для советских пилотов. К сожалению, летчики 123-го ИАП, в классическом «догфайте», не смогли переманеврировать своих противников. Немецкие истребители, без потерь, заявили 10 побед, хотя, по всей вероятности, одномоментно и не имели численного превосходства. Из рассказов ветерана 123-го ИАП очевидно, что в конце боя некоторые пилотов пытались посадить свои И-153, видимо истратив горючее и боеприпасы, но немцы расстреливали их на посадке. Очевидно, как раз с 8:00 до 8:30 полк понес самые большие потери в самолетах и личном составе, а некой символической точкой, которая подвела итоги боя стала гибель командира 123-го ИАП майора Б.Н.Сурина. Его самолет был расстрелян немецкими истребителями при заходе на посадку, и по одним данным он смог посадить расстрелянный самолет и умер на пробеге, а по воспоминаниям И.Калабушкина, как раз на посадке его и расстреляла пара Bf109F, И-153 упал у взлетно-посадочной полосы. Эти полчаса однозначно стали переломными, как для судьбы 123-го ИАП, так и для всей группировки советских ВВС на Брестском направлении. На аэродроме Именин осталось около полтора десятка исправных И-153, погибли и пропали без вести девять летчиков, включая командира полка. Если еще учесть, что в 8:40 - 9:20 «мессершмитты», так же двойным ударом разгромили аэродром Куплин, уничтожив и повредив на земле 21 И-16 и 5 И-153 33-го ИАП, то можно со всей ответственностью констатировать, что к 9:30 истребительные части 10-й САД в значительной степени потеряли боеспособность. Что собственно прекрасно понимал командир дивизии, чей КП располагался на аэродроме Именин. Оценив ситуацию полковник Н.Г.Белов в 9:50 шифровкой запросил Минск, о возможности перебазирования остатков 33 и 123 ИАП на аэродром Жабчицы (Пинск), лаконичный текст телеграммы весьма красноречиво передает трагизм ситуации: «Беспрерывно бомбят Именин, Стригово, Пружаны, Мал.Взводы. Потери матчасти: часть Акулина – 50%, Васильева – 100%, Сурин сам погиб, полк несет большие потери. Решил: Пружаны, Именин самолеты перебазировать в Пинск. Прошу подтвердить.» Пока комдив ждал ответ из штаба ВВС фронта, противник продолжал атаковать аэродромы, в том числе и Именин. Очередной налет состоялся около 11:00 – 11:20, причем надо отдать должное советским летчикам, несмотря на потери, и в ходе этого налета, немцам вновь было оказано сопротивление. В воздушном бою, командир 12/JG51 оберлейтенант Карл-Готтфрид Нордманн (Oblt. Karl-Gottfried Nordmann) и пилот 1/JG53 лейтенант Вальтер Зейц (Lt. Walter Seiz) заявили очередные победы над И-153 и DJ-6. Несмотря на тяжелые потери, личный состав 123-го ИАП не пал духом и продолжал мужественно выполнять свой долг. Очень точно выразил чувства советских воинов Викентий Алексеевич Стаканов: «Мне, как очевидцу большинства описанных событий, хотелось бы еще раз подчеркнуть, что в нашем полку с первых минут войны не было никакой растерянности. Каждый делал свое дело и помогал соседу или товарищу. И чем более проходит времени с того памятного дня, тем отчетливее вырисовывается мужество и стойкость наших летчиков. На морально устаревших самолетах, со скоростями на 100-150 км меньших скоростей фашистских самолетов, в условиях полного незнания в первые часы войны обстановки и не понимая даже характера фашистских действий (война это или провокация), в условиях отсутствия связи с другими частями армии летчики нашего полка вели воздушный бой с противником практически на равных…» Кроме отражения налетов на свой аэродром, продолжали небольшими группами летать на прикрытие войск 4-й Армии сражавшихся в районе Бреста. Именно в ходе одного из таких вылетов, лейтенант Рябцев таранил немецкий истребитель (Об этом бое можно прочитать в статье про тараны первого дня войны), а всего в этом бою с восьмеркой мессершмиттов, советские пилоты заявили 4 победы. Получив в полдень разрешение, оставшиеся 18 исправных самолетов 123-го ИАП были перебазированы в Пинск. Где летчики сразу же, включились в работу, отбивая атаки на аэродромы Жабчицы и Пинск. В воздушных боях капитан Савченко Михаил Федорович заявил о победах над двумя немецкими самолетами, и эти заявки подтверждаются противником, который признает потерю в районе Пинска Bf110E w/n 3796 из 2./SKG210 и Ju88A-5 w/n 6276 (5K+EL) из 3./KG3.

Миша Т: В воздушных боях над аэродромом Именин и окрестностями Кобрина, с 7:20 по 8:30 вероятно был сбиты не менее 5-7 И-153 123-го ИАП, а также не менее 10 подбиты. Погибли, командир полка майор Сурин Борис Николаевич, заместитель командира 1-й АЭ по политчасти политрук Корчагин Владимир Антонович, старший лейтенант Жмаев Александр Ильич, лейтенант Шамрай Иван Георгиевич, младшие лейтенанты Луговской Павел Михайлович и Федяй Иван Евдокимович. Первоначально в список погибших был включен лейтенант И.К.Завгородний, однако он к счастью в тот день не погиб. Информация о пострадавших летчиках подбитых самолетов крайне скудна, тем не менее кроме упомянутого Калабушкина, ранения в воздушном бою получил как минимум еще один пилот младший лейтенант Якимов Петр Федорович. Поэтому заявки немецких пилотов о 16 сбитых И-153, хоть и завышены примерно в два раза, тем не менее считая поврежденные в бою самолеты пилоты которых выполнили вынужденные посадки, имеют под собой вполне законное основание. Советская сторона, заявляя в донесениях о победах над 3 Ме-109, фактически косвенно признает, то что воздушном бою с немецкими истребителями больших успехов достичь не удалось. Правда впоследствии, видимо для того чтобы поднять боевой дух, командование дивизии «увеличило» количество сбитых немецких самолетов до 22, а полка и вовсе до 30 (!), что конечно не подтверждается документами противника. Оценить потери Люфтваффе именно в боях с 123 ИАП, по причине отсутствия оперативных документов 2-го авиакорпуса, довольно сложно, но тем не менее использую отчеты генерала квартирмейстера, а также данные Йохана Прина, постараемся сделать это приблизительно. В целом в районе ответственности частей 10-й САД было потеряно на 100% шесть немецких самолетов. По одному Bf109F, Bf110E и два Ju88, а также два Ju87, один из которых как утверждают немцы, был сбит огнем ЗА. Кроме того, еще 14 самолетов получили повреждения различной степени тяжести, часть из них выполнила вынужденные посадки и впоследствии вероятно была списана. Учитывая, то что пилоты 33-го ИАП претендовали в то утро на 4 победы, из них 1 разведчик и 3 Хейнкеля-111, то основная масса сбитых и поврежденных самолетов очевидно приходится на долю 123-го ИАП. Однозначно летчики полка сбили 3 немецких самолета (и еще два с большой степенью вероятности), и могли претендовать на 11 - 12 поврежденных самолетов. Самолеты, сбитые в районе Пинска, даже не требуют обсуждения. Сбитый по немецким данным советским истребителем в районе Кобрина, Ju87B-1 w/n 5525 (код S2+LK), экипаж которого погиб, так же идет в зачет полка. Туда же следует зачесть Bf109F-1 №6635 Оберфельдфебеля Й.Бюттнера, но не на 100%, так как теоретически он мог стать жертвой стрелков советских бомбардировщиков. А на Ju88A-5 w/n 4307 из 6./KG3, разбитый в районе Улежа (20 км. Восточнее Радом) повреждения 100%, могли претендовать как пилоты 123-го ИАП, так и 33-го ИАП. Повреждения различной тяжести получили еще 14 немецких самолетов, из которых три Bf109F – так же с очень большей долей вероятности добыча 123-го ИАП. Bf109F-1 w/n 5653 из 8./JG51 произвел вынужденную посадку в районе Бяла-Подляска, повреждения - 80%. Bf109F-2 w/n 6672 из Stab III/JG51, произвел вынужденную посадку в районе Тересполя, повреждения - 60%. Bf109F-1 w/n 6630 из 11./JG51, произвел вынужденную посадку на аэродроме Кржевица, повреждения - 70% Bf110E w/n 3794 из Stab I/SKG210, повреждения - 30%. Bf110E w/n 3996 из Stab I/SKG210 , повреждения - 40%. Hs126 из 1.(H)/21, ранены 2 члена экипажа, % повреждения не указан. Hs126 B-1 w/n 2487 из 7.(H)/12 получил повреждения 50% в районе Фронолов. Ju88 из 1(F)122, ранен наблюдатель, % повреждения не указан. Ju88A-6 w/n 3399 из Stab KG3, повреждение шасси при приземление в районе Улежа. Ju88A-5 w/n 6301 из 3./KG3, произвел вынужденную посадку в районе Podolow, повреждения 35%. Ju88A-5 w/n 4278 из 4./KG3, произвел вынужденную посадку в районе Яблонов из-за отказа мотора, повреждения - 80%. Ранен пилот. Ju88A-5 w/n 6285 из 5./KG3, произвел вынужденную посадку в районе Коск из-за отказа мотора, повреждения - 50%. Ранен один из членов экипажа. He111H-5 w/n 3926 из 5./KG53, произвел вынужденную посадку на аэродроме Радом, повреждения - 20%. Ju88A-5 w/n 4264 из 4./KG3, получил повреждение 10%. Список побед личного состава 123-го ИАП поданный в мае 1945 года в управление ИА ПВО: Шулика Василий Трофимович - 1 Ме-110 (не подтверждается немецкими данными); Никонов Анатолий Павлович - 1 Ю-87 и 1 Ю-88 лично; Калабушкин Иван Николаевич - 1 Ме-109 лично; Сахно Николай Константинович - 1 Хш-126; Фунтусов Евгений Константинович - 1 До-215; Грозный Андрей Григорьевич 2 Ме-109 и 2 Ю-88 лично (не подтверждается наградными документами, в которых указано только 1 Ю-88 за период с 22.06 -28.08.41г.); Рябцев Петр Сергеевич - 2 Ме-109 лично; Мажаев Николай Павлович - 1 Ме-109; Жидов Георгий Никонорович - 1 Ме-109 лично, 4 Ю-88 и 4 Ме-109 в группе (по данным М.Быкова 1 Ме-109 лично, 1 Хе-126 звеном, 3 Ме-109 звеном, 3 Ю-88 звеном); Сиротин Вячеслав Федорович - 1 Ме-109 и 1 Хш-126 лично (по наградному лично сбил в районе Тевли 2 Ме-109 и 1 Хш-126); Савченко Михаил Федорович - 1 Ю-88 (В донесении 23.06.41г., Савченко записал себе 2 бомбардировщика сбитых 22 июня над Пинском). Исходя из этих данных, можно только предполагать, что Ju87 над Кобрином был сбит старшим лейтенантом А.П.Никоновым, а в бою над аэродромом Именин сбить и повредить 1-3 Bf109F могли И.Н.Калабушкин и В.Ф.Сиротин. В целом последний документ о первых победах 123-го ИАП был подписан командиром 3-й эскадрильи капитаном М.Т.Савченко, который отчитываясь перед штабом ВВС ЗФ 23 июня 1941 года, написал в донесении что за 22.06.41г., полком было сбито 7 бомбардировщиков, 1 разведчик и 3 Ме-109 (вероятно без учета 4 Ме-109 заявленных звеном Мажаев, Жидов, Рябцев, Назаров). Таким образом объективно заявки Никонова, Фунтусова, Сахно, Сиротина, Жидова и возможно Грозного, на сбитые бомбардировщики и разведчики частично подтверждаются, а в остальных случаях немецкие самолеты могли быть повреждены. Сведений о групповых победах личного состава, кроме данных по Г.Н.Жидову к сожалению, отсутствуют.

Миша Т: В целом вот так сложился ход, видимо самого большого воздушного сражения на восточном фронте 22 июня 1941 года, в котором примерно в течении 30 минут сражались около сотни советских и немецких самолетов. Безусловно победа досталась пилотам Люфтваффе, добыта она была в первую очередь благодаря продуманной тактической схеме – двойного удара, и концентрации весьма значительных сил. Однако так же отметим что немецкие истребители, видимо не имели в каждом конкретном эпизоде численного превосходства над летчиками 123-го ИАП, и тем не менее, они явно чувствовали уверенность в себе и своих самолетах, вели себя весьма агрессивно, ввязывались в маневренные воздушные бой, из которых неизменно выходили победителями, буквально истребляя самолеты противника, причем делали это с минимальными потерями. Так, во время основного боя с 8:00 до 8:30 максимально чем могли ответить своим немецким визави советские пилоты – это возможно подбить два «мессершмитта» из 11/JG51 и III/JG51, при собственных потерях в полтора десятка сбитых и подбитых машин. Ну и далее немецкие командиры действовали вполне профессионально, даже после того как исправные самолеты 123-го ИАП перебазировались в Пинск, немцы не прекращали утюжить летное поле и стоянки самолетов на аэродроме Именин. Очень мощная бомбардировка девяткой бомбардировщиков под прикрытием дюжины Bf109 состоялся с 13:55 до 14:42, а последнее упоминание о действии немецкой авиации над Кобрином относиться к 16:00. Эти действия не позволяли техническому персоналу отремонтировать поврежденные самолеты, которыми могли воспользоваться оставшиеся в живых летчики. В итоге разбитые и обгорелые машины 123-го ИАП, остались на фотографиях немецких военнослужащих. Ну а летчики 123-го ИАП, несмотря на поражение в генеральном сражении, продемонстрировали высокие морально-волевые качества, дали бой и смогли нанесли технически превосходящему противнику определенный урон. Даже после потери большинства самолетов, 123-й ИАП продолжал боевую работу, стараясь помочь частям 4-й Армии истекающим кровью по Брестом и отбивая атаки немецких самолетов над Пинском. Победить в сражении в сложившихся условиях было невозможно, но самоотверженность и, не побоюсь этого слова - героизм, личного состава 123-го ИАП, несомненно достойны уважения.

СК: Немного про высокооктановое горючее. На 18.6.41 г. в 921-м складе г.Кобрин находилось 290 т авиабензина Б-78. Почему-то в 123-й иап на УБП и облет Як-1 ничего не выделили. Наверное хранили как НЗ. Приказ по тылу 4-й А о разрешении забора горючего со склада всем, кому нужно, отдали только в 19:40 22.6.41 г. К этому времени склад горючего в Кобрине немецкая авиация уже дааавно уничтожила...

Миша Т: СК пишет: 123 ИАП летал на Як-1 до 22 июня.

СК: Миша Т пишет: 123 ИАП летал на Як-1 до 22 июня. Судя по имеющимся обрывкам информации облетали три машины до 22.6.41 и один вылет Сурин сделал уже 22.6.41. Но для всего этого якобы Сурину пришлось горючее выпрашивать у вышестоящего начальства, т.е. с его разрешения в свой полковой н.з. залезать или из н.з. Кобрина брать. Заявка на горючее для облета видимо была составлена, одобрена и подписана, но (возможно) на более позднее время (на июль 1941 г.). Причем при облете, или еще при пробе на земле, один мотор вышел из строя. Его оперативно сняли и отправили в ремонт еще до войны. Потом этот ремонтный мотор поисковики нашли уже на раскопках Як-1 в Новгородчине.

Миша Т: СК пишет: Да какие обрывки, есть журнал учета полетов 10 САД.

mikado 5448: https://www.ebay.de/itm/Polen-zerstortes-Flugzeug/312039006184?hash=item48a6f95fe8:g:R0cAAOSwFSxaTA2m

Миша Т: mikado 5448 пишет: https://www.ebay.de/itm/Polen-zerstortes-Flugzeug/312039006184?hash=item48a6f95fe8:g:R0cAAOSwFSxaTA2m Хочется петь: - Здорово! Великолепно!!!

mikado 5448: https://www.ebay.de/itm/TOP-Russland-Kampfe-Flugzeug-Airplane-Foto/382354045010?hash=item590613b852:g:hGUAAOSwgeBaZE-y https://www.ebay.de/itm/TOP-Russland-Kampfe-Flugzeug-Airplane-Foto/382354044823?hash=item590613b797:g:Iu4AAOSw1zhaZE-J https://www.ebay.de/itm/TOP-Russland-Kampfe-Flugzeug-Airplane-Foto/382354044556?hash=item590613b68c:g:PScAAOSwZfNaZE9M

Миша Т: mikado 5448 пишет: https://www.ebay.de/itm/TOP-Russland-Kampfe-Flugzeug-Airplane-Foto/382354045010?hash=item590613b852:g:hGUAAOSwgeBaZE-y https://www.ebay.de/itm/TOP-Russland-Kampfe-Flugzeug-Airplane-Foto/382354044823?hash=item590613b797:g:Iu4AAOSw1zhaZE-J https://www.ebay.de/itm/TOP-Russland-Kampfe-Flugzeug-Airplane-Foto/382354044556?hash=item590613b68c:g:PScAAOSwZfNaZE9M Это просто праздник какой-то!!!

mikado 5448: вроде как такового не было ? https://www.ebay.de/itm/Q266-Foto-Wehrmacht-Luftwaffe-Flieger-plane-Flugzeug-Beute-in-Korbryn-belarus/372361159705?hash=item56b2746419:g:GWIAAOSw2idbQMPC



полная версия страницы