Форум » РККА 22 июня 1941- 18 ноября 1942 года » 37-я Краснознаменная стрелковая дивизия » Ответить

37-я Краснознаменная стрелковая дивизия

ГРАФ: Тема: Имеющаяся информация о 37-й Краснознаменной стрелковой дивизии. Ссылка http://www.rkka.ru/handbook/reg/37sd.htm 37-я Краснознаменная стрелковая дивизия; ? сформирована 01.12.1939г. переформирована в 37-ю мсд (Приказ по войскам СибВО № 0116) 04.1940г. переформирована в 37-ю сд 19.09.1941г. расформирована Наименования и награды 11.11.1935 присвоено имя А.И. Егорова 14.05.1941 награждена орденом Красного Знамени Межвоенный период дислоцировалась в г.Жиздре Калужской обл., Новозыбкове, затем Речице 06-07.1939 перебрасывается под Омск, где проводила подготовку для действий в Монголии против Японии, однако, в виду окончания боевых действий, дивизия не была использована в соответствии с планами 12.1939 отправляется на фронт Зимней войны дивизия включается в состав "ударной группы" 15-й А по деблокаде 168-й сд 06.1941г. дислоцируется в Витебске (20сп) и Лепеле (91,247сп) в составе 21-го ск ЗапОВО с 15.06.1941г. медленными темпами железно-дорожным транспортом перебрасывается в район Бенякони, Вороново(сейчас Гродненская обл.) Великая Отечественная война в действующей армии 22.06.1941г. - 19.09.1941г. 22.06.1941 дивизия находится большей частью в эшелонах, штаб дивизии в поезде на ст. Богданово прибывает в район Вороново без батальона связи, тылов с боеприпасами и ряда подразделений 20-го сп 24.06.1941 двумя полками вступила в бой 10 км западнее Вороново, где контратаковала наступающую немецкую 18-ю мд из-за отсутствия боеприпасов, отходила на юго-восток, обороняясь по рекам Гавья, Березина,(не путать с Березиной под г.Борисов) остатки дивизии во главе с комдивом вышли из окружения в полосе 21-й армии 29.06.1941г. 20-й сводный СП(часть полка, тылы дивизии) остался в Витебске и включен в состав 153-й СД. до 05.07.1941г. 2-й эшелон 247-го СП и 103-й ОПТД действовали в составе группы генерал-майора Терпиловского Бориса Робертовича на Лепельском направлении [more][/more] 37-я Краснознамённая стрелковая дивизия 1-е формирование 04.1940г.-19.9.1941г. Командир дивизии полковник Чехарин Андрей Евсеевич(1892г.-20.10.1941г.)(14.3.-19.9.41г.) заместитель командира полковник Коруков Фома Алексеевич(1897г.-1941г.)пропал без вести начальник штаба полковник Ревуненков Григорий Васильевич военком полковой комиссар Пятаков Н.П. начальник политотдела полковой комиссар Филяшкин Кирилл Иванович ????????????? (проходит как заместитель по политчасти старший батальонный комиссар в 100-й СД) начальник особого отдела Филиппов начальник инженерной службы майор Музыка Иван Михайлович(1901г.-1941г.)пропал без вест 20-й стрелковый полк командир полка Груздов В. заместитель командира майор Кургин Иван Андреевич(1903г.-)пропал без вести начальник штаба майор Веденеев Федор Михайлович(1904г.-1941г.)пропал без вести 91-й стрелковый полк командир полка подполковник Северохин А.В. 247-й стрелковый полк командир полка полковник Соколов Демьян Макарович(1898г.-09.1941г.)пропал без вести(19.10.40г.-)в должности полковая школа курсант Широков Б.А. 170-й артиллерийский полк командир полка майор Нестеренко Алексей Иванович 245-й гаубичный артиллерийский полк командир полка полковник Меркулов И.С. начальник штаба Ларионов помощник начальника штаба лейтенант Черношей Роман Романович есть воспоминания комиссар полка Завьялов Василий Григорьевич(-24.6.1941г.)погиб д.Трокели секретарь парторганизации полка старший политрук Осипов Кирилл Никифорович(1907г.-1975г.) Герой Советского Союза 68-й отдельный разведбатальон командир батальона Собуров 58-й отдельный сапёрный батальон командир батальона Маричев 83-й отдельный батальон связи командир батальона Степанов 39-й медсанбат главрач Бушунов 74-й автобатальон командир батальона Бобров 103-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион 358-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион 310-й миномётный батальон 13-я отдельная рота химзащиты отдельная рота регулирования 92-й полевой хлебозавод 144-я дарм 150-я полевая почтовая станция 463-я полевая касса Госбанка [quote]Согласно Директиве Ставки ГК (№ 75/нгш) командующему войсками Западного фронта о занятии обороны 21-м стрелковым корпусом от 28 июня 1941 года: 21-й ск расположить в обороне на рубеже Плешеницы, Вилейка, Молодечно, Радогиновичи. В настоящее время 37 и 50 сд находятся в районе Вилейка, Молодечно... 30 сентября дивизия вела бои на занимаемом рубеже на северном берегу реки Бычиха, выделив часть сил для уничтожения прорвавшихся танков противника на Олтарь. [/quote] ВОСПОМИНАНИЯ: [more]ЧЕРНОШЕЙ РОМАН РОМАНОВИЧ, лейтенант штаба 245 гаубичного полка 37 стрелковой дивизии. [quote]«Недолго пришлось находиться в местах постоянной дислокации личному составу 37 Краснознаменной стрелковой дивизии после финской компании. Расквартированные в Витебске, Лепеле и Полоцке части в середине июня 1941 года получили приказ срочно переместиться в город Лиду и соседние районы тогдашней Барановичской области. За считанные дни уже половина состава дивизии была в новых местах расположения. В 2 часа ночи 22 июня завершили погрузку своего эшелона бойцы и командиры 245 гап, в штабе которого я служил. Через час состав оставил Витебск и ушел в заданном направлении. После тяжелой физической работы наши солдаты и командиры крепко спали под перестук вагонных колес. Примерно после 9 часов утра поезд остановился на станции Вилейка. Тут люди высыпали из вагонов и побежали в буфет за покупками. Но на вокзале никого из обслуживающего персонала не было. Окна и двери раскрыты, на полу валялась разбросанная документация железнодорожников. В Вилейке мы и узнали страшную весть о начале войны. Встал вопрос: что делать дальше? Никакой связи со штабами дивизии и 21 корпуса не было, железнодорожная связь не работала. В такой ситуации командование полка решило продвигаться к месту назначения. Когда эшелон следовал к станции Юратишки, нас обстреляли из пулеметов немецкие самолеты, они летели в сторону Минска. Под вечер поезд прибыл на станцию Гавья. На пристанционных путях ничего не было, кроме одного паровоза, котел которого был пробит малокалиберным снарядом. Никого не оказалось в помещении вокзала. С наступлением вечера начали разгрузку. Работу эту вели среди путей, потому что погрузочно-разгрузочной рампы на станции не имелось. Все, что выгружали из эшелонов, выносили на руках, выкатывали и прятали в ближайшем лесу. На второй день войны командир нашего полка полковник Меркулов и начальник штаба капитан Ларионов установили связь с воинским частями дивизии, которые встретили 22 июня в Лиде и занимали оборону вблизи города. По решению командования мы начали подвозить на лошадях 122-миллиметровые гаубицы к железнодорожной станции Гутно, что находится в восточной стороне от Лиды. Вечером 24 июня на станцию Гавья приехал на грузовой машине комиссар дивизии Н. Пятаков. Он хорошо знал меня по службе в штабе и тут же дал задание. Предоставив в мое распоряжение автомобиль ЗИС-5 с шофером и двумя солдатами, комиссар приказал в течение ночи дважды подвезти боеприпасы в район боевых действий у станции Гутно. Хорошо, что до нашего прибытия 17 стрелковая дивизия разгрузила возле Гавьи значительное количество гаубичных снарядов, а также автоматных и винтовочных патронов. В нашем полку боеприпасов не было, ибо мы выезжали к новому месту дислокации по штатам мирного времени. Приказ комиссара дивизии мы выполнили. 26 июня со стороны лесного массива к станции подошли 14 фашистских танков. Вот здесь и представилась возможность заявить о себе гаубицам и бойцам полка. Сражение было жестоким, но длилось не долго, минут десять. 7 танков остановились и задымили на поле боя, остальные повернули назад и скрылись. Второй дивизион полка занимал оборону и вел упорные бои с противником по дороге Лида-Дворище-Трокели. Там боевыми действиями руководил полковой комиссар В.Завьялов, который и погиб тогда на боевой посту. В те трудные июньские дни не стало и комиссара дивизии Н.Пятакова. В начале войны мужественно отбивала атаки наседавшего под Лидой врага группировка разрозненных частей 20, 91 и 247 стрелковых полков нашей 37 дивизии. Она наносила фашистам большие потери в живой силе и технике. А 68 отдельный разведбатальон и 170 артполк сражались правее от нас, по линии Лида-Вороново-Бенякони. Особенно кровопролитные бои выпали на долю этих частей вблизи станции Бенякони. Здесь нашим солдатам и офицерам пришлось вступить в жестокую схватку с воздушным десантом гитлеровцев. И хотя красноармейцы понесли немалые потери, вражеские десантники были полностью уничтожены. На территории Вороновского и Ивьевского районов части дивизии находились до 29 июня. Вечером того же дня личный состав (а в нем осталось совсем мало бойцов) с имевшейся боевой техникой стал выходить в направлении Гавьи, Ивья, Бакшты. Разбитые и разрозненные подразделения не имели никакой связи с вышестоящим командованием. Поэтому командир 21 стрелкового корпуса генерал-майор Борисов и командир нашей дивизии полковник Чехарин, посоветовавшись с офицерским составом, решили отступать на восток в сторону Минска». [/quote] ЯНИЧКИН СЕМЕН ИВАНОВИЧ, красноармеец 247 стрелкового полка 37 стрелковой дивизии. [quote]«Наш полк был сформирован в 1940 году. Размещался он в военном городке в Лепеле. Служил я в первом взводе в расчете батареи 45 мм орудий. Командовал взводом Лейтенант Суворов. Командиром батареи был ст. лейтенант Баунин, пожилой на то время офицер, но с военной выправкой, требовательный и душевный. Запомнил замполита Мелентьева, сибиряка. 16 июня 1941 года полк был поднят по тревоге и с учебным количеством боеприпасов отправился в летние лагеря. Шли ежедневно по 50 км, а расстояние всего перехода составляло 300 км. Дни стояли жаркие. Преодолевать трудности нам помогал духовой оркестр. Он встречал колонну и провожал бравурными маршами. Оркестр передвигался на автомашине и всегда был впереди. Конечно же музыка бодрила солдат. Вечером 21 июня полк достиг окрестностей Гродно и расположился в лесу. Утром подъема общего не было, и бойцы занимались своими личными делами. В начале десятого командир полка Соколов собрал командиров и сообщил, что началась война. Но пугаться противника, по словам комполка, нечего: впереди стоят танковые и артиллерийские корпуса. Они и задержат врага. Это успокоение было вызвано тем, что наши подразделения подошли к Гродно без запасов продовольствия. Оно осталось в Лепеле, а это сотни километров пути. К тому же мы имели лишь 15 снарядов на ствол. Для сравнения скажу, что во время боевых действий пушка выпускает 25-30 снарядов в минуту. Первые сброшенные фашистами бомбы уничтожили весь запас продовольствия, полк лишился связи и лошадей, которые тащили 76-мм орудия. Людские потери росли с каждым налетом. Лесная маскировка помогала мало. Над нами все время кружил самолет разведчик, и регулярно сбрасывали бомбы бомбардировщики. Однажды разведка доложила о психологической атаке немцев. Шли они подвыпившие, не стреляли. Наше командование выставило на встречу им первую роту с винтовками и штыками на перевес. При сближении рота с криком «УРА!» бросилась на врага. Солдаты показали свою храбрость. Нападающие не выдержали контратаки и драпанули. Дух наших бойцов от этой маленькой победы приподнялся. На другой день полк, как всегда, укрылся в лесу. Артиллерия заняла позиции у проселочной дороги. Личный состав выкопал ячейки, готовясь к отражению танковой атаки. Вскоре разведка доложила о приближении 5 танков. Первый из них шел с красным флагом. Когда стали видны черные кресты, командир первого взвода лейтенант Суворов дал команду открыть огонь. От одновременного выстрела 3 пушек два танка закрутились на месте. Экипажи, которые пытались покинуть машины, были уничтожены прицельным огнем наших бойцов. Остальные три танка повернули назад. Бои с противником затрудняли наш отход. Разведка доложила, что соседние части уже отступили, и мы оказались в окружении. По-прежнему укрывались в лесу, маскировались. Взяты нами проводник для того, чтобы вывел подразделения через болотистую местность, сбежал. Продовольствия у нас уже не было, питались тем, что могли найти в лесу. К местным жителям не обращались, боясь выдать себя. Все села были заняты гитлеровцами. Однажды утром, когда рассеялся густой туман, наводчик первого орудия Березнягов* увидел вблизи немецкого автоматчика с эмблемой черепа на пилотке – прогремел выстрел. В нашу сторону полетели две гранаты. Березнягов погиб. Цепь немцев отступила от опушки леса, нас стали обстреливать из минометов. Вспыхнул пожар. Сухие сосны горели как порох. Суматоха началась после того, как в своей палатке застрелился командир полка, видимо, не надеявшийся на прорыв. Все спасались, как могли. Раненые были брошены на произвол судьбы и сгорели в пламени пожара. Так 11 июля 1941 года 247 стрелковый полк прекратил свое существование. В живых осталось лишь около 40 человек. В заброшенном окопе я был пленен вместе с винтовкой без патронов. В плен попал и раненый в плечо мой командир лейтенант Суворов. Я перевязал ему рану, командир попросил не называть его лейтенантом. В колонне пленных встретился мне и командир третьего взвода. Он тоже просил меня звать его только Василием».[/quote] Генерал-лейтенант Г.В. Ревуненков (бывший начальник штаба 37-й стрелковой дивизии 3-й армии): [quote]«17 июня 1941 года я, командир 1-го стрелкового корпуса генерал-майор Ф.Д. Рубцов и командир дивизии полковник А.Е. Чехарин были вызваны в штаб округа. Нам объявили, что 37 сд должна убыть в полевой лагерь под Лиду, хотя было ясно, что передислокация совершалась в плане развертывания войск на государственной границе. Приказывалось иметь с собой все для жизни в лагере. Два полка выступили из Лепеля походным порядком, а части Витебского гарнизона были отправлены железной дорогой. Эшелоны составляли по принципу удобства перевозки, поэтому штаб дивизии следовал без батальона связи, а боеприпасы находились в заключительном эшелоне. О начале войны узнали в 12 часов 22 июня на станции Богданов из речи В.М. Молотова. В то время части дивизии еще продолжали путь, связи с ними не было, обстановку ни командир, ни штаб не знали…» (1953 год)[/quote] [/more]Поэтому несовсем понятно почему проходит начальником штаба генерал-майор Семёнов???????????? Информации очень мало. Если у кого, есть, что добавить то пожалуйста.Буду очень рад.

Ответов - 48, стр: 1 2 3 All

100angel: Мы не можем нигде уточнить так ли это. В нашей семье сохранилась фотография и несколько документов 40-50гг., подтверждающих, что дедушка был военным офицером, был ранен, награжден медалью "За отвагу", пропал без вести. Но ни в книгах памяти, ни в других официальных документах данных на деда вообще нет. Почти все архивы в Беларуси утрачены или до сих пор закрыты. На ОБД Мемориал несколько лет назад появились сведения о месте захоронения Борисова Ефима Ивановича, чьи данные почти полностью совпадали с нашими. Нам об этом рассказали родственники из России. Но мы сами уже ничего не нашли. Спустя несколько дней все сведения пропали. Точнее они были закрыты для просмотра. Знаю, что люди даже направляли открытое письмо Медведеву с просьбой вернуть информацию, но этого не произошло. Мы проштудировали множество интернет-сайтов, форумов, книг... Сведений о 37 сд очень мало, многие повторяются, есть масса неточностей, путаница... Но на вашем форуме мы нашли кое-что полезное, чего нигде еще не читали. И это похоже на правду. Поэтому я и решила задать такой вопрос. Ведь где-то же должны быть пофамильные списки дивизии. Для нашей семьи, для моего отца, который, можно сказать, ни разу в жизни не видел своего отца (на начало войны папе было всего 4 месяца), очень важно узнать где он служил, кем был, как погиб, где похоронен... Может и отыщутся люди, которые знают больше нас, которые смогут нам помочь.

OFS: Почему нет? Есть он в ОБД! Командир пульроты 17-й СД. В 17-ю при восстановлении влили остатки 37-й. http://www.obd-memorial.ru/Image2/filterimage?path=Z/011/033-0011458-0042/00000601.jpg&id=74278300&id=74278300&id1=7e16d0285f40fe5033f904a87449797a

Олег-Н: День добрый! ГРАФ пишет: А вот про комиссара Пятакова и командира 20-го СП Груздова пока никакой дополнительной информации нет. Полковой комиссар Н.М. Пятаков погиб в июне 1941 г. - не он? С уважением,Олег

100angel: Уважаемый, OFS! При восстановлении чего и из чего произошло данное вливание? Обе дивизии прекратили свое существование с промежутком в пару месяцев. 17 дивизия 2 формирования дислоцировалась совсем в другом районе. Да и 17 сд она стала только в октябре 1941 (ну, а про 33 армию вообще говорить не приходится). А дед пропал уже в сентябре. Именно тогда и была полностью разбита 37 сд. Поэтому он никак не мог быть командиром пульроты в 17сд. Кстати, адрес прописки на ОБД Мемориал не верный. Все общедоступные данные оттуда у нас давно есть, но сами видите, они не точны...

azatov: здраствуйте.помогите мне пожалуйста в таком вопросе.последнее письмо от деда было с ппс 150,34 арт.полк.,датировано 27.09.41. поисковик показывает что это 37 сд.,в составе дивизии токого полка нет.это было последнее письмо от него.официально пропал без вести.

vbz: ГРАФ пишет: Если я не ошибаюсь, то полк по штату имел зенитную роту, не входившую в подчинение батальонов.

gretta54: Добрый день.Ищу своего родного дядю, пропавшего без вести 08.12.1941.,Лавренов Владимир Михайлович 1912 г.р. занимаемая должность-опер.уполномоченный 247 стр. полка(сержант). Буду очень благодарна за информацию, gretta54@mail.ru. После многих лет поиска, живет какая-то надежда найти информацию хоть какую.

LastMinuteMan: спасибо за материал, это единственное что мне удалось найти в интернете есть ли какая либо информация по 91 мотострелковому полку? Изначально мне казалось что в похоронке перепутали 91-й стрелковый полк и 91-ю стрелковую дивизию сформированную в Ачинске, которая почти полностьб погибла в Вяземском котле. Прожил в Лиде 15 лет, не зная что в этих краях вероятно погиб мой прадед. Если бы знал тогда, попытался бы связаться с поисковыми отрядами. Младший лейтенант КОГАНИЦКИЙ ЗЕЛИК/ЗИЛИН АЙЗИКОВИЧ, 1914 года рождения, Командир взвода подвоза 91 мотосрелкового полка, дислоцированного на 22 июня 1941 года, в нас. пункте "ВОРОНОВО", Западного Особого Военного округа (Белорусская ССР, Гродненская область.). Пропал БЕЗ ВЕСТИ 09.1941 года.



полная версия страницы